Корона Венков сонетов. Монолог

Часть 1. Утопия

                1


Величие и целостность морали –
Анахронизмы, свой отжили век,
Лишь скуку вызывают или смех…
Мне жаль, что их так просто потеряли.

Лавиною прогресса сметены,
Мы утонули в цифровом потоке,
И стали бесконечно одиноки,
Хоть виртуально объединены.

В пространстве, разделённом на квадраты,
Не замечаем важности утраты,
И отдаём машинам старшинство.

Возможность, о несбыточном тоскуя,
Жизнь за экраном выстроить другую –
Как тайная, но вера в волшебство.


                2


Как тайная, но вера в волшебство –
Надежда в будущем на возрожденье.
А если это просто заблужденье,
И там, за гранью, нету ничего?

Всё, пустота… Душа едина с телом,
И в одиночку не продолжит путь.
Оттуда возвращался кто-нибудь,
Чтоб подтвердить предположенье делом?

Но вечность, впрочем, так же, как и сны,
Всё время будоражила умы,
И в верах, как основа из основ.

Беспечно мир, вокруг себя меняя,
Зачем мы есть, так до сих пор не знаем,
Пусть жизни неизменно естество.
 

                3


Пусть жизни неизменно естество…
В бескрайней череде она конечна.
А мы живём бездумно и беспечно,
У нас, как будто, с вечностью родство.

Со смертью не конец, а лишь начало
Пути иного и в иных мирах...
Но почему испытываем страх?
Наверное, сознанье подкачало.

Однако ищем тайный переход
Из тьмы на свет, а не наоборот.
А нет ли стражей там, перед вратами?

Но, может быть, кому-то повезёт,
И он отыщет сокровенный код…
О чудесах неужто не мечтали?


                4


О чудесах неужто не мечтали?
Неужто не парили в облаках,
И не держали солнышко в руках,
И не меняли день и ночь местами?

И не хотелось счастья, как подарок?
Но не за что-нибудь, а просто так,
И неожиданно, как добрый знак,
Чтоб день смурной стал отчего-то ярок,

Ни как итог тяжёлого пути,
Что перед этим суждено пройти…
Так хочется поверить – я везучий,

Меня ни штык, ни пуля не возьмёт,
Прошедших лет я не веду подсчёт…
У нас в крови – надеяться на случай.


                5


У нас в крови – надеяться на случай,
Мол, вывезет кривая всё равно,
А если уж сорваться суждено –
Ну что ж, тогда хотя б урок получен.

Но сколько можно шишки набивать?
Однако, жизнь скучна без приключений.
Всё время шепчет на ухо злой гений –
В потоке просто, ты попробуй вспять…

Не важно, что удача запропала,
Есть время, и его не так уж мало,
Пусть жизнь пока идёт и вкривь, и вкось,

И пусть надежды пламя очень зыбко…
Ещё поймаю золотую рыбку.
Неистребимо русское «авось».


                6


Неистребимо русское «авось».
Они с «небось» всё время ходят парой.
Веков немало этой дружбе старой.
Ну что поделать, так уж повелось.

И действие опережает мысли,
Но это выручало, и не раз.
Бывало интуиция подчас,
Как будто предугадывает выстрел.

Нелепый случай путает расчет.
И, кажется, удача не придёт,
Но потихоньку закипает злость,

Туман сомнений, прогоняя прочь…
Авось судьбу удастся превозмочь?..
Немало дел с ним сделать удалось.


                7


Немало дел с ним сделать удалось.
Он навсегда заложен в подсознанье.
А в поговорке – верное признанье:
У нас «авось» не с дуба сорвалось.

Да, в общем-то, и мы не лыком шиты,
Хоть и идём дорогой на авось,
Вращая Землю, пусть незрима ось.
Какие силы в нас ещё сокрыты?

Так и живём, небыстро запрягая,
Зато потом ветра перегоняя,
Нас не страшат ни омуты, ни кручи,

У женщин есть особенная стать.
Характер русский не дано понять.
Как феномен, он вовсе не изучен.


                8


Как феномен, он вовсе не изучен.
Как и умом, Россию не понять.
И с этой тайны не сорвать печать…
А наш язык великий и могучий –

Глубок и образен, но иногда
Ядрёней нашей не отыщешь фразы…
На нас так редко действуют указы,
Хоть жизнь всё время очень непроста.

Но побеждать всегда никто не мог.
И в пораженьях тоже есть урок.
За битого дают небитых двух.

Жизнь, начиная с нового абзаца,
Во все века привыкли не сдаваться.
А есть ещё Великий  Русский Дух.


                9


А есть ещё Великий  Русский Дух,
Хотя признаем, далеко не в каждом.
Наверное, не просто быть отважным,
Когда надежды свет почти потух.

Хранить любовь к земле и предков веру,
И умереть, не кланяясь врагу,
И жить светло, пусть через «не могу» –
Так мало этому найдёшь примеров.

О Русском Духе забывать не смея,
Я думаю, мы всё преодолеем.
Он нас поддержит, словно верный друг.

Стократно возрастая в час ненастья,
Поможет нам перебороть напасти.
Во все века не брал его недуг.


                10


Во все века не брал его недуг,
Хоть многие его сломить хотели,
Но не смогли своей достигнуть цели
Ни силою, тем паче на испуг.

Пусть это глупо, но живём душой.
Любовь и веру ставим выше смерти.
А в жизни – в бестолковой круговерти
Так часто не справляемся с собой.

Давно в века прессует время годы…
Крупица счастья на лоток невзгоды.
Была ли жизнь когда-нибудь простой?

Лишь манит карамельною судьбой,
А за достаток – заплати свободой…
Но для него нет жизни под уздой.


                11


Но для него нет жизни под уздой.
Какой напиток в мире слаще воли?
Не раз на битвы выходили в поле
За дерзость, отвечая головой.

Свободы воздух… Что же с ним сравниться?
И что ещё так радостно пьянит?
Оковы – словно камень-монолит.
В неволе быстро угасают лица.
               
Так почему же рабское клеймо
Хотят на нас поставить всё равно?
И почему мы стали уязвимы?

Не верю, что уже проигран бой.
А Русский Дух – он всё ещё живой.
Пока он есть, и мы непобедимы.


                12


Пока он есть, и мы непобедимы.
А вот гордимся ли своей судьбой,
Когда вокруг борьба, в борьбе, борьбой?..
Ведь чувство зависти неистребимо,

И кажется, что где-то далеко
Иная жизнь, но вот проходит мимо,
А в ней всё гладко, чисто и красиво,
И, как-то не по-нашему, легко.

Жива иллюзия, что там, за морем,
Как будто вовсе не бывает горя,
Но всюду встретишь согнутые спины…

Славяне издревле душой богаты,
И нас поддержит не всесилье злата,
А вера в то, что станем мы едины.


                13


А вера в то, что станем мы едины,
Быть может, как утопия звучит,
Но нас роднит не только алфавит,
Но и история, земля, былины.

Эпоха сгинет в тишине веков…
Вот только вспомнят ли о нас потомки?
И сохраним ли мир ужасно ломкий?
Коль всё спирально, хватит ли витков?

Ну вот, опять я утонул в вопросах.
Туманит мысли дым от папиросы.
Бегут часы бездушной чередой…

То, что любовь наш мир земной исправит
(Мечтать об этом, в общем, каждый вправе)
Пусть будет целью, пламенной звездой…


                14


Пусть будет целью, пламенной звездой
Мой мир, в душе покуда потаённый,
Пока ещё никем неосквернённый,
Чуть-чуть наивный, но такой родной.

Всегда он рядом, хоть не очень ярок,
Но, как родник, живителен и чист,
В нём каждый день прозрачен и лучист,
И жизнь понятна, даже без ремарок.

И если вдруг дышать мне станет трудно,
В потоке суетном и многолюдном,
Уйду в свой мир – там не живут печали.

Пока душой не завладела стужа,
Пока свободен, кажется ненужным
Величие и целостность морали.


                15


Величие и целостность морали,
Как тайная, но вера в волшебство.
Пусть жизни неизменно естество…
О чудесах неужто не мечтали?

У нас в крови – надеяться на случай.
Неистребимо русское «авось».
Немало дел с ним сделать удалось.
Как феномен, он вовсе не изучен.

А есть ещё Великий  Русский Дух,
Во все века не брал его недуг,
Но для него нет жизни под уздой.

Пока он есть, и мы непобедимы.
А вера в то, что станем мы едины,
Пусть будет целью, пламенной звездой.




Часть 2. Внутри и снаружи...

              1


Пусть будет целью, пламенной звездой
Стремление достигнуть совершенства.
А есть ли в мире большее блаженство,
Чем радость от победы над собой?

Во мне, как в каждом, слабостей немало.
Бегут года, их не остановить.
Но жизни перепутанную нить
Не расплести, стремясь ко дну бокала.

Я тоже много в жизни начудил,
Дай Бог, чтоб мне ещё хватало сил
Давать отпор чинам и лизоблюдам.

Ругать легко, труднее создавать…
Не высшая ли это благодать? –
Любовь, тобой подаренная людям…


                2


Любовь, тобой подаренная людям,
Потом вернётся, даже во стократ.
Так почему ж, когда смотрю назад,
Мне кажется, мой путь ужасно нуден?

Вершин великих я не штурмовал,
Чуть жил, чуть воевал, немного строил…
Чего же в этой жизни я достоин,
Без юбилейно-праздничных похвал?

Но, что поделать, лесть всегда приятна –
Гордыня вырастает необъятно,
Когда покажется, что даже неподсуден,

Змеёю зависть заползает в душу,
И голос разума всё глуше, глуше…
Когда же мы о злобе позабудем?


                3


Когда же мы о злобе позабудем?
Посеешь бурю – снимешь ураган.
Но вот смогу ли я простить врагам,
Когда поломано немало судеб?

В себе никак я не найду ответ,
А может быть, сознаться – просто страшно,
Но я живу всё время днём вчерашним,
Не очень веря в будущего свет.

Наверно, нужно начинать с себя,
Когда живёшь соседей не любя…
И сам себе я говорю порой –

Умей прощать, забудь свои обиды,
Не нужно заменять собой Фемиду…
Не проще ль жить с открытою душой?


                4


Не проще ль жить с открытою душой?
Ведь месть сжигает, душит подозренье,
А жизнь – всего короткое мгновенье,
И за плечом костлявая с косой.

Но как прожить отпущенное время –
Чтоб нерв звенел тугою тетивой,
Забыв про сон, про отдых и покой
Или стонать, что давит жизни бремя?

И каждый выбирает для себя
Синицу в клетке или журавля –
А путь всегда нелёгок за мечтами.

Но если «я» перерастает в «мы»,
Тогда меня прикроют со спины.
Я рад, что Бог не обделил друзьями.


                5


Я рад, что Бог не обделил друзьями.
В далёком детстве дрались мы не раз.
Ругала мама за подбитый глаз –
Кто прав, мы выясняли кулаками.

Теперь об этом вспоминать смешно.
Я тем, кто рядом, безраздельно верю.
Уже есть безвозвратные потери,
Но жизнь ругать, воистину, грешно.

Не всё сложилась так, как бы хотелось.
Промчалось юность, наступила зрелость,
Но я гоню никчёмную хандру.

Ещё живёт понятие о чести…
Со мной друзья, я счастлив, что мы вместе.
Они со мной в беде и на пиру.


                6


Они со мной в беде и на пиру,
Мои друзья. Проверены годами
Те узы, что сложились между нами,
Когда уйдём, тогда они умрут.

А может, нет? Что будет там, за краем?
Вдруг наши души встретятся опять?
В мирах эфирных будем мы летать…
Неужто о несбыточном мечтаю?

Что отдаёшь – вернётся во стократ.
Друзья помогут – всё идёт на лад –
Чуть больше радость, и чуть меньше грусть.

А в этом мире нравы так жестоки,
Но если  вдруг споткнусь я на дороге,
Всегда плечо подставят – обопрусь...


                7


Всегда плечо подставят – обопрусь,
В беде не бросят и поддержат в горе.
Слова банальны – кто же с этим спорит,
Но дружбой выживает наша Русь.

Предательство вовек не почиталось,
Измену не прощали никогда…
Не веришь в дружбу «не разлей вода»?
Но это вызывает только жалость…

Когда один, то в поле он не воин, –
Познать друг друга – надобен пуд соли, –
Пословицы слагаются веками.

Непрочна цепь по слабому звену…
И руку помощи я другу протяну,
Не говоря дежурными словами.


                8


Не говоря дежурными словами,
И не жалея времени и сил,
О чём бы я друзей не попросил,
Они всегда откликнутся делами.

Хотя, конечно, не об этом речь.
Всё очень хрупко в этом бренном мире.
Мы все мишени, как в огромном тире,
И дружбу так непросто уберечь.

Ложь, словно пуля, может убивать
Ударом в спину, как коварный тать.
Хоть заповеди нет «не обмани»,

Но от друзей всё время прятать взгляд?
Содеянного не вернуть назад…
Нет в жизни судей строже, чем они…


                9


Нет в жизни судей строже, чем они,
Те, кто с тобой прошёл огонь и воду.
Когда внутри бушует непогода,
Ты с ними по душам поговори.

И как-то быстро гаснет ураган,
Коварный взгляд уже не колет спину,
И мир уже не мрачная картина,
А просто скомороший балаган.

С друзьями легче. Кто же с этим спорит?
Но если вместе победили горе,
Чуть-чуть себе добавив седины,

То радость раздели напополам.
Ведь после смерти судят по делам –
Поступки наши где-то учтены.


                10


Поступки наши где-то учтены,
Когда-то отвечать за них придётся,
И можешь навсегда лишиться солнца,
Сгорая в пламени в объятьях Сатаны.

А вдруг наш мир – своеобразный ад,
И жизнь даётся, словно испытанье.
Коль жил в грехе, уже как в наказанье,
Душа опять отправится назад.

Но всё вокруг, к несчастью, строим сами,
И прячемся за глупыми мечтами –
Когда-нибудь  увидеть мир иной?..

Нам изменить его, неужто не дано?
Хотя, быть может, всё предрешено.
Я знаю, что не властен над судьбой…


                11


Я знаю, что не властен над судьбой,
А то бы был сродни, наверно, Богу…
Зачем же выбираю я дорогу,
Когда всё время сверху водят мной,

Как куклой? Но не дёргают за нитки –
Тасуют обстоятельства, дела…
И вот моя дорога пролегла,
Где нужно… Только методы так гибки,

Что, кажется, решенье принял сам…
Но если воздаётся по делам,
Кто сможет что-то говорить в укор?

А я, глупец, с судьбой своей бодаясь,
Вновь проиграю, может быть, раскаюсь,
Но ей опять пойду наперекор.


                12


Но ей опять пойду наперекор,
Той жизни, что ещё прельщает многих.
Мне скучно от желаний однобоких.
Душа всё время рвётся на простор.

А мир плодит заборы на заборе.
Коль прячутся, то есть чего скрывать.
Со стороны, как будто тишь да гладь,
Однако нравы, как в собачьей своре.

Ходить я не приучен на поклон,
Нелёгок этот жизненный канон,
Но пусть не гаснет молодой задор.

И восторгаюсь я ручной работой,
И хлесткой, к месту сказанной, остротой…
Хотя, быть может, это просто вздор…


                13


Хотя, быть может, это просто вздор,
И отголоски юности беспечной,
Когда легко шагал дорогой млечной,
И красота ещё ласкала взор,

Когда бежал желаньем окрылённый,
И было место розовым мечтам…
Но годы всё расставят по местам,
И взгляд уже не вспыхнет удивлённо…

Увы, годам не сыщешь непокорных,
И с каждым днём всё меньше нот мажорных.
Всё чаще мысли – что там, за чертой?

Внутри себя мир выстрою не так.
Он нереален. Может, я чудак…
Кто хочет, тот пускай идёт со мной.


                14


Кто хочет, тот пускай идёт со мной.
Ведь мир в себе построить может каждый.
Не нужно быть великим и отважным,
Как и платить кровавою ценой.

Не будут жить в нём горе и забвенье,
И не закроет крыльями печаль…
Так почему же нестерпимо жаль,
Что этот мир – другое измеренье?

Как сделать так, чтоб все мечты сбылись?
Но поднявшись в заоблачную высь,
Не возгордиться этой высотой?

И я желанье загадаю вновь:
Чтоб всем на свете правила любовь,
Пусть будет целью, пламенной звездой…


                15


Пусть будет целью, пламенной звездой
Любовь, тобой подаренная людям.
Когда же мы о злобе позабудем?
Не проще ль жить с открытою душой?

Я рад, что Бог не обделил друзьями,
Они со мной в беде и на пиру,
Всегда плечо подставят – обопрусь.
Не говоря дежурными словами,

Нет в жизни судей строже, чем они…
Поступки наши где-то учтены,
Я знаю, что не властен над судьбой,

Но ей опять пойду наперекор
Хотя, быть может, это просто вздор…
Кто хочет, тот пускай идёт со мной.




Часть 3. Что я ищу?..

          1


Кто хочет, тот пускай идёт со мной.
Без принуждения, по доброй воле.
Когда дорогу выбираешь в поле,
То лучше сердцем, а не головой,

Пусть по расчету, всё-таки спокойней.
А счастье тоже можно рассчитать?
Ведь так эфирна эта благодать,
И, может быть, даётся лишь достойным.

Но ложка мёда к чаю хороша.
Страданьем закаляется душа.
Недаром мир так полосато скроен.

И если я смогу идти на свет,
Найду долину, где не будет бед…
Всем места хватит, мир внутри огромен.


                2


Всем места хватит, мир внутри огромен.
А каждый ли войдёт туда с добром,
Ведь дверь и день, и ночь раскрыта в нём?..
Но не всегда бывает мир спокоен:

Внезапно налетает ураган,
Всё на своём пути круша, ломая.
И вороньё кружит зловещей стаей,
И кажется, что всё вокруг – обман.

Гармонию найти внутри себя,
Поверьте, невозможно не любя.
Но каждый ли из нас любить способен?

Непросто в неизвестное шагнуть…
В кольце времён ждёт душу трудный путь.
Он даже бесконечности подобен.


                3


Он даже бесконечности подобен,
Рождений и смертей круговорот.
И каждый по возможности живёт,
Но мало тех, кто истинно свободен,

Кто может победить коварный страх,
Что незаметно выедает душу –
Не нужно видеть, и не надо слушать,
Но жизнь при свете, будто бы впотьмах…

Подставить грудь способны единицы.
За «не дано» всегда легко укрыться,
Но трудно честным быть с самим собой.

Не может жизнь не выкинуть коленце,
А беды постоянно целят в сердце,
Я не могу прикрыть его рукой.


                4


Я не могу прикрыть его рукой,
Росток любви, хоть он такой желанный.
Как в этом мире жёстком, грубом, бранном,
Его взрастить, не погубив бедой.

От грубых слов и лжи, от фарисейства
Он быстро вянет. Чем ему помочь?
Всё светлое так часто гоним прочь –
Эпоха Кали, много лицедейства.

Бесчувственность – скрываем за словами,
Затем в потоке слов и тонем сами.
Дитя без глаза, если много нянек.

Огонь любви… Беречь его готов?
Что будет с ним средь ливней и ветров,
Когда непрошено беда нагрянет?


                5


Когда непрошено беда нагрянет,
То так непросто отразить удар.
И снова разгорается пожар,
И кажется, не тем был в жизни занят.

Но я уже давно не оптимист,
А за беспечность – дорогая плата, –
Окажется дорога кочковата,
Быть может, путь ужасно каменист…

Надеяться, наверно, наше свойство.
Ночь в душу не приносит беспокойства
С иллюзией сияющих огней.

Дозволенность рождает эйфорию.
Но если в руки власть возьмет стихия,
Мир будет беззащитен перед ней…


                6


Мир будут беззащитен перед ней –
Летящей из иных миров кометой.
Удар… Мгновенье… И не станет света.
Исчезнет даже царствие теней.

Но слыша сердца стук, я пью так жадно
Из родника любви, хмелея вмиг…
Пусть суета вокруг меня шумит
Рекой широкой, только безотрадной.

Круговороту жизни все подвластны.
Порой её мгновенья так прекрасны,
Что времени не чувствую цепей,

И неизбежность кажется далёкой…
Но ощущаю приближенье срока,
Как осенью листок среди ветвей…


                7


Как осенью листок среди ветвей,
Ещё живущий уходящим летом,
Ещё лучами тёплыми согретый, –
А дни бегут быстрей, быстрей, быстрей,

И скоро закружиться он в полёте
На фоне, гимн поющих жизни, сосен –
Вот так и я свою встречаю осень,
Мечтая, что любовь прославлю в оде…

Так почему ж осеннею порой
Мне грустно наслаждаться красотой,
И отчего печален листьев  танец?

Пусть пёстры краски времени чудес…
Но слышу, как тихонько плачет лес,
Насильно одеваемый в багрянец.


                8


Насильно одеваемый в багрянец
Путь революций, всё ж ведёт в тупик.
Пусть мир наш мал, однако многолик,
А в молодости каждый – вольтерьянец.

Взмахнуть кровавым знаменем легко,
Но как гасить пожар взаимной мести,
Не потеряв надежды, веры, чести.
Когда в борьбе увязнешь глубоко?

Кто нас ведёт? Их помыслы безгрешны?
Давно привыкли – битвы неизбежны.
Любой родник так просто замутить…

К своей земле любовь, в душе лелея,
Её спасти без крови не сумею…
Что ж я ищу на жизненном пути?


                9


Что ж я ищу на жизненном пути?
О, если б знал, наверно был бы Богом.
Хотя вопросов накопилось много,
Ответов крохи унесу в горсти.

Быть может, душу бередить не стоит?
Живут же те, которым всё равно –
Коль это испокон заведено…
А может, просто в вере я не стоек?

Без доводов ничто принять не в силах,
Чего бы мне судьба не посулила…
Бесславно гибнут мысли взаперти,

Когда бесцельным кажется движенье,
Но я одну приму без возражений –
Бесспорных истин в мире не найти…


                10


Бесспорных истин в мире не найти.
Мы движемся вперёд, опровергая
Былые догмы. Нет в познаньи края,
Есть только остановки на пути.

Пока не найден философский камень,
Не смешан и бессмертья эликсир,
Ещё не знаем силу чёрных дыр,
Так много тайн не сохранил пергамент

Гадаем о воздействии планет…
Но, может быть, на всё найдём ответ,
Когда закончится эпоха Кали,

И Сириус прольёт на разум свет…
А если нерушимых истин нет,
Хоть их веками мудрые искали?..



                11


Хоть их веками мудрые искали,
Они ответов всё же не нашли.
Менялись времена и короли.
Вот только мы изменимся едва ли,

Как будто в наших душах status quo.
Однако в теле не утихомирить
Желанье перемен, ведь в этом мире
Прогресс – для тел, а душам – ничего.

Зачем же сердце и болит, и ноет?
Вдруг это жизнь даётся лишь изгоям,
Тела – оковы, только без цепей…

Но если мы об этом позабыли,
Кто сможет мифы отличить от былей?
А, может быть, есть память у камней?


                12


А, может быть, есть память у камней?
Для нас века, для них всего минуты.
Нас крепко держат временнЫе путы.
С годами бег событий всё быстрей.

Порой не успеваешь оглянуться,
Как осень жизни серебрит виски,
Но вот в карманах только медяки,
Для мудрости, пожалуй, хватит блюдца.

Всё больше ветры набирают силу.
Чего бы провиденье ни сулило,
Я буду жить, пока держусь корней.

Веленья сердца часто несуразны,
А камни холодны и беспристрастны,
Тогда на вечный мир их взгляд верней…


                13


Тогда на вечный мир их взгляд верней –
Взгляд пирамид, ведь их боятся годы…
Меня жизнь часто спрашивает: кто ты,
И можешь ли быть времени сильней?

К несчастью, нет. Не вырваться из плена
У властных и стремительных секунд.
Здесь не спасёт ни заговор, ни бунт…
Кто в этом мире не страшится тлена?

Туман забвения глотает всё подряд.
Вопрос извечный: кто же виноват,
Что столько ценного ему отдали?

Лишь в памяти святое сохранив,
Легко понять, где истина, где миф…
Мечты ведут в заоблачные дали.


                14


Мечты ведут в заоблачные дали.
Пойти за ними – вдруг не хватит сил?
Об этом бы я Бога попросил,
Пускай они  меня не оставляют.

Есть прошлое, а будущего нет.
Как без мечты я что-нибудь построю?
Пусть нелегко, и кажется порою,
Уже почти угас надежды свет,

И только вера говорит: вперёд,
Что впереди ещё удача ждёт,
А путь всегда пугает крутизной.

Упорством и трудом достигнешь цели.
Нет в мире неприступных цитаделей.
Кто хочет, тот пускай идёт со мной.


                15
         

Кто хочет, тот пускай идёт со мной.
Всем места хватит, мир внутри огромен.
Он даже бесконечности подобен…
Я не могу прикрыть его рукой,

Когда непрошено беда нагрянет.
Мир будут беззащитен перед ней,
Как осенью листок среди ветвей,
Насильно одеваемый в багрянец.

Что ж я ищу на жизненном пути?
Бесспорных истин в мире не найти,
Хоть их веками мудрые искали.

А, может быть, есть память у камней?
Тогда на вечный мир их взгляд верней…
Мечты ведут в заоблачные дали.




Часть 4. Не бойся дня...

                1


Мечты ведут в заоблачные дали.
Так светел, так прекрасен их полёт.
Вот в жизни часто всё наоборот –
Впотьмах, как неприкаянный, блуждаю.

Когда-то я считал часы и дни,
Теперь считаю месяцы и годы.
Быть может, так заведено природой,
А может, от никчёмной беготни.

Жизнь с каждым днём становится короче.
Воспоминанья разрывают ночи –
В глазах песок, но не могу уснуть.

Но каждый вечер с глупою надеждой
Смотрю на небо – кажется, как прежде
Приходит ночь и манит млечный путь.


                2


Приходит ночь и манит млечный путь,
А днём хочу лететь за облаками…
Добро – оно должно быть с кулаками,
Чтоб неповадно было посягнуть?

Тотчас ли зло рождается в ответ?
И может ли мечтою быть отмщенье?
Уже сменилось много поколений,
Всё в равновесии, и сдвигов нет.

Добро и зло, наверное, реальны,
Коль есть для них закон материальный.
Хотел бы в формулу расчета заглянуть…

Но сквозь усталость, разобщённость, стресс,
Вперёд упрямо движется прогресс.
Мы долетим до звёзд когда-нибудь.


                3


Мы долетим до звёзд когда-нибудь.
В действительности станет «мирным» атом.
Не важно, что душа – одни заплаты,
Шагай вперёд и обо всём забудь.

Для тела блага, заменяют душу,
Мы жёстче и черствее с каждым днём.
О счастье и любви всегда поём,
А вот друг друга разучились слушать,

И вовсе нет желания понять.
Смотрю вокруг, как будто тишь да гладь.
Но только с чем окажемся в финале?

Научены неведомым  вождём,
Хоть спотыкаясь, но вперёд идём.
Вот только бы в душе не заплутали.


                4


Вот только бы в душе не заплутали.
Подменой истин наша жизнь грешна,
И правит бал набитая мошна.
Всё, думаешь, изменится? Едва ли…

Душа же интересна только Князю,
А он на обещания не скуп.
Тебя покормит, словно птичку, с рук –
Возврата нет, коль коготок увязнет.

Ты волен сам решенья принимать,
И сквозь болото пролагают гать,
Согнётся, но не сломится тростинка.

Жаль нет возврата к прошлому, увы,
И тянешь жизнь, не бросить бечевы…
Мне не найти сложнее лабиринта.


                5


Мне не найти сложнее лабиринта –
Так в жизни перепутались пути.
В петле дорог, я будто взаперти,
Жду от судьбы очередного финта.

Кручусь, бегу, а есть ли в этом прок,
Дней череда стремглав несётся мимо.
Мгновение – оно неповторимо,
Но календарь уронит свой листок…

Давно забыл, как провожал закаты.
Всё в памяти стирается когда-то…
О, где ж ты, детство в шапке набекрень?..

Жизнь преподносит трудные задачи,
И только шаг от счастья к неудаче.
Куда идти – решаю каждый день.


                6


Куда идти – решаю каждый день,
А выбору мешают только стены,
Как будто клоун, только без арены –
И жизнь смешить пока ещё не лень.

Вновь шлёпнусь в грязь – подставлена подножка.
Судьбу, наверно, это веселит.
Но я упрямо-твёрдый, как гранит,
Встаю опять, лишь отдышусь немножко.

Порой  и мне становится смешно,
Уже годами бьёмся кто кого,
Уже и руки сбиты до костей.

Когда же стану немощен и стар,
То трудно будет выдержать удар.
Я от ошибок становлюсь седей.


                7


Я от ошибок становлюсь седей.
« Praemonitus…»* не всегда спасает.
Хотя уже немало слышал баек
Из уст, так называемых, вождей.

Мол, скоро благоденствие наступит,
А нынче, чуть подтянем пояса…
Ещё живуча вера в чудеса, –
Опять толочь готовы воду в ступе.

Строителей не помним и солдат,
Но в памяти остался Герострат,**
И знаем песни о пирате Флинте.

Всё разрушает время или рать,
Однако что-то хочется создать…
Жизнь коротка, но всё ж длиннее спринта.

                * Praemonitus praemunitus - предупреждён значит вооружён.
                ** Герострат - греческий пастух, который из желания прославиться в   356 г. до н. э. поджег храм Артемиды в Эфесе. Храм этот считался одним из 7 чудес света.


                8


Жизнь коротка, но всё ж длиннее спринта.
Хоть кажется – не всё вокруг всерьёз,
Но за собой тяну ошибок воз,
(Что есть, то есть, и ни к чему рost scriptum)

И балансируя на лезвии ножа
Меж тьмой и светом, и понять пытаясь:
Зачем я здесь?.. Мои надежды тают –
Запутался в бессчётных муляжах.

Опять промчалось вспыхнувшей кометой
Такое ожидаемое лето.
Вновь осень, дождь и мучает ринит.

Не знаю, сколько мне ещё осталось…
Пока меня не победила старость,
Ещё смогу хоть что-то изменить.


                9


Ещё смогу хоть что-то изменить,
Ведь силы мне ещё не изменили.
Пройдут века, всё станет просто пылью,–
Упорной каплей точится гранит.

Вздыхают под луною океаны,
И сил набравшись, рушат берега.
А если с полюсов сойдут снега,
В воде исчезнут города и страны.
 
Мы так беспечны – только раз живём.
Что в будущем?.. Не думаем о том.
Вот если бы и память упразднить…

Всё ближе к нам последняя черта…
Но не пугает даже слепота,
Пока меня ведёт надежды нить.


                10


Пока меня ведёт надежды нить,
Ещё не всё потеряно – я знаю.
Безумная судьба толкает к краю,
А я упрямлюсь, я хочу пожить.

Мной на потом отложено так много,
Года бегут, и можно не успеть.
Так часто время поднимает плеть
И беспощадно бьёт, гоня в дорогу.

Недолюбил, недошептал, не смог…
Порой жестокий жизнь даёт урок.
Мы сами для себя с годами судьи.

Не стало вида у сутулых плеч,
Но вот любовь мне удалось сберечь.
Она со мной и в праздники и в будни.


                11


Она со мной и в праздники и в будни,
И днём и ночью, в небе и в воде,
И невозможно спрятаться нигде –
Судьба в её руках всего орудье.

Бывает, сердце болью защемит.
Сожмётся мир под неусыпным взглядом.
Напомнит смерть - я здесь, я где-то рядом,
Работа, знаешь, так что без обид.

Не вспоминать о ней  вошло в привычку,
Придумали ей образ, даже кличку,
Хотя к себе никто её не ждёт,

Пусть ходит, только нас не замечая...
А может быть, на случай уповаем,
Судьбы своей, не зная наперёд.


                12


Судьбы своей не зная наперёд,
Желая лучшего, идём сметая
Всё на пути, дрожит земля сухая,
Пыль поднялась, и видеть не даёт.

Цель не важна, здесь главное – движенье.
Движенье каждого, движенье масс.
Движенье сверху – выпущен указ,
И, в общем-то, неважно исполненье.

У нас всегда размыты были цели,
О них мы представленья не имели,
Но нас толкали яростно вперёд.

Исчезла цель, а значит, нет стремленья,
Мне кажется, и в душах запустенье…
Я всё ж гадаю: что произойдёт?


                13


Я всё ж гадаю: что произойдёт,
Когда откроем к истине дорогу?
Быть может, мы увянем понемногу –
Сомнения не будут звать в полёт.

Жизнь станет ясной, но ужасно скучной,
Расписанной на дни и на века.
Что будет после нового витка
Уже известно – каждый миг изучен.

Возможно, мы избавимся от слёз,
Но потеряем мир прекрасных грёз,
Коль прибыло в одном, в другом убудет.

Пока же неизвестностью маня,
Мир интереснее день ото дня…
Какой же шаг последним в жизни будет?


                14


Какой же шаг последним в жизни будет?
А, в общем-то, не всё ли мне равно,
Его не пересмотришь, как кино,
И не изменишь – всё есть в Книге Судеб.

Пока живёшь, используй каждый миг,
Люби отчаянно, до головокруженья,
А если заплутал в своих сомненьях,
Тогда дорога только напрямик –

Сквозь неуверенность, и страх, и слабость.
Победа принесёт с собою радость,
Коль победил себя не за медали…

Пока ещё летаешь по ночам,
Не бойся дня, и дай простор крылам…
Мечты ведут в заоблачные дали.


                15


Мечты ведут в заоблачные дали.
Приходит ночь и манит млечный путь.
Мы долетим до звёзд когда-нибудь.
Вот только бы в душе не заплутали.

Мне не найти сложнее лабиринта.
Куда идти – решаю каждый день.
Я от ошибок становлюсь седей.
Жизнь коротка, но всё ж длиннее спринта.

Ещё смогу хоть что-то изменить,
Пока меня ведёт надежды нить, –
Она со мной и в праздники и в будни.

Судьбы своей, не зная наперёд,
Я всё ж гадаю: что произойдёт,
Какой же шаг последним в жизни будет?




Часть 5. Чехарда...

                1


Какой же шаг последним в жизни будет?
Я ощущаю безотчетный страх.
Продолжится ли путь в иных мирах, –
Таких, что наш покажется мне скуден?

За все ошибки отвечаешь сам.
Когда вокруг вопросы и сомненья,
Порой непросто отыскать решенье.
И нечего кивать на небеса.

Мне отстраниться хочется порою.
Жить по указке легче, я не скрою,
Но нет желанья, надевать узду.

Пусть многое считаю несерьёзным,
Хочу себя понять, пока не поздно –
Без веры или с верою уйду?


                2


Без веры или с верою уйду?
Хотя безверье это тоже вера.
Немало в жизни видел я примеров,
Когда усилия уходят в пустоту.

Нет цели, и стремленье ни к чему,
Исчезнут дни в пустом круговороте.
Наверное, на всё есть в мире квоты,
Но из-за них всегда так много смут.

Нас до рожденья делят неумело –
Дают кому-то ум, кому-то тело…
А в жизни, разве что-то по труду?

Тогда зачем так биться за удачу?
По-своему судьба переиначит…
Пока играют мысли в чехарду.


                3


Пока играют мысли в чехарду,
Покоя нет, а может, я безумный, –
То берег мне привидится лазурный,
То свет звезды разрежет черноту.

Во снах катаюсь на хвосте кометы,
Лечу стрелой безвольной убивать…
У изголовья брошена тетрадь,
Чтоб записать успел я ересь эту.

Толчками кровь пульсирует в висках,
Застыла боль в расширенных зрачках,
А в голове шаман колотит в бубен,

Танцуют тени в свете фонаря,
Наверное, сегодня выпил зря,
И, кажется, что разум беспробуден.


                4


И, кажется, что разум беспробуден,
Но, к сожалению, не только мой.
А всё вокруг течет само собой –
Поток из надоевших серых будней.

Спиральность порождает deja vu –               
Туманят разум прошлой жизни тени.
Потом опять навалятся мигрени –
Не разберёшь, что видел наяву.

Вот так и балансирую на грани,
Хочу дорогу разыскать в тумане.
Моей звезды далёкой тусклый свет

Мерцает, неизвестностью маня.
И буду я идти, пока меня
Ещё не раздавило бремя лет.


                5


Ещё не раздавило бремя лет,
Пока и на плаву могу держаться,
Не стал закоренелым домочадцем,
И нерв поёт, как чистый флажолет.

Ещё любви могу слагать я оды,
Пока огнём душа моя горит.
Недаром пальцы выбивают ритм,
Как только вспомню молодые годы.

Однако очень длинной стала ночь.
Бессонницу никак не выгнать прочь.
Седая голова, но это малость.

Всё чаще боль я чувствую в боку,
Хотя казалось, многое смогу,
Но очень быстро копится усталость.


                6
      

Но очень быстро копится усталость…
Всё понимая, не могу принять.
Как время мне идти заставить вспять?
Не дав ответа, жизнь расхохоталась:

Его вовек не сможешь обмануть,
Хоть годы можно спрятать визуально,
Для времени всё это так банально,
Оно не видит внешность, видит суть…

Вокруг шумят дела наперебой,
Так быстро оставаясь за чертой.
И молодость уже давно умчалась

Как минимум две трети позади,
Себя, по жизни, часто не щадил,
А сделать я успел такую малость.


                7
            

А сделать я успел такую малость.
Навёрстывать почти всегда трудней,
Обычно не хватает пары дней,
Но что-то недоделанным осталось.

Мы в неудачах ищем позитив,
В беспечности своей – подобны детям,
Так долго запрягая, быстро едем,
Разгонимся – нас не опередишь.

Когда гуляем, то на всю катушку.
На всех разделим скудную осьмушку.
И не считаем благом звон монет.

С надеждою, что встретимся за краем,
Как данность неизбежность принимаем.
Умчалось время, что ж кричать вослед.


                8


Умчалось время, что ж кричать вослед.
Ведь то, что есть, почти всегда не ценим.
От глупости не сыщешь панацеи,
А мудрости не даст движенье лет.

Когда вокруг так много лицедеев,
То жизнь воспринимается, как бред.
В ней не найти божественности свет,
Есть только развлеченья для плебеев.

И если мир окажется во тьме,
Тотчас увидишь в адовом огне
От страха перекошенные лица.

Но перемен Земля устала ждать
И шлёт предупреждения опять.
Не перепишешь набело страницы.


                9


Не перепишешь набело страницы.
Былое хоть захочешь, не вернёшь.
Мы так спешим, всё время невтерпёж,
Не оглянуться, не остановиться.

Уже потом, пред финишной чертой,
Осознаём, как много потеряли,
Пока бежали в розовые дали,
Не видели, что было под рукой.

И дети очень быстро повзрослели.
У них уже совсем другие цели,
А к новой жизни не приноровиться.

Вот если бы… Да только «бы» мешает.
Мои мечты давно умчались стаей.
Не удержал в руках своей синицы.


                10


Не удержал в руках своей синицы.
Но как всегда грущу по журавлю.
Себя воспоминаньем растравлю
И остужусь водою из криницы.

Пусть не сбылось всё то, о чём мечтал.
Жизнь провела меня иной дорогой.
Я столько видел, пережил так много –
Тяжёлой ношей этот капитал.

Бывает, что и оглянуться стыдно.
За сделанное так порой обидно,
Однако поздно мне давать зарок.

К несчастью, всё уходит безвозвратно…
Не кончен путь, и это так отрадно,
Пусть плотно въелась в кожу пыль дорог.


                11


Пусть плотно въелась в кожу пыль дорог,
Ночами болью мучают колени, –
Не время безмятежности и лени,
И подождёт с изданьем некролог.

Уже давно угас мой юный пыл,
Зато есть основательность и четкость,
От страха зубы не стучат чечёткой,
Я не боюсь своих расправить крыл.

Когда нежданная придёт беда,
Уверен, что помогут мне всегда
Мои друзья, прочнее нет опоры.

Дух перемен во мне неистребим.
Пока могу любить, и быть любим,
Ещё манят бескрайние просторы.


                12


Ещё манят бескрайние просторы,
Хочу бродить по млечному пути.
В мечтах до звёзд всегда легко дойти,
Проникнув в глубину вселенной взором.

Комету можно подержать в горсти –
Холодный камень из глубин пространства.
Хоть это так похоже на шаманство –
Бескрайнюю свободу обрести.

Звезде всегда гореть не суждено,
Когда-нибудь погаснет всё равно,
И с солнцем так случится, пусть нескоро.

Оно остынет, и угаснет свет.
Галактикам другим и дела нет.
Им всё равно, скажу я без укора.


                13


Им всё равно, скажу я без укора,
Горам, равнинам есть ли в мире я.
И думаю, им вечность не судья.
Не вижу толка в бесполезном споре.

Они в веках, они с землёй едины,
А наша жизнь всего лишь краткий миг.
Достиг успеха или не достиг,
Она растает, как весною льдины.

Потом, быть может, прорастёт травой,
Что на лугах колышется волной,
Едва зарёй окрасится восток.

Я не хочу судьбу свою менять,
Но это важно только для меня,
Как я приму предписанный итог…


                14


Как я приму предписанный итог?
Хочу уйти без зла, не проклиная.
Наверное, я не достоин рая,
Но и от ада, в общем-то, далёк.

Я не люблю святош, в святыни верю.
От них идёт незримое тепло,
Моей душе становится светло,
Намного легче пережить потери.

Так хочется раскрасить ярко мир,
(Вот только жаль, что холст затёрт до дыр)
Пока ещё жива мечта о чуде.

Пусть кружится судьбы веретено,
И хорошо, что знать, мне не дано:
Какой же шаг последним в жизни будет?


                15


Какой же шаг последним в жизни будет?
Без веры или с верою уйду?
Пока играют мысли в чехарду,
И, кажется, что разум беспробуден.

Ещё не раздавило бремя лет,
Но очень быстро копится усталость,
А сделать я успел такую малость.
Умчалось время, что ж кричать вослед.

Не перепишешь набело страницы.
Не удержал в руках своей синицы.
Пусть плотно въелась в кожу пыль дорог,

Ещё манят бескрайние просторы,
Им всё равно, скажу я без укора,
Как я приму предписанный итог…




Часть 6. Не судьба...

                1


Как я приму предписанный итог?
Не стану ли похож на ком бумажный?
Ведь я живу довольно бесшабашно, –
Не раз от жизни получал урок.

Угомониться – видно не судьба.
Покой мне кажется ужасно скучным.
Вовек с адреналином неразлучен,
Хотя удача, в общем-то, слепа.

С собой бороться я не устаю,
Так трудно удержаться на краю,
Любой расчёт не любит своевольства.

Но стягивает тело всё сильней
Канат, сплетённый из прожитых дней, –
Чем больше лет, тем больше беспокойства.


                2


Чем больше лет, тем больше беспокойства.
Бессонница в свои объятья ждёт.
Любой этап имеет свой черёд.
Увы, не нам менять мироустройство.

Мне кажется, что ночь дрожит от дум.
Былое с будущим переплетая,
Они лишь поутру уйдут, растаяв,
Как тихий отзвук приглушённых струн.

Дорога жизни не всегда прямая,
И только много позже понимаешь:
Рубаху рвать – никчёмное геройство.

А юности так хочется с наскока,
В чужих ошибках не найдя урока.
Беспечность – это молодости свойство.


                3


Беспечность – это молодости свойство,
Когда бурлит переизбыток сил,
Вот только-только голос забасил,
И сладко манит море удовольствий.

Что с нас возьмёшь, с усталых и седых,
На неудачах накопивших опыт?
Осипший голос стал похож на шёпот…
Я с завистью смотрю на молодых.

А с ними говорит довольно трудно,
Вмиг прослывёшь ворчливым и занудным.
Дай, Боже, чтоб ученья были впрок.

Не признают величие былого,
Ещё не понимая силу слова,
Но молодость, конечно, не порок.

               
                4


Но молодость, конечно, не порок,
А время глупостей, ошибок и исканий.
Всего один глоток воспоминаний
Подарит сердцу счастья огонёк.

О, юности моей святые годы,
Когда счастлив всего от мелочей,
Когда любви живительный ручей
Смывает и проблемы, и невзгоды.

Какая мелочь – не устроен быт.
Нет денег, так друзьями не забыт.
Жив rock-n-roll в гитарных громыханьях.

До-ля-фа-соль, наивные слова -
Простая песня – кругом голова,
Бурлит внутри огнём вулкан желаний.


                5


Бурлит внутри огнём вулкан желаний,
Выпрыгивает сердце из груди,
Совсем неважно, что там, впереди,
Ведь молодость не время причитаний.

Сгорает в пепел, прорастает вновь,
Кружит мечтою, будоражит чувства,
Великий «вечный двигатель» искусства
Во все века – прекрасная любовь.

В огне любви рождаются шедевры.
Влюблённый и стихи придумал первым,
К несчастью, он был временем забыт.

Но если разобраться беспристрастно,
А есть ли что-нибудь любви прекрасней?
Горят глаза и целый мир открыт.


                6


Горят глаза и целый мир открыт.
Так жаждешь жизни, как росток бамбука.
Но стрелки вечно бегают по кругу,
Не зная, что такое перерыв.

Опять стучат секунды мелкой дробью,
Прошедший день уже на казнь ведут,
Его всего за несколько минут
Поглотит ночь, увы, без всякой скорби.

Такого не желаю никому –
Под старость вдруг остаться одному
И жить, когда забвением убит.

Цени мгновенья и носи с собой
Любовь и веру данные судьбой.
Промчится время цокотом копыт.


                7


Промчится время, цокотом копыт
Секунды простучат… и мимо, мимо.
Бесчисленна их рать, неутомима,
Её вовек никто не победит,

Хоть и плечом к плечу все станут дружно.
Не помогает хитрость и обман.
Ей всё равно, что тишь, что ураган.
Она неумолима и бездушна.

И с силою такою за спиной
Дежурит время, словно часовой,
Совсем не допуская пререканий.

Всё нужно принимать таким, как есть.
А если холить и лелеять спесь –
Не далеко до разочарований.


                8


Не далеко до разочарований,
Когда мечты развеялись, как дым,
И отраженье стало вдруг седым…
Зачем так много в жизни испытаний?

Так хочется на всё махнуть рукой,
Когда устал, и мир давно не в радость.
Любой победы мимолётна сладость,
А горечь от потерь всегда со мной.

О пройденном пути не сожалея,
Надеюсь, что-то завершить успею,
Хотя года бегут быстрей, быстрей…

Но жизнь нельзя построить по лекалам.
Любовь и вера – их порой так мало.
Я жил надеждой в суматохе дней.


                9


Я жил надеждой в суматохе дней.
Но не сбылось, и стало так досадно.
Сказал бы одессит: мне это надо?
Надежды нет – дыхание ровней.

А сколько сил затрачиваем даром, –
Огромен к ней доверия запас.
Когда нет сил, и пыл совсем угас,
И стала жизнь  воистину кошмаром,

Присмотришься, а в глубине надежда
Себя прекрасно чувствует, как прежде.
Подумаешь, что нет её верней.

Мне кажется, что это всё бесчестно.
Я тоже бы хотел прожить безгрешно,
Однако, обстоятельства сильней…


                10


Однако, обстоятельства сильней.
Я часто слышу глупости про выбор.
Мне рифмовать или писать верлибром –
Здесь да, вот только в жизни всё сложней.

Как умереть - в петле или от пули?
Что выбрать, коль иного не дано?
Всё это очень грустно и смешно –
Хоть выбираю, кажется, надули.

Но видя мир таким, какой он есть,
Зачем-то глупо сохраняю честь,
Пусть неизбежности взведён курок.

Я делаю, что должен, будь, что будет.
Так почему ж среди обычных буден
Судьба решила сделать кувырок?


                11


Судьба решила сделать кувырок –
Взяла и поменяла плюс на минус.
Я ощутил, как будто выстрел в спину.
Закрылись двери, проскрипел замок.

Всё заново начать не так-то просто, –
Уже не хватит времени и сил.
Себе на шею столько взгромоздил,
Что каждый день я уменьшаюсь в росте.

Настичь упущенное время нелегко.
Миг - рядом и умчался далеко.
Шаги тут не спасают двухаршинны.

Вот если б знал всё это молодым.
Сгорели годы – очень горький дым…
А так хотелось покорять вершины.


                12


А так хотелось покорять вершины,
Но упустил единственный свой шанс.
Беспечно прогулял судьбы аванс
И был к подножию сметён лавиной.

Однако выжил волею небес.
Так много глупостей наделал – каюсь.
Теперь иду по жизни, спотыкаясь,
Без революций и без марсельез…

Я думал воля стойка и крепка,
А правда жизни – в силе кулака.
Всё оказалось из обычной глины…

В вечернем солнце горы манят взгляд,
Когда вершины снежные блестят.
Теперь их вижу только из долины.


                13


Теперь их вижу только из долины,
Былой мечтою…  Только здесь покой.
Так почему же сердце рвётся в бой
Из этой усыпляющей рутины?

Что не хватает в тихом бытие?
Зачем нужны объятья треволнений?
Неужто было мало приключений?
Ужель рука не дрогнет на цевье?

Да, признаю, умчалось быстро время,
Но доживать, в никчёмности старея,
Я не хочу, не буду, видит Бог,

Пусть сердце надрывается в груди…
Не хочется сказать в конце пути:
Мне жаль, но очень многого не смог.


                14


Мне жаль, но очень многого не смог.
Наверное, нескромен был в желаньях.
Тонуть не стану в разочарованьях,
Ещё последний не звенел звонок.

Но из многообразья бытия
Мне удалось попробовать немного.
Хотя с годами улеглась тревога –
А вдруг дорога эта не моя?

Пусть я кружил, о прошлом не жалею,
И не одну мечту ещё лелея,
Я продолжаю с жизнью диалог.

Наследие моё не многотомно,
Пройдут года и вряд ли кто-то вспомнит,
Как я приму предписанный итог?


                15


Как я приму предписанный итог?
Чем больше лет, тем больше беспокойства.
Беспечность – это молодости свойство,
Но молодость, конечно, не порок, –

Бурлит внутри огнём вулкан желаний,
Горят глаза и целый мир открыт.
Промчится время цокотом копыт, –
Не далеко до разочарований.

Я жил надеждой в суматохе дней.
Однако, обстоятельства сильней.
Судьба решила сделать кувырок.

А так хотелось покорять вершины.
Теперь их вижу только из долины.
Мне жаль, но очень многого не смог.




Часть 7 Без лекал и формул

                1


Мне жаль, но очень многого не смог.
Наверное, душа не захотела,
Когда сценарий свой писала смело,
Как будет жить. Узнать бы эпилог.

Что чувствуют в безвременье, в пространстве,
И как воспринимают нашу жизнь –
Для душ она игра «на продержись»?
Поэтому живём с таким упрямством?

Лишь единицы заповеди чтут.
Для многих это просто, как абсурд,
Быть может, и читать не захотели.

Я даже мыслю, как всегда, вразброс,
Но часто задаю себе вопрос:
Вот всё ли отдал, чтоб достигнуть цели?


                2


Вот всё ли отдал, чтоб достигнуть цели?
Да кто ж себя потом не обелит?
Сослаться можно на радикулит,
Опять скрутил, ведь нет же панацеи.

Никто не спросит, дело-то моё.
Зачем себе ищу я оправданье,
Порою против моего желанья?
Так, что внутри покоя не даёт?

А неудача, может быть, как пытка.
Не говорят спасибо за попытку,
Хотя все силы в ней дотла сгорели,

И не её, конечно, в том вина,
Когда она в судьбе всего одна…
Упорные штурмуют цитадели.


                3


Упорные штурмуют цитадели.
Когда сжигаешь за собой мосты,
Когда со смертью стал уже на «ты»,
Тогда не вспоминаешь об уделе.

За шагом шаг – назад дороги нет,
Упрямо, через боль и через слёзы,
И через грязь, и ни к чему здесь поза,
В слепой надежде – вдруг увидишь свет.

А многим ли по нраву путь опасный?
Что тихой жизни может быть прекрасней? –
Нет шума, нет потерь и нет тревог.

Дороги разные и разная судьба…
Но если с ней проиграна борьба
Так почему себя не превозмог?


                4


Так почему себя не превозмог?
Вопрос в другом: а так ли это надо?
Ведь достижения – всего бравада,
Удобный для отличия предлог.

А мир внутри – не обложить налогом.
Вот мысль материальна или нет -
Никто не может точный дать ответ.
Но пусть правителей гнетёт тревога.

Когда свободен от любых забот,
Ничто не давит, не зудит, не жжёт,
Пускай всего пятак лежит в кармане,

Забыть о бренной жизни так легко
И унестись от  тела далеко…
Мечтать, так сладко лёжа на диване.


                5


Мечтать, так сладко лёжа на диване.
Туманных грёз такой влекущий дым.
Зачем же мне страдать пережитым,
Когда и так уже почти в нирване?

И ни к чему погоня за мечтой…
А если вдруг не сбудутся желанья,
Тогда утонешь в разочарованьях,
Но жизнь одна и не дадут другой.

Пусть не стремлюсь, однако, не теряю.
Не мучает, сознанье проедая,
Вопрос извечный: Кто же виноват?

В своих мирах я фору дам любому,
Не приближаясь к краю роковому.
Фантазии не ведают преград.


                6


Фантазии не ведают преград.
В них, что угодно, в общем, допустимо.
Пускай скупая жизнь проходит мимо,
Я сам в себе, и даже где-то рад.

К чему судьбы крутые повороты,
Волненья, поседевшие виски,
Оглянешься, а годы утекли,
Но с неба не посыпались щедроты.

Зачем терпеть лишения скитаний?
Едва нырну я в океан мечтаний –
Закружат тени, затуманят взгляд.

Потянет в сон спокойствия волна.
Вокруг меня покой и тишина,
Пусть за окном хоть дождь, хоть снег, хоть град.


                7


Пусть за окном хоть дождь, хоть снег, хоть град –
Я не в пути, а значит, не простыну.
Какой мне толк свою горбатить спину,
Причём без дополнительных оплат?

Романтиков давно сгорело время.
Теперь во всём главенствует расчёт,
И вряд ли будет всё наоборот.
Кто будет слушать строки менестреля?

А нужно ли развитие души?
Гораздо проще совесть засушить.
Куда ведёт тернистый путь познаний?

Зачем в себя впускать чужую боль?
Когда с другим свою не делишь соль,
Нет повода для разочарований.


                8


Нет повода для разочарований
В мирке меж стен, когда закрыта дверь.
Чуть тлеет жизнь, однако нет потерь,
Ошибок нет, сомнений, покаяний.

А за окном шумит кипящий мир,
И рвёт аорты воспалённый разум,
И по ночам грудь сдавливают спазмы, –
Опять среди чумы беспечный пир.

Так что же лучше: скучно, нудно, вяло,
А может, безоглядно и упрямо?
Любой подход уже давно не нов.

Спираль свивается плотнее и плотнее,
Но остаются, пусть им всё теснее,
Покой и нега в мире сладких снов.


                9


Покой и нега в мире сладких снов.
Не лучше ли держать в руке синицу,
Чем к неизвестному всю жизнь стремиться?
Нашёл ли кто свободу без оков?

Она, как горизонт, недостижима,
Но если видишь, значит всё же есть?
А может, это маленькая месть,
Игра судьбы, чтоб не прослыть унылой?

Свобода так маняща и светла,
Её увидеть, пусть сгорев дотла –
Мечта неоперившихся юнцов.

Мир суетный поглотит бунтаря.
Ведь говорят, наверное, не зря:
Дорогой жить – так это для глупцов.


                10


Дорогой жить – так это для глупцов.
Зачем напрасно сердце беспокоить?
Не начав путь, любой силён и стоек,
А после – столько наломает дров…

Никто не застрахован от ошибок.
Топчась на месте, не уйдёшь вперёд,
Однако часто движемся вразброд.
Свет впереди совсем неярок, зыбок.

Вот если б разом тысячи свечей
Смогли зажечь – блеск солнечных лучей,
Хотя б на миг, но стал бы очень скуден.

Я знаю, что поймут меня не все,
Но путь искать на ощупь в темноте –
Для непосед, для тех, кто безрассуден.


                11


Для непосед, для тех, кто безрассуден
Вовек не будет жизни взаперти.
И если станет некуда идти,
Огромный мир покажется так нуден.

Но никого с собой не призывая,
(Ведь выбор каждый волен сделать сам,
И нечего кивать на небеса.)
Сгорают, нам дорогу освещая.

События к желаньям безучастны,
Поэтому и не приносит счастье,
Тобой разбитый вдребезги, бокал.

А в лабиринт зеркальных отражений
Завёл нас случай или ряд сомнений?
Я сам из тех, кто истину искал…


                12


Я сам из тех, кто истину искал
В случайных цифрах, в потаённых знаках,
Совсем забыв о времени и благах,
Но жизнь не любит формул и лекал.

Как может быть причиной урагана
Полёт шмеля в другом конце земли?
А море разбросало корабли,
Землетрясенье погубило страны.

Законы физики верны, возможно…
Предугадать случайность крайне сложно.
Её ещё никто не предсказал.

Коль истина, лишь плод воображенья,
То поиски – бесцельное броженье
И на земле, и выходя в астрал.


                13


И на земле, и выходя в астрал
Найти хотелось то, что недоступно.
Хоть понимал я это всё подспудно,
Но был упрям, поэтому искал.

Закономерность – это частный случай.
Вот у случайности – на всё права.
Как видно, философия мертва, –
Нет истин, и себя не нужно мучить.

Так хочется найти секретный код.
Понять к какой же цели мир идёт.
Зачем он так жесток и безрассуден?

Абстрактны цифры, их в природе нет.
Но каждый хочет знать, оставив след:
А путь мой есть в Великой Книге Судеб?


                14


А путь мой есть в Великой Книге Судеб?
Быть может, варианты мне даны?
Как говорится: от сумы и от тюрьмы…
Но на развилке выбор всё же будет?

Могу ли я на что-то повлиять?
Моя судьба гранитно-неизбежна?
Есть в записях любовь, жестокость, нежность
И поседевшая от горя прядь?

Неужто все стремления напрасны?..
Что будет в будущем, совсем неясно.
Надеюсь, что финал ещё далёк.

Однако, зря я в жизни не спешил,
Какой-то холодок на дне души –
Мне жаль, но очень многого не смог.


                15


Мне жаль, но очень многого не смог.
Вот всё ли отдал, чтоб достигнуть цели?
Упорные штурмуют цитадели.
Так почему себя не превозмог?

Мечтать, так сладко лёжа на диване.
Фантазии не ведают преград.
Пусть за окном хоть дождь, хоть снег, хоть град –
Нет повода для разочарований.

Покой и нега в мире сладких снов.
Дорогой жить – так это для глупцов,
Для непосед, для тех, кто безрассуден.

Я сам из тех, кто истину искал
И на земле, и выходя в астрал.
А путь мой есть в Великой Книге Судеб?




Часть 8. Без ответа...

                1


А путь мой есть в Великой Книге Судеб?
Вселенная кружилась и до нас.
И смотрит ли за нами чей-то глаз?
Я только от незнанья безрассуден?

Осталось из отпущенного – треть.
Движенье в вечности неощутимо.
Конечность жизни – самый сильный стимул,
Ещё так много хочется успеть.

Мечтая – мне бы капельку везенья –
Впустую тратим ценные мгновенья…
Неужто цель – исписанный листок?

Тщеславие – оно всегда коварно.
Но время истирает даже камни.
Что жизнь? – Всего лишь вечности глоток.


                2


Что жизнь? – Всего лишь вечности глоток.
В нём вкус надежды с разочарованьем
Перемешались в странном сочетаньи,
Легли на лист переплетеньем строк.

И стих всегда страдает, любит, плачет,
Надеется, и верует, и ждёт,
Мечтою манит за собой в полёт…
А разве в нашей жизни всё иначе?

Как пресно дни проходят без страстей,
И ночи одинокие длинней…
Сердца не может устрашить ожог,

Но в пламени любви дотла сгорая,
Её на пьедестал мы поднимаем,
Пусть мир вселенной кажется жесток.


                3


Пусть мир вселенной кажется жесток.
Мерцают сверху звёзды равнодушно.
Пред силою её мы безоружны,
И жизни слаб дрожащий огонёк.

Песчинка в необъятности пространства
Кружится неподвластная себе.
А мы всё рассуждаем о судьбе,
Считая, что поставлены на царство.

Мы, верно, от рождения ханжи…
Ещё не зная, что такое жизнь,
Её беспечно прожигают люди,

Единственную ценность не храня…
Что космосу бескрайнему Земля?
В нём нет добра и зла, и он не судит…


                4


В нём нет добра и зла, и он не судит –
Природы мир, он нашего честней.
Я часто не могу понять людей,
Повсюду склоки, сплетни, пересуды.

Жестокой силой обладает власть –
Любые чувства на корню иссушит,
Так быстро «проком» заменяя душу,
И только денег оставляя сласть.

А что ж поэты-человековеды?
Подвержены они таким же бедам –
На подступах к Олимпу - толчея…

Лишь разум хочет вырваться за грани,
Но бьётся в теле, будто бы в капкане,
Стремясь постигнуть тайну бытия.


                5


Стремясь постигнуть тайну бытия
Всё время разбираем мир на части.
А может быть, не там мы ищем счастье?
Нас не туда уводит колея?..

Когда узнаем, как был создан мир,
Есть шанс, что вдруг изменимся и сами?
Но смерть куём своими же руками,
Вот это пострашнее «чёрных дыр»…

Грядущее размыто и туманно.
Никто не может думать постоянно –
Мгновенье или год на жизнь осталось,

И ощущаем безотчётный страх,
Что ждёт,гадая, в будущих веках,
По формулам раскладываем Хаос.


                6


По формулам раскладываем Хаос.
Любовь свели в химический процесс.
Кому-то счастье подарил прогресс?
А в юности об этом ли мечталось?

Давно исчез в дали туманной бриг…
Бывает жизнь трудна, не до вопросов.
Не дарит грёзы дым от папиросы,
Но хочется забыться, хоть на миг.

В своих решеньях кто непогрешим?
И малое увидеть за большим
Вполне реально, если выбрать ракурс…

А поезд-жизнь вновь мчит куда-нибудь,
Мне б остановку, чтоб передохнуть,
Но в этой жизни не бывает пауз.


                7


Но в этой жизни не бывает пауз,
Решенья принимаем на ходу,
Ночами ждём летящую звезду,
Чтоб загадать… А у кого сбывалось?

Так хочется подарка от судьбы.
В рутине дней – работа, дом, работа –
Давно забыл, что где-то есть природа,
Что небеса бывают голубы,

Как шепчут листья, и как пахнут травы…
К чему кричать: О времена, о нравы,
Что, дескать, не пускает колея…

Ведь страх таится где-то в подсознаньи,
Поэтому нет времени, желанья,
Чтоб оглянуться и понять – кто я?


                8


Чтоб оглянуться и понять – кто я? –
Так нелегко из-за досужих мнений.
Поднять до соловьиных песнопений
Возможно даже крики воронья.

Но истин нет, тем более во вкусах.
Здесь каждый выбирает для себя
Слова и звуки те, что вдохновят…
Многообразие имеет плюсы.

Но отыскать, конечно, нелегко,
А если посмотреть во тьму веков,
Ещё труднее станет во сто крат.

Иная жизнь, а в ней иные цели…
Лишь единицы их понять сумели.
Нас разделяет множество преград.


                9


Нас разделяет множество преград.
Не только расстоянья и границы.
Летали мысли вольно, словно птицы,
Но и для них придуман каземат

Из глухоты и из непониманья,
А это пострашнее толстых стен.
И если попадаешь в этот плен,
То быстро чахнут чувства и желанья.

Пусть вечен поиск светлого пути,
Пусть счастье умещается в горсти,
Надежды не потерян адресат.

Коль наша жизнь не блеск эфирных баек,
Вопрос исконно русский возникает:
Кто изначально в этом виноват?


                10


Кто изначально в этом виноват?
Простой вопрос, жаль, не найти ответа.
Промчится жизнь фантомом, вспышкой света,
И время быстро затуманит взгляд.

А что искал, на что потратил годы,
Что изменить хотел, да вот не смог…
Как быть (я поздно выучил урок)
Свободным мне в объятьях несвободы.

Удачи миг так трудноуловим,
Зачем упрямо гонимся за ним,
Хоть сердце бьётся гулко и неровно?..

Порой непросто руку протянуть,
Поняв у нас у всех единый путь.
Мы от Адама все единокровны.


                11


Мы от Адама все единокровны.
Пусть стали друг от друга далеки,
Ждёшь помощь от протянутой руки.
Не часто жизни путь бывает ровным,

А мы его опять в поток проблем,
Когда создав вокруг себя преграды,
Их разрушать зовём на баррикады, –
Вновь всё до основанья, а затем…

Что в этом мире может измениться,
Когда вокруг одни чужие лица,
Когда всё реже пряник, чаще кнут?

Но разве кто-то знает о пророке,
Что обещал всем счастье в эпилоге?
Устои и обычаи гнетут.


                12


Устои и обычаи гнетут.
Когда любовь готова их разрушить,
Появятся горластые кликуши,
Готовые устроить самосуд.

Косые взгляды, шёпот за спиною,
Немое осуждение в глазах…
Быть может, это всё обычный страх
И месть за то, что покорён судьбою.

Но отступить… Конечно, это проще.
А сломленные никогда не ропщут,
Как сильно не натягивай узду.

Скрипят судьбы уставшие качели.
Всё просто на словах, трудней на деле.
Так нелегко переступить черту.


                13


Так нелегко переступить черту,
Зажав в кулак тревоги и сомненья.
А сколько нужно воли и терпенья,
Чтоб сделать шаг, когда невмоготу.

Порой совсем диаметральны цели,
И правдой кажется заведомая ложь,
Неверный путь на правильный похож,
Да так, что разобраться не сумели.

Все видят разное, и что ни говори,
Кулак, он тоже мягкий изнутри.
Любая истина быть может спорной.

Но как решить, кто прав, кто виноват?
Какой цвет главный, если полосат?
Всё в этом мире, в общем-то, условно…


                14


Всё в этом мире, в общем-то, условно.
И даже, как ни странно, чувства лгут,
А в глубине сомнения гнетут:
Реален мир?.. Сознанье многослойно –

Я не могу, поверьте, объяснить,
Откуда вдруг приходят мысли, строки,
И отчего бывают сны-пророки,
Кто вяжет судьбы в жизненную нить?..

Но в бесконечном хаосе природы,
Как можно знать, что будет через годы?
У времени же не попросишь ссуду.

Уже пожил, уже в друзьях склероз,
Но почему-то кружится вопрос:
А путь мой есть в Великой Книге Судеб?


                15


А путь мой есть в Великой Книге Судеб?
Что жизнь? – Всего лишь вечности глоток.
Пусть мир вселенной кажется жесток –
В нём нет добра и зла, и он не судит.

Стремясь постигнуть тайну бытия
По формулам раскладываем Хаос.
Но в этой жизни не бывает пауз,
Чтоб оглянуться и понять – кто я?

Нас разделяет множество преград.
Кто изначально в этом виноват?
Мы от Адама все единокровны.

Устои и обычаи гнетут.
Так нелегко переступить черту.
Всё в этом мире, в общем-то, условно.




Часть 9. Бы...
                1


Всё в этом мире, в общем-то, условно –
Покой, движенье, шум и тишина.
А жизнь бывает нереальней сна.
Молчание порой сильнее слова.

В словесном хламе можно утонуть.
Рутина убивает вдохновенье.
О, Боже, сколько ж надобно терпенья,
Чтоб высказать строкой короткой суть.

Слова рождают образы и звуки,
И силу неизвестную науке,
Любовь легко доводят до вражды,

Но и собой сердца воспламеняя…
В них муки ада, и блаженство рая,
И наша жизнь, и чувства, и мечты.


                2


И наша жизнь, и чувства, и мечты
Давно сплелись в один клубок энергий.
Но почему же, разум наш инертный,
Принять не может этой простоты,

Когда слова, поступки, даже мысли
Меняют энергетику Земли.
Мы сами поджигаем фитили…
Любой примеры может перечислить.

Вторгаемся в заветные начала,
Хотим, как боги стать, иного мало,
А вот какие вызреют плоды?..

Мир ни рисунок, не подправит ластик…
Но кружимся, как будто чьей-то властью,
В потоке каждодневной суеты.


                3


В потоке каждодневной суеты
Проходят, даже пролетают годы.
Но быстро забывая про невзгоды,
Мы разрушаем в прошлое мосты.

Зачем тащить с собою груз былого?
Вы о душе? Так это прошлый век.
Летим вперёд, не поднимая век,
Пускай полёт какой-то бестолковый.

Когда она прервалась, связь времён?
Не помним про Гоморру и Содом,
И исключаем всё, что не доходно.

Найти гораздо проще позитив,
Чуть бытия законы изменив, –
Всё меньше дел нам кажутся греховны…


                4


Всё меньше дел нам кажутся греховны.
Какие нравы? Важен результат.
Какие подвиги сегодня чтят?
Любовь, и та становится условной.

Её хранить – нелёгкая тропа.
Пройти по ней, не выйдет беззаботно.
Злым языкам всегда жилось вольготно,
А слово в спину – поострей шипа

Жестоко ранит, отравляя ядом.
Пусть скажут мне: – Ты с устаревшим взглядом,
Слова не дело, нечего карать…

К несчастью, мир не к лучшему меняя,
И дни, и годы в пыль перетирая,
Чеканит шаг секунд жестоких рать.


                5


Чеканит шаг секунд жестоких рать.
Она идёт вперёд без поражений,
Глуха к мольбам, не зная сожалений.
Ни спрятаться нельзя, ни убежать.

Она невидима, неуловима,
Лишь в зеркале, где всё наоборот,
Её невольно замечаешь ход,
Жаль, только ничего невозвратимо.

Так хочется продлить мгновенья счастья…
Но пульс всё чаще  ищешь на запястье,
И жизни карусель быстрее кружит.

Уже за всём так трудно успевать,
Едва привыкнешь, а вокруг опять
Меняет время моду, нравы, души.


                6


Меняет время моду, нравы, души.
Бежим за ним кто рысью, кто трусцой.
Уже давно забыли про покой.
Вокруг кричат визгливые кликуши –

Не опоздать, вот истинная цель…
Хотя, зачем бежать мне непонятно.
Куда? Никто сказать не может внятно.
Корабль веры плотно сел на мель.

Но не остановиться – затолкают…
Хоть трижды личность, ты один из стаи.
А голос разума всё  глуше, глуше.

И верится, что главное – движенье…
Однако, выбирая направленье,
Нам даже сердце некогда послушать…


                7


Нам даже сердце некогда послушать.
Кто помнит, что такое тишина?
И стен не помогает толщина.
Коварный шум всё время лезет в уши.

И ночь, увы, не принесёт покой,
Подарит час, порою даже меньше.
Казалось бы задача из простейших,
Но как побыть наедине с собой?

Понять себя – (не это ли награда?
Иного в жизни, может, и не надо.)
Ещё не смог, хотя седая прядь.

Бывают дни, когда душа заропщет,
Но сердце успокоить всё же проще,
Не то, что им решенья принимать.


                8


Не то, что им решенья принимать, –
Свой ум ещё взрастить необходимо.
Но только лишь в труде неутомимом,
Он искру обретёт, полёт и стать.

Наш мир велик, и нет границ познанью,
Всю жизнь учиться – это наш удел.
А сколько уходило каравелл,
Желая знать – а что же там, за гранью,

Где в океане растворилось небо?..
Невежество – оно и зло, и слепо.
Как жаль, что многим это невдомёк.

Кружит судьба, но мы живём мечтая,
И в суете порой не замечаем –
Скрутила жизнь ещё один виток.


                9


Скрутила жизнь ещё один виток.
Вокруг шумел обычный день недели.
Судьбы скрипели старые качели.
Всё, как вчера, но это не в упрёк.

Кто знает о своём предназначеньи?
И будет ли прекрасным этот миг,
Когда поймёшь, что истины постиг?
Но сладкими бывают заблужденья…

А жизнь шумит бескрайним океаном,
Он спрятан неизвестности туманом,
И каждый свой лелеет островок.

Зачем менять? Пусть будет, как обычно,
Неярко, но зато совсем привычно.
Накатан путь, пусть он коряв, убог…


                10


Накатан путь, пусть он коряв, убог.
Придуман знак – колейное движенье.
Как долго происходят измененья,
Хоть, как судья, я, в общем-то, не строг.

Давно сплелись дороги в паутину.
Есть выбор… Но по той ли я иду?
Познав любовь, удачу и вражду
Всё больше раздражает дней рутина.

Быть может, просто стал короче шаг,
Наверное, смотрю на всё не так,
Но понимаю – годы в том виновны.

Трясёт телегу жизни колея,
И всё же, это лучше забытья,
Когда привыкнешь, кажется, что ровно.


                11


Когда привыкнешь, кажется, что ровно.
В буграх и ямах множество дорог.
Пусть знак судьбы меня предостерёг,
Но в этой жизни многое условно.

А так хотелось истину найти,
Её очистить от вранья и грязи…
Уже давно вернулся восвояси,
Оставив годы на своём пути,

Но не ищу себе я оправданий.
Живут же люди тихо, без блужданий.
Однако жизнь была бы не моя.

Могло бы всё сложиться по-другому,
Вот если б юность не гнала из дома,
И если бы не эта колея…


                12


И если бы не эта колея…
По ней бредем почти уже с рожденья.
Нам с детства прививают убежденья,
Тогда сомнений подлая змея

Не заползает в страждущую душу,
Которая так жаждет перемен…
Промчались годы, превращая в тлен
Живую плоть, и прошлое разрушив…

Упорно память ищет островки,
Среди разлива вечности-реки,
Где, кажется, тогда был счастлив я.

Неправедной была моя дорога,
Но если б оказался перед Богом,
Оспорил бы законы бытия.


                13


Оспорил бы законы бытия,
Жаль, это вряд ли кто-нибудь услышит.
Я знаю, что они даны нам свыше.
Да и судьба у каждого своя.

Порою перемен не принимая,
Душа восстать стремилась против них, –
Но разумом приглушен, пыл затих,
Огонь погас, и дым мечты растаял…

Я столько слов сказал себе в упрёк -
Мог сделать больше, несмотря на рок –
Не вижу смысла повторять дословно.

А так мечталось попытаться лирой,
Влиять хоть как-то на законы мира,
Но принимаю я беспрекословно…


                14


Но принимаю я беспрекословно
Конечность жизни, как конец пути.
Не знаю, сколько я смогу пройти.
Судьба порой бывает вероломна,

И штиль перерастает в ураган.
Рвет паруса, ломает мачты ветер…
Я понимаю, сам за всё в ответе.
Не раз урок жестокий был мне дан.

Мой путь казался очень крут и лих,
Но понял, оглянувшись на других –
Жизнь обошлась со мной ещё любовно.

Как жаль, что цели или устремленья,
Мои желанья, даже достиженья –
Всё в этом мире, в общем-то, условно.


                15


Всё в этом мире, в общем-то, условно –
И наша жизнь, и чувства, и мечты.
В потоке каждодневной суеты
Всё меньше дел нам кажутся греховны.

Чеканит шаг секунд жестоких рать.
Меняет время моду, нравы, души.
Нам даже сердце некогда послушать,
Не то, что им решенья принимать.

Скрутила жизнь ещё один виток.
Накатан путь, пусть он коряв, убог,
Когда привыкнешь, кажется, что ровно.

И если бы не эта колея,
Оспорил бы законы бытия,
Но принимаю я беспрекословно…




Часть 10. Рикошет

                1


Но принимаю я беспрекословно
Твой мир любви, в котором утонул.
Когда вокруг стихий идёт разгул,
Мы выплывем с тобою, безусловно.

Я знаю «мы» всегда сильней чем «я».
А вера всё же крепче, чем надежда.
Пусть в этом сомневаются невежды,
Их жизнь проходит, тлея и дымя.

Сгореть в любви, увы, удел немногих.
Судьба не любит скрещивать дороги,
Так, слава Богу, что свела с тобой.

Бегут года, но вместе мы, родная,
Переживём, друг друга охраняя,
Всё то, что уготовано судьбой.


                2
               

Всё то, что уготовано судьбой
Придёт в свой день, в свой час,  в свою минуту.
Когда судьба замесит очень круто,
То жизнь никчёмной кажется порой…

Но всё пройдёт, разгонит тучи ветер.
Всегда бежать с ружьём наперевес?
Улыбка – это тоже дар небес,
Когда она собою путь осветит.

Дай Бог, среди житейских передряг
Родник любви не высох, не иссяк.
Пусть точка просто станет запятой.

Я счастье намываю по крупицам…
Кружа в потоке дни, дела и лица,
Промчались годы бурною рекой.


                3


Промчались годы бурною рекой,
В ней были плёсы, были перекаты.
А сколько было встречено закатов,
А сколько строк родилось под луной,

Когда скрывала ночь мохнатой лапой
Меня от мира. Этой тишиной
Я упивался. В голове хмельной
Кружили рифмы мотыльком под лампой.

И не желая участи иной.
Пережитое я ношу с собой.
Хоть и живу, быть может, бестолково.

Хмелила радость, отравлял обман,
Остались шрамы от заживших ран,
А я всё так же верю в силу слова.


                4


А я всё так же верю в силу слова,
Как в юности… Пусть первые стихи
Совсем корявы были и плохи,
Но для меня все чувства были новы.

Кто позабудет первую любовь,
И первый поцелуй ужасно робкий?
А до чего смешон был голос ломкий…
Не пережить все эти чувства вновь…

Нас жизнь меняет с каждым днём и часом.
Ещё летаю со своим Пегасом,
Хоть и уже привязанный к седлу.

Ну что ж, неумолим закон природы,
Но вызывает, несмотря на годы,
Эмоций бурю фраза – я люблю.


                5


Эмоций бурю фраза – я люблю –
Рождает в мыслях. Вспыхнет  вдохновенье.
И даже карканье находишь пеньем,
Весь мир блестит подобно хрусталю.

Так много счастья не бывает сразу…
От милых глупостей, горящих глаз,
От, посторонним непонятных, фраз
Вскружило голову, и к чёрту разум…

Но жизнь жестока и несправедлива,
А искра, что так вспыхнула красиво,
Погаснет и не превратится в пламя…

Лишь память, несмотря на седину,
Воспоминаний светлую волну
В любой душе нежданно поднимает…


                6


В любой душе нежданно поднимает,
Пусть самый незначительный, обман
Сомнения губительный туман.
Он, целый мир собою закрывая,

До сердца достучаться не даёт,
И голос чувства отчего-то глуше…
Как просто оказалось всё разрушить,
Прервать едва начавшийся полёт.

Но почему святые чувства хрупки?..
На сердце ставит ненависть зарубки,
И ровный стук так часто прерывает.

Неужто в каждом дьявол так силён?
Когда бываешь гневом ослеплён,
Вдруг исчезает мудрость нажитая.


                7


Вдруг исчезает мудрость нажитая,
Едва взгляну в ночные небеса.
Хочу, как в детстве, верить в чудеса,
Легко летать, о будущем мечтая,

Играть с лучами бледно-синих звёзд.
Качаться в небе, словно в колыбели…
Здесь не бывает недоступных целей.
Любой вопрос мне, кажется, так прост.

Разгорячённый лоб остудит ветер.
Прошёл уж час, а я и не заметил,
Что на земле, как вкопанный стою…

Ночами звёздам сердце открывая,
Вдруг понимаешь – будет жизнь иная,
И с грустью вслед не смотришь журавлю.


                8


И с грустью вслед не смотришь журавлю,
Когда мечта уходит безвозвратно.
Приученные мыслить адекватно,
Что возвели в итоге в абсолют? –

Материальность мира… Как всё скучно.
Любовь уже  химический процесс,
К ней просто потеряли интерес,
И слово стало вдруг неблагозвучным –

Затёрли, растащили, низвели…
Но вместо счастья лишь одни нули,
А ведь душа всегда хотела света.

Придётся за поступки отвечать –
Стоит на этом высшая печать.
Вернётся зло, ударив рикошетом.


                9


Вернётся зло, ударив рикошетом.
Смерть убивая, вновь рождаешь смерть.
Повсюду вижу эту круговерть.
К несчастью ей подвластны и поэты.

Ведь очернить невероятно просто,
А самомнение раздуть легко.
Все знают, что подняться высоко
Вполне возможно даже для прохвоста.

Но сверху падать будет очень больно.
Кумир на час… Однако, выбор вольный.
Желание всегда сильней запретов.

Коварный холод чувствую в груди –
Что мы оставим тем, кто позади?
Почаще вспоминали бы об этом...


                10


Почаще вспоминали бы об этом,
Что Божий промысел не наш удел.
Вот каждый ли понять себя сумел,
Чтоб смог учить других чему-то, где-то,

Для них желая участи иной?
Но сидя в кресле, рассуждать вольготно,
А что-то сделать… Очень неохотно
Приносят в жертву собственный покой,

Любой поступок часто осуждая, –
Не мы такие, это жизнь такая, –
И лоб свой понапрасну не морщинь.

Такой себе не пожелаю жизни,
Хотя смотрю на них без укоризны.
Absolvo te* – советует латынь.


                11


Absolvo te – советует латынь.
Умение прощать – такая редкость.
Всё чаще слышу грубость или резкость,
Как будто смог скрывает неба синь.

Так научившись прятать глубоко
Любовь и нежность, словно это слабость,
Теряем ту томительную сладость,
Что можно пить из этих родников.

В огне любви сгорают единицы,
Но в жизни это лучшие страницы.
Не всем дано, и это очень грустно.

А в сексе приближаясь к мастерству,
Нельзя стирать из памяти строфу:
Уметь любить – призванье, не искусство.


                12


Уметь любить – призванье, не искусство.
Святое назначение души.
Зерно от плевел как отшелушить? –
Вокруг слова, а за словами пусто…

От заскорузлых фраз горчит во рту.
Так хочется, чтоб пламенные речи
Воспели вновь и мраморные плечи,
И гибкий стан, и взгляда красоту.

Пусть эта музыка ласкает ушки женщин…
Поют мужчины серенад всё меньше,
Однако взглядом раздевают шустро…

Как понимать мне фразу «пожил всласть»?
Прошу у Бога – деньги, жадность, власть,
Пусть не заглушат трепетное чувство.


                13


Пусть не заглушат трепетное чувство
Успех, карьера, монотонный быт.
Когда огонь любви погас, забыт,
То жизнь ломается жестоко, с хрустом.

Но умереть надежда не даёт,
Как мотыльки к огню, стремимся к счастью.
Не верим в бесконечное ненастье…
Растопит солнце застарелый лёд.

Земля весной умоется дождями.
Поляны вновь покроются цветами,
Пусть будет между ними и полынь.

Жаль, судеб не бывает запасных.
В клубок единой жизни сплетены
Фанфары славы и печаль пустынь.


                14


Фанфары славы и печаль пустынь,
Как будто друг от друга далеки.
Но слава вдруг разбилась на куски,
И, кажется, в петлю свернулся линь.

Накрыла пустота звенящий мир,
А за окном лишь неба серый клок.
Иглою боль пронзила левый бок.
Что нажил ты, низвергнутый кумир?

Друзья забыли? Это не друзья…
Любовь? Её поклонниц толчея
Давно уж затоптала хладнокровно.

Победу не дают за то, что прав…
Пусть не любим судьбы коварный нрав,
Но принимаю я беспрекословно.


                15


Но принимаю я беспрекословно
Всё то, что уготовано судьбой.
Промчались годы бурною рекой,
А я всё так же верю в силу слова.

Эмоций бурю фраза – я люблю –
В любой душе нежданно поднимает,
Вдруг исчезает мудрость нажитая,
И с грустью вслед не смотришь журавлю.

Вернётся зло, ударив рикошетом.
Почаще вспоминали бы об этом.
Absolvo te – советует латынь.

Уметь любить – призванье, не искусство.
Пусть не заглушат трепетное чувство
Фанфары славы и печаль пустынь.


                * Аbsolvo te [абсольво тэ] - отпускаю грехи твои.




Часть 11. Сомнения

                1


Фанфары славы и печаль пустынь,
Восторг любви, бесстрастность пистолета,
Ночная тьма, дневное буйство цвета,
И сладкий мёд, и горькая полынь

Рождают вкус бесценного нектара,
Но кто отведал, тот забыл покой
И обречён навеки жить строкой…
Ни что на свете не бывает даром.

Слова сплетая, коротаю ночь.
Опять себя пытаюсь превозмочь,
От круговерти рифм почти пьянея.

Стихи и душу выставлять на суд
Или не ведать страсти этих пут,
Какое испытание труднее?


                2


Какое испытание труднее –
Деньгами, властью, страхом, нищетой?
А если все пройдутся чередой,
И сможешь выжить, станешь ли сильнее?

Мерило жизни не всегда успех.
Порой теряя, большее находишь.
Кто вечер вспоминает при восходе?
Не согрешив, кто помнит, что есть грех?

Всё иллюзорно в этом хрупком мире.
С годами страсти как-то поостыли,
Быть может, стал хоть чуточку мудрее.

Кто раздаёт таланты Дьявол, Бог?
Мне всё равно, но убедиться смог –
Судьба, по большей части, лотерея.


                3


Судьба, по большей части, лотерея.
Оставить быстро может не у дел.
Поставил всё, хотел казаться смел…
Сорвался, не достигнув апогея.

Хотя пытаться можно много раз.
Коварная надежда так живуча
И шепчет, что ещё возможен случай,
Пусть ты не молод, пусть и седовлас.

А в сказке дуракам всегда везёт,
И манна упадёт в открытый рот,
Лишь, лёжа на печи, его разинь.

Зачем скрывать? Я тайны не открою:
Живём в обнимку с глупою мечтою –
Шанс остаётся  даже для разинь.


                4


Шанс остаётся  даже для разинь.
Приманка, завлекающая в омут.
Мне повезёт, пускай другие тонут.
Нет силы, чтоб сказать соблазну: – Сгинь!

Иллюзии в дороге оставляя,
Иду, но страшно веру потерять.
Теченье лет не повернётся вспять.
Хотя, быть может, опыт наживаю.

Обжёгшись, впредь подую десять раз,
А от удачи не впаду в экстаз.
Успех – всего лишь совокупность мнений.

Под солнцем плещет жизни океан.
Так хочется забыть про ураган,
Но цели просят жертвоприношений.


                5


Но цели просят жертвоприношений.
Хотят заполучить любовь, друзей
И пламень сердца до последних дней.
Не прав? На этот счёт есть много мнений.

А годы монотонного труда,
Быть может, даже адского терпенья,
Когда ночами гложут мозг сомненья,
И время исполняет роль кнута…

Когда свершится, чем поддержишь силы?
Вдруг вспомнятся объятия любимой,
Манящий блеск её бездонных глаз.

Оставишь ли «великое» в наследство?
Есть цели, что оправдывают средства.
Им вера и гуманность не указ.


                6


Им вера и гуманность не указ.
Соблазны быстро проникают в душу.
Да кто ж теперь советы хочет слушать?
Любовь, и ту поставят на показ.

А честь? О да, она была в романах,
В каких-то древних, не сказать в каких.
Как будто про неё написан стих,
И, в общем-то, понятие так странно.

Иное время, новые задачи,
Наверно цели видятся иначе,
Но голос в словопрениях увяз.

Тот, кто своих не держится корней,
При ветре упадёт всего верней.
Расплаты неизбежен горький час.


                7


Расплаты неизбежен горький час,
Но он далёк, так пусть царит веселье.
Уж как-нибудь переживу похмелье
С тяжёлой головою на плечах.

Жизнь коротка и, в общем, бестолкова.
А будущее? Будущее бред.
Но если жизни бесконечен свет,
Наверно можно возродиться снова.

Хоть жили миллиарды, но имён
Не больше сотни сразу назовём.
Так не бывает, чтобы каждый – гений.

И перед кем, в объятиях хаоса,
Держать ответ по существу вопроса –
За плен своих желаний и стремлений.


                8


За плен своих желаний и стремлений,
За радость плотских сладостных утех,
Когда-нибудь и заплатить не грех,
Но проводить не нужно параллелей.

И жизнь не выбирайте за меня…
Любой готов её переиначить
И пересесть с усталой старой клячи
На сильного и быстрого коня.

Есть те, кто вечно ищет справедливость.
А много ли нашли, скажи на милость?
Её, быть может, в мире просто нет…

Но в темноте, среди людских пороков,
Бредут по жизни очень одиноко
Блаженные, дарующие свет.


                9


Блаженные, дарующие свет,
Что движет вами в странствиях нелёгких?
Что принесли с собой из стран далёких?
Зачем живём – уже ль нашли ответ?

Жаль, вас не слышно в шуме голосов,
А мы идём, давно презрев сомненья,
Под бравурные марши и под пенье,
Под грохот барабанов и басов.

Себя ругая за свои пороки,
Всё ж ищем в прошлом мудрости истоки,
Но пыль веков не может дать совет…

Былая суша стала частью дна,
И на камнях исчезли письмена –
Как быстро время затирает след.


                10


Как быстро время затирает след
Порой, кромсая память по живому.
Что делать с болью сердцу ретивому
Звенящей, тонкой, словно флажолет.

Мне не пройти забытым переулком,
И не найти ночами тишины.
Нет города, и даже нет страны…
А я ищу, как старый недоумок

Прошедших лет хоть малый островок,
Как отголосок юности, тревог…
Всё унесла давно река забвенья.

И закусив нещадно удила,
Прессуют годы чувства и дела.
Короче память с каждым поколеньем.


                11


Короче память с каждым поколеньем.
То  юным не в упрёк, не их вина.
Они пришли в такие времена,
Когда главенствовало разрушенье.

Смогу понять иное, только жаль,
Что из груди тепло ушло куда-то…
Вдруг алчность стала наглой и мордатой,
Её не скрыть, уж как не наряжай.

Пусть практики и циники в почёте –
Не будет коды на печальной ноте.
Пока ещё надежда впереди.

Моей душе не отыскать покоя.
Я по ночам страдаю над строкою,
А сердце глупо рвётся из груди…


                12


А сердце глупо рвётся из груди.
Оно всегда мечтало жить любовью.
В нём нет преград из каст, чинов, сословий.
Его лишь смерть способна загубить.

Но те, кто был его теплом согретый,
Хотя б на час, хотя б на краткий миг,
Кто глубину любви его постиг,
Тот унесёт с собою лучик света

И чью-то душу оживит потом.
Так трудно в нашем мире непростом
Не оборвать преемственности нить.

Пусть сердце любит чисто, беззаветно,
(А разве по-другому у поэтов?)
И боль его не может остудить.


                13


И боль его не может остудить –
Поэт всегда поэт, слагает строки
Среди потерь, измен, среди пороков.
Пусть труден путь, пусть неустроен быт.

А если вспыхнет трепетное чувство,
Тотчас любовь он в одах воспоёт.
Что музыка? В ней есть всего семь нот…
Слов океан, но их сложить – искусство.

Творит он в горе, в радости, во снах,
При свете дня, и ночью при свечах,
Но каждый раз в душе клубок сомнений –

Сумел ли описать седой февраль,
Весну любви, осеннюю печаль,
И жизни невозвратное теченье…


                14


И жизни невозвратное теченье,
И стрелка, в беге замыкая круг,
Мне снова говорят: - Послушай, друг,
Жизнь – это просто краткое мгновенье.

Пусть даже Бога на тебе печать
Живи всегда, как будто день последний,
Но помни, ты звено в цепи наследий,
А за дела придётся отвечать.

Так нелегко с собой наедине…
Вдруг попадётся истина в вине?
Ведь не пуста ещё моя бутыль.

Судьбы не предсказуемы пути.
Ещё, быть может, суждено пройти
Фанфары славы и печаль пустынь…


                15


Фанфары славы и печаль пустынь…
Какое испытание труднее?
Судьба, по большей части, лотерея,
Шанс остаётся  даже для разинь.

Но цели просят жертвоприношений.
Им вера и гуманность не указ.
Расплаты неизбежен горький час
За плен своих желаний и стремлений.

Блаженные, дарующие свет,
Как быстро время затирает след.
Короче память с каждым поколеньем.

А сердце глупо рвётся из груди,
И боль его не может остудить,
И жизни невозвратное теченье.




Часть 12. Не навсегда...

                1


И жизни невозвратное теченье,
И смена дней, и груз прошедших лет
Мне говорят: – В конце погаснет свет…
Но только чувства в неповиновеньи –

Какой предел? Летать готовы мы,
Страдать, любить и мучиться стихами,
Лить слёзы, улыбаться, петь ночами,
В нас столько жизнелюбия весны!
 
Рванулось сердце из груди наружу,
Презрев года и боль, печаль и стужу.
Любовь, она не ведает стыда.

Бездонный омут – жизни круговерть,
Но где-то рядом затаилась смерть.
Неужто мы уходим в никуда?


                2


Неужто мы уходим в никуда,
Пронзая мрак горящею стрелою?
Когда глаза свои навек закрою,
Не будет боли, страха и стыда?

Не позовёт ли новая дорога?
Вдруг снова с первым криком в жизнь ворвусь?
Так почему охватывает грусть,
Когда уходит кто-то раньше срока?

У жизней тоже свой круговорот?
Душа, как долго возвращенья ждёт –
Дни, месяцы, а может быть, года?

Пусть вымысел, но хочется поверить,
Что жизнь опять свои откроет двери…
Вот если б знать, что смерть не навсегда…


                3


Вот если б знать, что смерть не навсегда,
Наверное, и жили бы иначе.
Кто хочет в мир, где много горя, плача?
Сгорев, пусть возрождается звезда.

А в наших душах – миллиард вселенных.
Но смогут жить они помимо нас?               
И мысли, что сияют, как алмаз
В мечтах неукротимых, дерзновенных,

Останутся ли бороздить эфир?
Быть может, так стихи приходят в мир,
Как чей-то шёпот в грёзах, как виденье…

Бывает, стороной пройдёт любовь…
Узнав, что жизни, шансы будут вновь,
Тогда бы испытали облегченье?..


                4


Тогда бы испытали облегченье,
Когда б пределы жизни удалось
Раздвинуть, не надеясь на авось,
А на науку, факты и ученья?

Как хорошо, когда понятна цель.
Всегда есть жизнь, и есть существованье.
Но так манят запретные желанья,
И тем сильней, чем крепче цитадель.

Растратив силы на вино и похоть,
Что остаётся? Только горько охать,
Что жизнь – не жизнь, сплошная маята.

Беда всегда приходит не в черёд.
Однако верю, что удача ждёт,
Пусть не начать мне с чистого листа…


                5


Пусть не начать мне с чистого листа,
Никто не застрахован от ошибок.
Так истину найти среди фальшивок,
К несчастью, удаётся не всегда.

Но жизнь бежит, меня меняет время,
Былых заслуг не принимая в счёт,
Порою дёготь добавляя в мёд…
Удача – это та же лотерея.

Успех, он не эквивалент труда.
Фортуна же не ведает стыда,
Приходит к праведнику и к пирату.

А формул счастья, мне поверьте, нет,
Хоть путаюсь порою в смене лет,
И в череде рассветов и закатов.


                6


И в череде рассветов и закатов
Купалось счастье юности моей,
В тенистых парках, в тишине аллей,
И под дождем, средь грозовых раскатов.

Огромный мир хотелось мне обнять…
Наивна юность, кто её осудит?
Быть может, счастье выдано, как ссуда.
Оплата – не одна седая прядь…

Пока судьба не охладила пыл,
Кружила жизнь, и в ней я даже был
Поэтом, музыкантом и солдатом.

Хоть о душе бессмертной говорим,
Но жизненный итог неумолим –
Растаю я, но не вернусь когда-то…


                7


Растаю я, но не вернусь когда-то.
Увы, потом не вспомнить о былом.
Прожил рабом, а может, королём –
Уходит память с жизнью невозвратно.

А кем я был, так хочется узнать.
Открыли б тайну древние платаны…
Не верю ясновидцам-шарлатанам.
На прошлых жизнях крепкая печать.

Что пройдено, то пройдено, а ныне,
Имея шанс, нельзя впадать в унынье.
Вдруг больше не откроются врата?

Подарят лишь забвение века мне, –
В песок стирает время даже камни, –
В эфире жить останется мечта.


                8


В эфире жить останется мечта
Незримо, но на этот мир влияя,
Быть может, чьи-то чувства пробуждая,
Освобождая душу ото льда.

А если цель всей нашей жизни в этом –
Оставить светлую лучистую мечту,
Дарить любовь, лелеять красоту…
Пусть сила у иных  приоритетов.

В борьбе так быстро выгорает страсть…
Нужны ли будут деньги, слава, власть,
Когда внутри совсем угаснет свет?

Но если жить мечтою суждено,
Я думаю – не всё ли мне равно,
Она материальна или нет?


                9


Она материальна или нет –
Моя мечта? В неё бы превратиться,
Везде летать свободно, словно птица,
Земных не ведать горестей и бед,

Смывать с лица печаль дождём весенним,
Дарить улыбки и цветные сны,
Средь быта и житейской кутерьмы
Вдруг озарять поэтов вдохновеньем.

Как глупо сравнивать мечту с желаньем…
Несбыточность подвергнуть осмеянью
Совсем легко, сказав, что это бред…

Бывает всем и весело, и грустно,
Однако, что такое наши чувства,
Ещё не найден правильный ответ.


                10


Ещё не найден правильный ответ,
Но ищут, и попыток было много.
Так что есть жизнь? Дарована нам Богом,
Белковый синтез, нереальность, свет?

Как смысл найти,  понять предназначенье…
Так хочется прожить «не просто так».
Однако часто каждый новый шаг
Всё сделанное ставит под сомненье.

А что принёс с собою новый век?
Цунами, сели и разливы рек…
Быть может, это нам предупрежденье?

Последний шанс понять – так жить нельзя.
Откроется ли новая стезя?
Я подожду, лишь запасусь терпеньем.


                11


Я подожду, лишь запасусь терпеньем.
Оно всегда – основа из основ.
Ищу с терпеньем сочетанье слов,
Дойдя до точки, до изнеможенья.

Мы все готовы терпеливо ждать.
Так часто ожидания напрасны,
И поздно замечаем мир прекрасный,
Когда приходит время увядать.

Упустим что-то, и себя корим.
Бесстрастно время, не поспоришь с ним,
Оно судья, законник и палач.

Пусть не бывает вечным вдохновенье,
Но иногда счастливые мгновенья
Мне дарит жизнь, хоть и несётся вскачь.


                12


Мне дарит жизнь, хоть и несётся вскачь,
Накал борьбы, но только каплю веры, –
Поймёшь, что дело в силе, не в размере,
Попробуй-ка  судьбу переиначь.

Она всегда коварна и хитра.
Вопросы любит задавать ночами.
И боль сжимает голову тисками,
И не уснуть до самого утра.

Её усмешку чувствую спиною…
Зачем упрямо воевать с судьбою? –
Подкинет нерешаемых задач.

Чтоб не сломаться в череде потерь,
Твержу себе одно лишь слово – верь…
Как испытанье – время неудач.


                13


Как испытанье – время неудач,
Как утешение – оно не вечно.
И наша жизнь совсем не бесконечна,
Но ничего не изменить, хоть плачь.

А в счастье так легко терять  минуты…
Так трудно не озлобиться в борьбе,
Когда врага найдёшь в самом себе…
О, Боже мой, как этот мир запутан.

Давно пораспугали синих птиц,
И вместо журавлей хотим синиц.
Былые страсти преданы забвенью.

Пускай кипит век перемен и смут…
От жизни с благодарностью приму
Любовь и веру –  как благословенье.


                14


Любовь и веру –  как благословенье,
Я постараюсь в сердце сохранить,
Не разорвав невидимую нить,
Что есть меж нами… Злятся искушенья.

Поддаться им легко, сказав – я слаб,
И обелить себя, как будто просто,
Но сердце покрывается коростой.
Помочь здесь вряд ли сможет эскулап.

Порою в похвале так много лести…
А быть вдвоём ещё не значит вместе…
Боль одиночества – цена стремлений?

Пусть горечь неоправданных разлук
Уносят вдаль секунд холодных стук
И жизни невозвратное теченье…


                15


И жизни невозвратное теченье…
Неужто мы уходим в никуда?
Вот если б знать, что смерть не навсегда,
Тогда бы испытали облегченье?..

Пусть не начать мне с чистого листа,
И в череде рассветов и закатов
Растаю я, но не вернусь когда-то,–
В эфире жить останется мечта.

Она материальна или нет?
Ещё не найден правильный ответ.
Я подожду, лишь запасусь терпеньем.

Мне дарит жизнь, хоть и несётся вскачь,
Как испытанье – время неудач,
Любовь и веру –  как благословенье.




Часть 13. Прошу и принимаю...

                1


Любовь и веру –  как благословенье,
Прошу у Бога, остальное – блажь.
Сейчас всё больше в моде эпатаж,
И жажда славы, пусть хоть на мгновенье.

Повсюду «глянец» заправляет бал –
Фальшивы чувства, мысли и улыбки.
Надеялся, что это по ошибке,
Но пенится, растёт девятый вал,

Сметая всё, что встанет на пути.
Кто сможет в этом истину найти?..
Засохнет пена, привлекая мух.

Волна уйдёт, она не навсегда…
Пусть будет счастье в будущих годах,
Но горе – неизбежностью приму.



                2


Но горе – неизбежностью приму.
Труднее было – как-то выживали.
Я знаю, не навечно власть печали,
И верю в свет, он побеждает тьму.

Судьба кружит неторною дорогой.
Усталостью морщинится  лицо,
А ноги наливаются свинцом.
Осталось сил уже совсем не много.

Лелеет память радость прошлых дней,
Моей душе от этого теплей,
Порой в воспоминаниях тону.

Пусть юность в нашем сердце навсегда,
Но есть рубец на прожитых годах…
Мне б не хотелось вспоминать войну.



                3


Мне б не хотелось вспоминать войну, –
Так режет слух излишний пафос, право…
А у былых заслуг горька оправа –
До них, увы, нет дела никому:

«Ну, я тебя туда не посылал,
И эти времена давно прошли,
Пойми, страна-то нынче на мели,
Быть может, хватит на последний залп.»

Нам государство мачеха, не мать.
Но Родину готовы защищать.
Понятий ни к чему объединенье.

В упрямых снах опять грохочет бой…
Подальше-ка я спрячу эту боль.
Она чужда мне по определенью.



                4


Она чужда мне по определенью
Любая власть, а с ней её закон.
Душой я со свободой породнён,
И нестерпимо видеть принужденье.

Как научиться сдерживать себя?
И гнев, и месть – пылающие страсти.
Порою целый мир собою застят,
Не помогают время и мольба.

Прощать – удел для слабых и безвольных?
Я сам себе проигрываю войны.
В душе осадок горький от обид.

Хочу, у Бога попросив терпенья,
Оставить в прошлом все свои сомненья…
Зачем же память раны холодит?



                5


Зачем же память раны холодит,
Особенно бессонными ночами?
И прошлое встаёт перед глазами,
И сердце, охнув, вдруг теряет ритм.

Вернуться бы туда, хоть на мгновенье…
Исправить ничего уже нельзя.
Смывает набежавшая слеза
С моей души тревоги и сомненья.

Я не прошу у Бога благодать,
Но снова не желаю испытать
Боль от потерь, она невыносима.

Как будто время может здесь помочь –
Закроет день, но не отбросит прочь…
Не вспоминаю, но забыть не в силах.


                6


Не вспоминаю, но забыть не в силах.
Ночами вновь приходит липкий страх,
И снова боль в искусанных губах –
Воспоминаний подлая трясина,

А через память не проложишь гать.
Зачем хранят глубины подсознанья,
( Неведомо им чувство состраданья.)
Всё то, что не желаю вспоминать?

Но отчего не помню вкус весны?
Меня не радуют цветные сны.
Вот был бы свет любви неугасимым…

Так много в этой жизни шелухи.
Бессонница – расплата за грехи? –
Не помогают даже эликсиры.


                7


Не помогают даже эликсиры.
Совсем непросто душу отогреть,
Пускай не целиком, хотя б на треть,
Но каждому…Мы б не узнали мира.

Пока нет веры чувствам и словам,
(Её давно, к несчастью, потеряли.)
Я думаю, изменится едва ли
Наш странный мир, хоть он и дорог нам.

Стремясь упорно к достиженью цели,
Душой так незаметно очерствели –
Друзей терять привычно на пути.

Приятен, но так краток миг победы…
Кто без друзей твои разделит беды?
Вселенский холод прячется в груди.


                8


Вселенский холод прячется в груди.
Он гасит искры чувств без состраданья.
Но так легко винить непониманье,
Свой гнев не попытавшись остудить.

Рвануть рубаху, мне поверьте, проще,
Сказав: я не иду не компромисс.
Гордыня прячется, как хитрый лис,
А повод дай, она тотчас возропщет.

Растут обиды, словно снежный ком.
И бесполезно биться в стену лбом –
Все обещанья были западнёю?

Но был предупреждён – не обессудь…
Кто говорил, что лёгким будет путь?
Так пусть любовь горит во тьме звездою.


                9


Так пусть любовь горит во тьме звездою.
Мне только жаль, она не светит всем,
(Легко б решилось множество проблем.)
И свет её не передать рукою,

А только с сердцем можно подарить,
Отдав навек, не требуя награды.
Года и расстоянья не преграда,
Когда сердца соединяет нить

Любви такой трепещущей и нежной…
И тот глупец, кто думает небрежно –
Так не бывает, это показное…

Испить, увы, не каждому дано
Из кубка жизни терпкое вино.
С любимой радость возрастает вдвое.


                10


С любимой радость возрастает вдвое.
Но жизни не бывает без разлук.
Секундной стрелки бесконечен круг.
А сердце беспокоится и ноет.

Я знаю, чувства нелегко сберечь.
Разлука не простое испытанье.
Однако, легче тяжесть ожиданья,
Когда изведал радость пылких встреч.

Так пусть объятья ночью будут жарче,
Тогда и солнце утром светит ярче,
И, кажется, что глубже неба синь.

Неважно, что судьба ведёт по краю.
Удачи и победы умножая,
Беду наоборот – ополовинь.


                11


Беду наоборот – ополовинь,
Когда друзья свои подставят плечи.
Давно не верю в то, что время лечит.
Смерть уровняет смердов и княгинь.

Живя душой, высот достигнешь вряд ли –
Холодный разум правит и расчёт.
В душе, к несчастью, всё наоборот.
Кто чувствами живёт, тот так податлив.

Венок лавровый – так ли нужен он? –
Рекой забвенья будет унесён…
В песке исчезнут города и страны.

И так ли важно свой оставить след?
Что для вселенной краткой жизни свет?
Всё в этом мире очень многогранно.


                12


Всё в этом мире очень многогранно.
Есть мнения, но только истин нет.
Ещё не найден правильный ответ
Откуда мы и кто… Вот это странно.

История растянута в веках.
Кто утвердил ошибку Скалигера?*
Как приняли теорию на веру,
Самих себя оставив в дураках?

Но встали в круг учёные мужи –
Попробуй, подойди к ним и скажи,
Что в их трудах фундамент из обмана…

Совсем непросто в нашем мире жить,
И ложка правды в океане лжи
В нём уживаются, хоть это странно…


         *Новая хронология:
         

                13


В нём уживаются, хоть это странно,
Любовь и ревность, плутовство и честь.
Прощенье и сжигающая месть,
Как будто в этом мире равноправны.

За радостью придут беда и боль.
Удачу снова сменит невезенье.
И я прошу у Бога лишь терпенья.
Меня просить иного не неволь.

Порою всё решаем сгоряча,
Взмахнув рукой, и рубанув с плеча…
Но мудрость говорит: сперва остынь.

Мир трудно изменить, и это зная,
Я  в нём уже, как данность, принимаю
И тяжкий грех, и  трепетность святынь.


                14


И тяжкий грех, и трепетность святынь
Мне говорят: – А будет ли иное?..
Я думаю, что это мир так скроен –
В нём сладок мёд, но так горька полынь,

В нём много искушений и пороков…
Где перешли невидимую грань?
Уже совсем привычной стала брань…
И почему в толпе так одиноко?

Где цель, что будет нам светить в веках?
Но все ли к ней пойдут в руке рука?..
А слабость у цепи - в одном из звеньев.

Пусть грешен, пусть крива моя дорога,
С поклоном принимаю я от Бога
Любовь и веру –  как благословенье.


                15


Любовь и веру –  как благословенье,
Но горе – неизбежностью приму.
Мне б не хотелось вспоминать войну,
Она чужда мне по определенью.

Зачем же память раны холодит?
Не вспоминаю, но забыть не в силах.
Не помогают даже эликсиры.
Вселенский холод прячется в груди.

Так пусть любовь горит во тьме звездою.
С любимой радость возрастает вдвое.
Беду наоборот – ополовинь.

Всё в этом мире очень многогранно.
В нём уживаются, хоть это странно,
И тяжкий грех, и трепетность святынь.




Часть 14. Точка

                1


И тяжкий грех, и трепетность святынь
В моей душе сомнения рождают.
Навалятся они коварной стаей –
В руках опять окажется бутыль.

Зелёный змий, хитрейший искуситель,
Прошепчет мне: Я рядом в трудный час,
И если ты в сомнениях увяз,
Откройся... Знай - я друг твой и спаситель.

В хмельной слезе вдруг заискрится быт,
И пусть давно друзьями позабыт,
Но что-то светлое приходит из эфира.

Рука дрожит, хватаясь за перо…
Есть в этих строках и добро и зло –
Всего лишь часть большой картины мира.


                2


Всего лишь часть большой картины мира –
Эпоха, только малой точкой – жизнь…
Пусть чувства ярки, пусть стремятся ввысь,
Но бренно тело… Помогает лира,

Иллюзию полёта создавая…
Вокруг кружатся рифмы и слова.
Мне кажется, хмелеет голова,
Когда мои мечты в строку вплетает…

Какой же это сладостный дурман…
В полночный час развеется туман.
К луне пегас умчится быстрокрылый.

Звенящей пустотой накроет дом.
Природа вновь заплачет за окном,
Она мне кажется совсем унылой.


                3


Она мне кажется совсем унылой,
Та жизни часть, что будет суждена.
Остались в прошлом  юность и война.
Нещадно годы мне сутулят спину.

К чему стремиться? В жизни был успех,
Потери, радости и расставанья,
Любовь и ревность, встречи и признанья,
И слёзы от обид, печаль и смех.

Я истину искал на дне бутылки,
И видел смерти страшную ухмылку…
А в багаже ношу одни нули…

Но улыбаюсь, источая бодрость…
Судьба мне подарила безысходность,
Как скрученный в петлю пеньковый линь.


                4


Как скрученный в петлю пеньковый линь,
Напоминанье – всё идёт к закату.
Пусть жизнь-река шумит на перекатах
И говорит: Сомнения отринь,

Пока есть силы, наслаждайся счастьем,
Глотками пей, как терпкое вино…
Никто не знает, что же суждено,
Чей чёлн судьбы не выдержит ненастье…

Но только, солнце перешло зенит,
И вкус победы, кажется, горчит,
А сам процесс уже неинтересен.

Придут опять иные времена,
Из памяти стирая имена.
Итог, увы, заранее известен.


                5


Итог, увы, заранее известен.
Мы даже время выбрать не вольны.
Не каждый доживёт до седины.
Иной уход считаю неуместным –

Когда рука, сжимающая сталь,
Вдруг прерывает путь земной до срока…
Убить себя… А заповеди Бога?
Хотя, по-человечески, мне жаль,

Что жизнь такой жестокою бывает,
И выхода порой не оставляя,
Сжигает сердце пламенем тревог.

Сражаюсь потому, что я упрямый.
Прямой был путь, а может и корявый,
Небытиё – конец любых дорог.


                6


Небытиё – конец любых дорог.
Но верится – бессмертны наши души.
Летать в эфире, может быть, и лучше,
А плохо жил, изволь на новый срок…

Когда грешат, не думают о вечном,
Оставив искупленье на потом,
Идут года обычным чередом,
Но наша жизнь ужасно быстротечна.

Давно забыты тягостные дни,
Лишь бередят они ночами сны.
Тогда даёшь ещё один зарок.

Наверно, очень важно для души,
В какой ты ситуации грешил –
Плыл по теченью или поперёк.


                7


Плыл по теченью или поперёк,
Бывало, что заплыв в водовороты,
Нырял, спасаясь, но, быть может, кто-то
Такую жизнь поставит мне в упрёк –

Мол, ты всегда барахтался без цели,
Не выбрав берег, и всегда один…
 – На это было множество причин,
Меня понять тогда не захотели.

Теперь, уж мне поверьте, всё равно.
А жизнь трудней и жёстче, чем в кино,
И гнуло так, что было не до песен.

Сорвалась с неба, отгорев, звезда.
О ней уже не вспомнят никогда.
Кому-то будет путь твой интересен?


                8


Кому-то будет путь твой интересен?
Пусть дети вспоминают иногда.
Ведь старость в одиночестве – беда,
Когда один, и хлеб по вкусу пресен.

Живое слово – нет его теплей.
В стихах трепещут строки, словно струны,
Как будто чувства снова стали юны,
Отбросив прочь печаль минувших дней.

Мне синь экрана холодно-чужда,
И очень жаль, что скоро навсегда
Исчезнет сила из печатных строк.

Но застилая мысли и глаза,
(Нет времени взглянуть на образа.)
Кружится информации поток.


                9


Кружится информации поток.
Успеть за ним – нелёгкая задача.
Торопимся, бежим, а как иначе,
Затопчется упавший лепесток.

Хотя, быть может, там гораздо лучше –
Но страшно оказаться на краю,
И даже всё вокруг не узнаю,
Нет споров кто успешнее и круче.

Жизнь снова кружит в омуте безбожном.
Поняв, за всем угнаться невозможно,
Уже готов пустить на самотёк…

Как не отстать – тяжёлой ношей бремя.
Я, может, подожду – сказало время,
Но делая ещё один виток.


                10


Но делая ещё один виток,
Спираль прогресса набирает скорость.
Как следствие, приходит толстокожесть,
Посажены все чувства под замок.

Что толку обижаться, если сами
Расчетливость, поставив во главе,
Остались очень быстро в меньшинстве…
Бездушие, скрываясь за словами,

В сердца проникло,  вытеснив любовь…
Вот если бы начать всё это вновь…
Возврата нет в движеньи по спирали.

Всё изменить пытались смельчаки,
Но время разровняло бугорки…
И не таких героев забывали.


                11


И не таких героев забывали.
Мы не храним строителей имён.
Творец всегда судьбою обречён
Закончить дни в забвеньи и печали.

История воителей хранит,
Что, разрушая, покоряли страны.
Всё поглотят песчаные барханы.
В них тонет мрамор, бронза и гранит.

Стеной бурьян на старых пепелищах.
Держать копьё сподручней топорища.
Труднее строить, чем идти в набег.

Огромный мир засасывают дрязги,
И без конца оружьем будем лязгать,
Пока живёт страстями человек


                12


Пока живёт страстями человек,
Быть рядом и предательству, и вере.
Бок о бок и находки, и потери,
Печаль разлуки, сладострастье нег…

Переплелись узлом все наши чувства.
Ни расплести, ни разрубить нельзя.
Но кем дана такая вот стезя?
Создать наш мир – высокое искусство.

Мы, как слепые тычемся о стены,
И безысходность заполняет вены,
Замедлив нашей крови быстрый бег.

Недаром сверху скалятся химеры –
Блаженство духа, как и крепость веры,
Останется утопией навек.


                13


Останется утопией навек
Желание достигнуть совершенства.
Возможно ль в мире общее блаженство?
Нет… Проще изменить теченье рек.

В веках душа осталось неизменной.
Движение прогресса налицо
Вверх по спирали… Для души кольцо –
Кружить устала в каждой жизни бренной.

Всё больше равнодушных вижу я.
Уже иная цель у бытия –
Любой ценой, но быть на пьедестале,

Пусть хоть квадратом посреди холста…
И, может быть, исчезнут, как мечта,
Величие и целостность морали.


                14


Величие и целостность морали
Недостижимы, словно миражи.
Ошибок можно много совершить,
Всю жизнь прожить изгоем и в опале,

Стремившись к цели той, которой нет…
И жаль, что силы отданы напрасно,
Быть может, будет всё ещё прекрасно,
Но не вернуть назад ушедших лет.

Однако, цель - жестокая приманка,
Как яркий луч, что ночь пронзает жарко,
А в темноте на свет летит мотыль.

Так быстро жизни опустела фляга.
Я понял, что не горе и не благо
И тяжкий грех, и трепетность святынь.


                15


И тяжкий грех, и трепетность святынь
Всего лишь часть большой картины мира.
Она мне кажется совсем унылой,
Как скрученный в петлю пеньковый линь.

Итог, увы, заранее известен.
Небытиё – конец любых дорог.
Плыл по теченью или поперёк –
Кому-то будет путь твой интересен?

Кружится информации поток.
Но делая ещё один виток,
И не таких героев забывали.

Пока живёт страстями человек,
Останутся утопией навек
Величие и целостность морали.




Венок магистралов.

                1


Величие и целостность морали,
Как тайная, но вера в волшебство.
Пусть жизни неизменно естество…
О чудесах неужто не мечтали?

У нас в крови – надеяться на случай.
Неистребимо русское «авось».
Немало дел с ним сделать удалось.
Как феномен, он вовсе не изучен.

И есть ещё Великий  Русский Дух,
Во все века не брал его недуг,
Но для него нет жизни под уздой.

Пока он есть, и мы непобедимы.
А вера в то, что стаем мы едины,
Пусть будет целью, пламенной звездой.


                2


Пусть будет целью, пламенной звездой
Любовь, тобой подаренная людям.
Когда же мы о злобе позабудем?
Не проще ль жить с открытою душой?

Я рад, что Бог не обделил друзьями,
Они со мной в беде и на пиру,
Всегда плечо подставят – обопрусь.
Не говоря дежурными словами,

Нет в жизни судей строже, чем они…
Поступки наши где-то учтены,
Я знаю, что не властен над судьбой,

Но ей опять пойду наперекор
Хотя, быть может, это просто вздор…
Кто хочет, тот пускай идёт со мной.


                3
         

Кто хочет, тот пускай идёт со мной.
Всем места хватит, мир внутри огромен.
Он даже бесконечности подобен…
Я не смогу прикрыть его рукой,

Когда непрошено беда нагрянет.
Мир будут беззащитен перед ней,
Как осенью листок среди ветвей,
Насильно одеваемый в багрянец.

Что ж я ищу на жизненном пути?
Бесспорных истин в мире не найти,
Хоть их веками мудрые искали.

А, может быть, есть память у камней?
Тогда на вечный мир их взгляд верней…
Мечты ведут в заоблачные дали.


                4


Мечты ведут в заоблачные дали.
Приходит ночь и манит млечный путь.
Мы долетим до звёзд когда-нибудь.
Вот только бы в душе не заплутали.

Мне не найти сложнее лабиринта.
Куда идти – решаю каждый день.
Я от ошибок становлюсь седей.
Жизнь коротка, но всё ж длиннее спринта.

Ещё смогу хоть что-то изменить,
Пока меня ведёт надежды нить, –
Она со мной и в праздники и в будни.

Судьбы своей не зная наперёд,
Я всё ж гадаю: что произойдёт,
Какой же шаг последним в жизни будет?


                5


Какой же шаг последним в жизни будет?
Без веры или с верою уйду?
Пока играют мысли в чехарду,
И, кажется, что разум беспробуден.

Ещё не раздавило бремя лет,
Но очень быстро копится усталость,
А сделать я успел такую малость.
Умчалось время, что ж кричать вослед.

Не перепишешь набело страницы.
Не удержал в руках своей синицы.
Пусть плотно въелась в кожу пыль дорог,

Ещё манят бескрайние просторы,
Им всё равно, скажу я без укора,
Как я приму предписанный итог…


                6


Как я приму предписанный итог?
Чем больше лет, тем больше беспокойства.
Беспечность – это молодости свойство,
Но молодость, конечно, не порок, –

Бурлит внутри огнём вулкан желаний,
Горят глаза и целый мир открыт.
Промчится время цокотом копыт, –
Не далеко до разочарований.

Я жил надеждой в суматохе дней.
Однако, обстоятельства сильней.
Судьба решила сделать кувырок.

А так хотелось покорять вершины.
Теперь их вижу только из долины.
Мне жаль, но очень многого не смог.


                7


Мне жаль, но очень многого не смог.
Вот всё ли отдал, чтоб достигнуть цели?
Упорные штурмуют цитадели.
Так почему себя не превозмог?

Мечтать, так сладко лёжа на диване.
Фантазии не ведают преград.
Пусть за окном хоть дождь, хоть снег, хоть град –
Нет повода для разочарований.

Покой и нега в мире сладких снов.
Дорогой жить – так это для глупцов,
Для непосед, для тех, кто безрассуден.

Я сам из тех, кто истину искал
И на земле, и выходя в астрал.
А путь мой есть в Великой Книге Судеб?


                8


А путь мой есть в Великой Книге Судеб?
Что жизнь? – Всего лишь вечности глоток.
Пусть мир вселенной кажется жесток –
В нём нет добра и зла, и он не судит.

Стремясь постигнуть тайну бытия
По формулам раскладываем Хаос.
Но в этой жизни не бывает пауз,
Чтоб оглянуться и понять – кто я?

Нас разделяет множество преград.
Кто изначально в этом виноват?
Мы от Адама все единокровны.

Устои и обычаи гнетут.
Так нелегко переступить черту.
Всё в этом мире, в общем-то, условно.


                9


Всё в этом мире, в общем-то, условно –
И наша жизнь, и чувства, и мечты.
В потоке каждодневной суеты
Всё меньше дел нам кажутся греховны.

Чеканит шаг секунд жестоких рать.
Меняет время моду, нравы, души.
Нам даже сердце некогда послушать,
Не то, что им решенья принимать.

Скрутила жизнь ещё один виток.
Накатан путь, пусть он коряв, убог,
Когда привыкнешь, кажется, что ровно.

И если бы не эта колея,
Оспорил бы законы бытия,
Но принимаю я беспрекословно…


                10


Но принимаю я беспрекословно
Всё то, что уготовано судьбой.
Промчались годы бурною рекой,
А я всё так же верю в силу слова.

Эмоций бурю фраза – я люблю –
В любой душе нежданно поднимает,
Вдруг исчезает мудрость нажитая,
И с грустью вслед не смотришь журавлю.

Вернётся зло, ударив рикошетом.
Почаще вспоминали бы об этом.
Absolvo te* – советует латынь.

Уметь любить – призванье, не искусство.
Пусть не заглушат трепетное чувство
Фанфары славы и печаль пустынь.


                * Аbsolvo te [абсольво тэ] - отпускаю грехи твои.


                11


Фанфары славы и печаль пустынь…
Какое испытание труднее?
Судьба, по большей части, лотерея,
Шанс остаётся  даже для разинь.

Но цели просят жертвоприношений.
Ни день, ни час нельзя вернуть назад.
Порою очень горек час расплат
За плен своих желаний и стремлений.

Блаженные, дарующие свет,
Как быстро время затирает след.
Короче память с каждым поколеньем.

А сердце глупо рвётся из груди,
И боль его не может остудить,
И жизни невозвратное теченье.


                12


И жизни невозвратное теченье…
Неужто мы уходим в никуда?
Вот если б знать, что смерть не навсегда,
Тогда бы испытали облегченье?..

Пусть не начать мне с чистого листа,
И в череде рассветов и закатов
Растаю я, но не вернусь когда-то,–
В эфире жить останется мечта.

Она материальна или нет?
Ещё не найден правильный ответ.
Я подожду, лишь запасусь терпеньем.

Мне дарит жизнь, хоть и несётся вскачь,
Как испытанье – время неудач,
Любовь и веру –  как благословенье.


                13


Любовь и веру –  как благословенье,
Но горе – неизбежностью приму.
Мне б не хотелось вспоминать войну,
Она чужда мне по определенью.

Зачем же память раны холодит?
Не вспоминаю, но забыть не в силах.
Не помогают даже эликсиры.
Вселенский холод прячется в груди.

Так пусть любовь горит во тьме звездою.
С любимой радость возрастает вдвое.
Беду наоборот – ополовинь.

Всё в этом мире очень многогранно.
В нём уживаются, хоть это странно,
И тяжкий грех, и трепетность святынь.


                14


И тяжкий грех, и трепетность святынь
Всего лишь часть большой картины мира.
Она мне кажется совсем унылой,
Как скрученный в петлю пеньковый линь.

Итог, увы, заранее известен.
Небытиё – конец любых дорог.
Плыл по теченью или поперёк –
Кому-то будет путь твой интересен?

Кружится информации поток.
Но делая ещё один виток,
И не таких героев забывали.

Пока живёт страстями человек,
Останутся утопией навек
Величие и целостность морали.


                15


Величие и целостность морали,
Пусть будут целью, пламенной звездой.
Кто хочет, тот пускай идёт со мной.
Мечты ведут в заоблачные дали

Какой же шаг последним в жизни будет?
Как я приму предписанный итог?
Мне жаль, но очень многого не смог.
А путь мой есть в Великой Книге Судеб?

Всё в этом мире, в общем-то, условно,
Но принимаю я беспрекословно
Фанфары славы, и печаль пустынь,

И жизни невозвратное теченье,
Любовь и веру –  как благословенье,
И тяжкий грех, и трепетность святынь.


Рецензии
У меня слов нет, Володя... Полёт мысли и её высота, техническое исполнение- ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ!!! Очень хотелось бы когда-нибудь созреть и замахнуться на такой королевский венок) В полном восторге, с преклонением перед настоящим ПОЭТОМ!

Лейла Бегим   29.05.2011 02:54     Заявить о нарушении
Скоро тисну "Отшельника" и "Монолог", если всё сложится. "Отшельник" уже в работе...

Владимир Остапенко   29.05.2011 23:26   Заявить о нарушении
А где можно будет приобрести? Я бы очень хотела, всё же книги предпочитаю больше

Лейла Бегим   29.05.2011 23:29   Заявить о нарушении
Я забираю весь тираж, кроме рассылочных книг. Он маленький, 200 экз. Я делаю столько, сколько уйдёт через меня. Бегать по презентациям и пиариться на тусовках, чтобы что-то купили, нет ни времени, ни желания.
Такая маленькая иллюзия независимости от издательства.

Владимир Остапенко   29.05.2011 23:44   Заявить о нарушении
Если вдруг будет в интернет-магазинах, дайте мне пожалуйста знать. То, что Вы не станете пиариться,я это давно поняла)

Лейла Бегим   30.05.2011 00:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.