Журавли над Чирчиком

Стремительно-печален  их итог.
Летят так целеустремлённо-строго...
И лишь товарищ, скорбно-одинок
на выступе гранитного порога –

ему не взмыть, взмахнувши широко
крылами  над  покинутой юдолью...
Сочится рана чистым родником
из-под крыла, надломленного болью.

Но птицам,  резким абрисом в выси
вовек не оглянуться – даже вживе.
А уж в  металле…
                Вытянув носы,
как  «ТУ» мгновенные, сверхзвуковые

и с чувством локтя, стали и крыла
и  спаянности непоколебимой –
сильны несущей плоскостью угла,
слабы  смертельной раною единой.

Стремительно они вознесены
над  городом руками человека,
как память не вернувшихся с войны,
взлетевшая над городом и веком.

Земля… Семидесятые года.
Запомните её,   земные птицы,
взлетевшие с планеты навсегда,
с ней так и не   успевшие проститься.
               
            
         

       ДОГАДКА

...А если б не было Иуды –
тогда бы не было Христа?
Как и Голгофского креста?
И стал бы – Магомет ли, Будда...

"Приговорённый к поцелую.
Любимый. В дюжине – один.
Я – раб. Учитель – господин.
Исполню – и исчезну всуе."

Назначен на стезю чужую,
не маршал Власов брал Берлин. 


Рецензии