Из немецкой поэзии, Герман Гессе

Hermann Hesse
(1877-1962)
IM NEBEL

 Seltsam, im Nebel zu wandern!
 Einsam ist jeder Busch und Stein,
 Kein Baum sieht den andern,
 Jeder ist allein.

 Voll von Freunden war mir die Welt,
 Als noch mein Leben licht war;
 Nun, da der Nebel fаllt,
 Ist keiner mehr sichtbar.

  Wahrlich, keiner ist weise,
 Der nicht das Dunkel kennt,
 Das unentrinnbar und leise
 Von allen ihn trennt.

 Seltsam, Im Nebel zu wandern!
 Leben ist Einsamsein.
 Kein Mensch kennt den andern,
 Jeder ist allein.

В ТУМАНЕ

 Бродить в тумане – странно и ново,
 Сам по себе каждый камень и куст,
 Деревья не видят одно другого,
 Мир для каждого пуст.
 Была моя жизнь светла, и рядом
 Сколько было друзей дорогих!
 А нынче в тумане напрасно взглядом
 Ищу хоть кого-то из них.
 Тому, кто не знал, как выглядит мрак,
 Мудрым стать не грозит –
 Тебя ото всех, не заметишь как,
 Тьма навсегда отделит.
Бродить в тумане – странно и ново,
 Один на один со своей судьбой.
 Не знает никто никого другого,
 Сам по себе любой.
Перевод с нем.: Валерий Брайнин-Пассек


В тумане

Как странно бродить в туманной округе!
Замкнут каждый куст и цветок,
Стволы не ведают друг о друге,
Каждый из них — одинок.
Когда-то я стольких друзей обнимал,
И жизнь моя исходила светом,
А нынче сошел туман,
И все до единого скрылись при этом.
При свете не станешь умным,
Но будет сумрак пролит —
И вдруг струеньем бесшумным
Тебя ото всех отделит…
Как странно бродить в туманной округе!
Уединенность — наш рок,
Люди не ведают друг о друге,
Каждый из них — одинок.
Перевод Д.Щедровицкого
 

ОДИНОЧЕСТВО

Далёк мой путь, мой путь тяжёл,
И нет пути назад;
Кто одиночество обрёл,
Тому в нём рай и ад.

Тяжёл соблазн; к себе зовёт
Обыденность на дно,
Как зов её любовью жжёт,
Как страстью пышет, но

Кто одиночество испил,
Шагнув за окоём,
Тому и щебет птиц не мил,
Тот не пойдёт вдвоём.
Перевод с нем.Вяч. Маринина

ПУТЬ В ОДИНОЧЕСТВО

 Весь мир покинул тебя.
 Радости догорают,
 Что прежде любил ты.
 Из пепла их грозит темнота.

Ты сам в себя
 Всё глубже уходишь,
 Поневоле, незримой руке послушен.
 В мёртвой пустыне стоишь ты и замерзаешь,
 А где-то плачет
 Отчизны потерянной эхо:
 Голоса детей и нежная песнь любви.

Труден путь в одиночество.
 Ты прежде не знал об этом.
 И источник мечтаний давно иссяк.
 Но верь, что в конце пути
 Ты вновь обретёшь свой дом,
 Смерть и второе рожденье,
 Могилу и вечную Матерь.
1919
 Перевод с нем.: Ольга Бараш

ВСЕ СМЕРТИ

 Все на свете смерти я изведал,
 Все на свете вновь хочу изведать,
 Деревянной смертью хочу умереть в сосне,
 Каменной смертью хочу умереть в скале,
 Глиняной смертью в песке,
 Лиственной смертью в шуршащей летней траве
 И жалкой, кровавой человеческой смертью.

Деревом снова хочу на свет появиться,
 Цветком и травой хочу на свет появиться,
 Рыбой и птицей, оленем и мотыльком,
 И в каждом обличье
 Нетерпенье меня вознесёт по ступеням
 К последней боли,
 К человеческой боли - ввысь.
 О до дрожи натянутый лук,
 Когда нетерпенья безумная длань
 Соединить стремится
 Два полюса бытия!
 Бесконечно, снова и снова
 От смерти к рожденью меня ты гонишь
 Воплощений тернистым путём,
 Прекрасным путём воплощений.
 1920
 Перевод с нем.: Ольга Бараш


РАЗМЫШЛЕНИЕ

 Непреходящ и божествен дух.
 Навстречу ему, чьё орудие мы и образ,
 Путь наш ведет, сокровенная наша цель -
 Ему уподобиться, светом его сиять.

Смертными созданы мы; прах мы и глина.
 Давит на плечи наши земная тяжесть.
 Пестует нас природа нежно, как мать.
 Кормит земля, колыбель и могила покоят.

Но природа не радует нас.
 Материнские чары её
 Изгоняет огонь бессмертного духа.
 Как отец, превращает он в мужа младенца,
 Взамен невинности детской в нас будит силу и совесть.

Так меж отцом и матерью,
 Так меж духом и телом
 колеблется самое слабое в мире созданье,
 Человек с душою дрожащей. Ему дана
 Полная мера страданья и полная мера
 Высшего блага - любви.

Труден путь его. Грех и смерть - его пища.
 Тьма его часто объемлет; порою
 Сетует он, что родился на свет.
 Но лучезарная цель ему вечно сияет,
 Предназначенье - нетленный дух.
 И чувствуем мы: пусть он хрупок и робок,
 Великой любовью его возлюбила вечность.

Поэтому мы, заблудшие братья,
 Обретаем любовь и в сомненьях, и в спорах.
 Не осужденье и ненависть -
 Свет терпеливой любви,
 Любящего терпенья
 Приближает нас к цели святой.
 1933
 Перевод с нем.: Ольга Бараш



Мир – наш сон
               
Ночью страшные виденья
 И волшебных замков чудо,
 Города и люди снятся –
 Знаешь ты, они откуда? –
 Их творят души глубины,
 Все они – твои творенья,
 Все они – твои картины,
 Сновиденья.

Днем пройди по переулкам,
 В облака всмотрись и лица,
 В них узнаешь с удивленьем
 То, что ночью тебе снится.
 Все, что видишь пред собою
 В многогранном мирозданье,
 Было создано тобою,
 И живет в твоем сознанье.

Вечно внутрь себя шагаешь,
 Медлишь или же спешишь –
 Ты - творишь и разрушаешь,
 Ты – молчишь и говоришь.
 Волшебство, давно забытое,
 Мирозданья нить прядет,
 И оно, тобой открытое,
 Лишь в тебе одном живет.
Перевод с нем.: Елена Мюнстер
 
Ночь

 Свечу я погасил,
 В открытое окно
 Струится ночь и мягко обнимает,
 И братом, другом нежно называет.

И с нею мы одной тоской полны,
 И снятся нам одни и те же сны.
 Мы шепчемся тихонько о былом,
 И вспоминаем с грустью отчий дом.
Перевод с нем.: Елена Мюнстер

 
Бренность

С дерева жизни моей
 Лист за листом облетает,
 О пестрый мир,
 Как же он пресыщает,
 Как пресыщает и утомляет,
 Как он пьянит!
 Что сегодня еще цветет,
 Скоро завянет, умрет.
 Скоро лишь ветер будет
 Могилу мою обнимать,
 А над ребенком малым
 Нежно склонится мать.
 Мне б в глаза заглянуть ее снова –
 В них звезда, что укажет путь,
 Все остальное может навеки уйти и уснуть.
 Все умирает, умирает покорно
 И лишь вечная мать остается,
 Что жизнь нам дает во все времена.
 Словно играя, в воздухе призрачно-тонком
 Пальцем пишет она наши с тобой имена.
Перевод с нем.: Елена Мюнстер

             Жалоба
Но нам остановиться не дано,
 Найти на счастье, на беду ли дом,
 Везде в гостях мы, все для нас одно,
 Нигде не сеем и нигде не жнем.
 
Мы просто глина под рукой творца.
 Не знаем мы, чего от нас он ждет.
 Он глину мнет, играя, без конца,
 Но никогда ее не обожжет.
 
Застыть хоть раз бы камнем, задержаться,
 Передохнуть и в путь пуститься снова!
 Но нет, лишь трепетать и содрогаться
 Нам суждено, - и ничего другого.
Перевод с нем.: Соломон Апт

 
Уступка

 Для них, наивных, непоколебимых,
 Сомненья наши - просто вздор и бред.
 Мир - плоскость, нам твердят они, и нет
 Ни грана правды в сказках о глубинах.

  Будь кроме двух, знакомых всем извечно,
 Какие-то другие измеренья,
 Никто, твердят, не смог бы жить беспечно,
 Никто б не смог дышать без оспасенья.
 
 Не лучше ль нам согласия добиться
 И третьим измереньем поступиться?
 
 Ведь в самом деле, если верить свято,
 Что вглубь глядеть опасностью чревато,
 Трех измерений будет многовато.
Перевод с нем.: Соломон Апт

 
 Но втайне мы мечтаем...

 Мы жизнью духа нежною живем,
 Эльфической отдав себя мечте,
 Пожертвовав прекрасной пустоте
 Сегодняшним быстротекущим днем.

  Паренья мыслей безмятежен вид,
 Игра тонка, чиста и высока.
 Но в глубине души у нас тоска
 По крови, ночи, дикости горит.

 Игра нам в радость. Нас не гонит плеть.
 В пустыне духа не бывает гроз.
 Но втайне мы мечтаем жить всерьез,
 Зачать, родить, страдать и умереть.
Перевод с нем.: Соломон Апт

  Буквы

 Берем перо, легко наносим знаки
 На белый лист уверенной рукой.
 Они ясны. Понять их может всякий,
 Есть сумма правил для игры такой.
 Но если бы дикарь иль марсианин
 Вперился взглядом в наши письмена,
 Ему б узор их чуден был и странен,
 Неведомая, дивная страна,
 Чужой, волшебный мир ему б открылись
 И перед ним не А, не Б теперь,
 А ноги б, руки, лапы копошились,
 Шел человек, за зверем гнался б зверь,
 Пришелец, содрогаясь и смеясь,
 Как след в снегу, читал бы эту вязь.
 Он тоже копошился, шел бы, гнался,
 Испытывал бы счастье и страданья
 И, глядя на узор наш, удивлялся
 Многоразличным ликам мирозданья.
 Ведь целый мир предстал бы уменьшенным
 В узоре букв пред взором пораженным.
 Вселенная через решетку строк
 Открылась бы ему в ужимках знаков,
 Чей четкий строй так неподвижно-строг
 И так однообразно одинаков,
 Что жизнь, и смерть, и радость, и мученья
 Теряют все свои несовпаденья.
 И вскрикнул бы дикарь. И губы сами
 Запричитали б, и, тоской объятый
 Несносною, он робкими руками
 Развел костер, бумагу с письменами
 Огню принес бы в жертву, и тогда-то,
 Почувствовав, наверное, как вспять
 В небытие уходит морок зыбкий,
 Дикарь бы успокоился опять,
 Вздохнул бы сладко и расцвел улыбкой.
Перевод с нем.: Соломон Апт


Читая одного старого философа

 То, что вчера лишь, прелести полно,
 Будило ум и душу волновало,
 Вдруг оказалось смысла лишено,
 Померкло, потускнело и увяло.

  Диезы и ключи сотрите с нот,
 Центр тяжести сместите в стройной башне --
 И сразу вся гармония уйдет,
 Нескладным сразу станет день вчерашний.
 
 Так угасает, чтоб сойти на нет
 В морщинах жалких на пороге тлена,
 Любимого лица прекрасный свет,
 Годами нам светивший неизменно.
 
 Так вдруг в тоску, задолго до накала,
 Восторг наш вырождается легко,
 Как будто что-то нам давно шептало,
 Что все сгниет и смерть недалеко.
 
 Но над юдолью мерзости и смрада
 Дух светоч свой опять возносит страстно.
 И борется с всесилием распада,
 И смерти избегает ежечасно.
Перевод с нем.: Соломон Апт

Мыльные пузыри

 На склоне жизни облекая в слово
 Дум и занятий многолетних мед,
 Из понятого и пережитого
 
 С мечтой о славе свой затеяв труд,
 Намаявшись в архивах и читальнях,
 Юнец-студент спешит вложить в дебют
 Все глубину прозрений гениальных.
 
 Пуская из тростинки пузыри
 И видя, как взлетающая пена
 Вдруг расцветает пламенем зари,
 Малыш на них глядит самозабвенно.
 
 Старик, студент, малыш -- любой творит
 Из пены майи дивные виденья,
 По существу лишенные значенья,
 Но через них нам вечный свет открыт,
 А он, открывшись, радостней горит.
Перевод с нем.: Соломон Апт

Ступени

 Цветок сникает, юность быстротечна,
 И на веку людском ступень любая,
 Любая мудрость временна, конечна,
 Любому благу срок отмерен точно.
 Так пусть же, зову жизни отвечая,
 Душа легко и весело простится
 С тем, с чем связать себя посмела прочно,
 Пускай не сохнет в косности монашьей!
 В любом начале волшебство таится,
 Оно нам в помощь, в нем защита наша.
 
 Пристанищ не искать, не приживаться,
 Ступенька за ступенькой, без печали,
 Шагать вперед, идти от дали к дали,
 Все шире быть, все выше подниматься!
 Засасывает круг привычек милых,
 Уют покоя полон искушенья.
 Но только тот, кто с места сняться в силах,
 Спасет свой дух живой от разложенья.
 
 И даже возле входа гробового
 Жизнь вновь, глядишь, нам кликнет клич призывный,
 И путь опять начнется непрерывный...
 Простись же, сердце, и окрепни снова.
 Перевод с нем.: Соломон Апт


  ПОДРЕЗАННЫЙ ДУБ

 Как, дерево, тебя терзали,
 И как же ты отчуждено!
 В тебе, что сотни раз страдало,
 Осталось мужество одно!
 И я измучен жизнью гневной,
 И мне нигде спасенья нет,
 Но погружаю ежедневно
 Упрямый лоб в горячий свет.
 Все, что во мне ранимым было,
 То к смерти мир приговорил,
 Но горе разум не убило,
 Я умирал, но я ожил.
 И листья новые взрастают
 На грубых шрамах от секир,
 Забыв о боли, воспеваю
 Возлюбленный безумный мир.
Перевод с нем.: Элина Войцеховская

БОЛЬНОЙ

 Словно ветер жизнь мою разметал.
 Лежу, а сон не приходит.
 Месяц в окошке встал,
 Глаз с меня не сводит.
 Мне холодно. Я один.
 Чую - смерть к постели крадётся.
 Сердце в остывшей груди
 Так робко бьётся.
 Завожу я тихую песню
 О ветре и о луне,
 Об олене, о тёмном лесе,
 О лебеде, о волне,
 О Марии, о сыне её пою,
 Обо всём, что вспомнится мне.
 И в комнату входят мою
 Луна и звезды, лес и олени.
 Все радости, все сожаленья
 Перед глазами плывут.
 Уже я вспомнить не в силах,
 Что счастьем, что болью было:
 Все греют сердце, все рвут.
 Входят женщины, губы их белы и красны.
 От любви, как робкие свечи, горят.
 Одна из них - Смерть. Она прекрасна.
 Пронзает меня её огненный взгляд.
 Старые боги глаза открывают,
 Заветное небо своё открывают,
 Полное смеха, полное слёз.
 Все луны, все солнца на небе пылают,
 Быстрее вращаются сонмы звёзд.
 Замерла моя песня, не стало слов.
 С неба спускается сон.
 Спешит вдоль чертога богов,
 По улицам звёздным ступает он,
 Шаги его слышатся еле...
 О чем попросить его?
 Все горести отлетели.
 Не больно. Не жаль ничего.
 1921
 Перевод с нем.: Ольга Бараш


СЛОМАННЫЙ СУК

 Сухой сломанный сук,
 Что на дереве держится годы,
 Резко скрипит на осеннем ветру,
 Без коры, без листвы,
 Голый, от жизни долгой,
 От долгой смерти усталый.
 Упрямо, неумолимо,
 С тоской едва уловимой
 Поёт свою песню ещё одно лето,
 Ещё одну зиму.
 1962
 Перевод с нем.: Ольга Бараш
 




Рецензии
Мой Любимый Писатель!!! Спасибо Вам огромное, получила море удовольствия:)
С уважением,

Рудакова Мария   19.08.2013 18:02     Заявить о нарушении
Писатель моей юности."Степной волк", "Игра в биссер".Необычный взгляд на обычные вещи.

Марианна Давиша   24.08.2013 21:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.