Спичка. В соавторстве с Петром Еремеевым

-Где этот гаденыш? Где он спрятался?
Мужчина со свирепым лицом бегал по дому, ища сына.
-Что тебе нужно от мальчика, он всего лишь разбил чашку!
Женщина, тяжело дыша, пыталась схватить мужа за руку.
Он развернулся и с силой ударил ее по лицу.
Женщина, вскрикнув, упала на пол.
-Клара, я тебя предупреждал! Не лезь ко мне! Где этот малолетний придурок?
Мужчина, наклонился к лицу жены, дыша винным перегаром.
-Говори!
Несчастная, зажмурившись, закрыла голову руками.
-Сговорились против отца! Я вас кормлю. А Вы сговорились!
Деспот яростно пнул жертву в живот.
-Трус выходи! Иначе матери ты больше не увидишь!
Скрипнула дверь, в комнату вошел испуганный мальчик.
-Папочка, мамочка не виновата! Это я разбил чашку, это я стащил кусок пирога в воскресенье.
Я больше не буду. Хочешь я без сладкого месяц или год буду жить!
-Иди сюда!
Мальчик, вжав голову в плечи, неуверенно шагнул вперед.
Отец уже отпустил жену, и почти ухватил сына за рукав, но тот вывернулся.
Из-за его вечных придирок старший брат ушёл из дома.
Теперь вся мощь отцовского раздражительного характера обрушивалась на младшего.
Почти каждый вечер ему доставалось.
В ожидании побоев он приходил в ужас и попросту убегал.
Бурю пережидал в отцовском кабинете.
Забравшись под стол, мальчик сжимался и слушал, как отец кричал, мол, из сына ничего путного не выйдет, он никогда ничего не добьётся и лучше бы этот гадёныш умер - слишком дорогой ценой он обходится.
Когда голос отца стихал, юнец приходил в себя.
Переполненный обидой и ненавистью он выползал из-под дубового стола.
И тут его ждало настоящее сокровище: письменные принадлежности.
Ребенок очень любил рисовать и фантазировать.
Его словно уносило в другой мир, где он самый главный, самый нужный герой.
Пресс-папье превращалось в Большую Машину, способную давить всё на своём пути, высокая хрустальная чернильница - в Священника, курительная трубка - в Верного Солдата.
Были ещё Тиран – нарисованный наскоро человечек и Сказочник – сам мальчик.
Солдат оглашал приговор, и Тирана припечатывала машина, несколько раз проезжая туда и обратно.
Священник, призывая Бога в свидетели, обличал всех в грехах, обрекая на огненные муки ада.
Сказочник доставал из стола спички.
В последний момент, когда черенок уже почти догорал, он подносил к ней Тирана.
И пока полыхал маленький кусочек бумаги, отражаясь красными бликами в глазах, мальчик шептал: «Я вырасту…Я скоро вырасту…»
***
Оратор открыл свою папку с листками текста, посмотрев несколько секунд, швырнул её на пол.
- Я приветствую вас. Сегодня уже не осталось времени для болтовни и гимнов. Знаю, что вы собрались здесь не в ожидании слов - они вода. Вам не нужны обещания – они пыль. Вы не просите правды – она переменчива, как ветер. Вы ищите свет!
Миллионы людей живут в своей сырости, затекая слюнями над аппетитным куском чужого пирога. Штудируя пустые книги, учатся по ним представлять свою идеальную жизнь и формулировать цели: «у меня будет кусок ещё лучше, ещё слаще, ещёёёёёёёёёёёёё больше…больше…больше!». Им кажется, что смысл и предназначение человека – успех. Успеть за славой, властью, деньгами, чудом. И торопятся, не понимая, что их потенциал уже прогнил.
Другие находят себе светоча и следуют за ним беспрекословно. Запал, вложенный в их собственные головы, так и остаётся невостребованным!
Но ещё есть мы! Наши взоры обращены …

- Я почти ничего не слышу,- шепнула на ухо своей подруге молодая женщина.
Действительно, до последних рядов едва доносились обрывки фраз. Но все ощущали горячие волны, исходившие от сцены. Это не было комфортное тепло домашнего камина, а тревожный жар печи. Огромной печи.
- Мне тоже ничего не слышно. Но он великолепен, наш фюрер!
***
Послышались шаги, Ади словно очнулся ото сна.
Неужели отец догадался, где его искать?
Мальчик бросился под стол, оставив все свои игрушки.
От страха началась икота.
Он зажал себе рот: нельзя, нельзя себя выдавать.
Тогда накажут, но что ещё страшнее – раскроют его секрет.
От этой мысли его охватил ужас, стало жарко и нечем дышать. Тем временем брошенный на столе Тиран-Оратор вспыхнул, огонь перекинулся на остальную «публику», бумажные ряды, ткань столешницы.
Кабинет был полон старых книг и запылал, как масляный факел. Сказочник увидел, что всё уже горит.
Он попытался крикнуть, но, сделав вдох, закашлялся.
Чёрный дым раздирал ему горло, колол глаза.
Сквозь слёзы Ади видел, как погибает его сказка.
Жаркое марево смешало реальность и выдумку, мальчик упал. Едкие клубы дыма заполняли не только его лёгкие, но и рассудок.
Огонь стремительно пожирал мебель, портьеры, его маленький мир...
***
Злой гений ткнул пальцем в карту мира.
-Я готов. Начинаем!


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.