Последний Исход

Крым. Ноябрь. Двадцатый год.
Офицеры собирают флот,
Чтоб Россию навсегда покинуть.
А я мечтаю в бою погибнуть!

Пусть надо мной кружит вороньё,
Пускай могилы не будет мне,
Пусть священник не пропоёт!!..
Но зато – на своей земле...

Ах, как отлично начинали мы дело!
Чернецов, Корнилов, Кубанский поход...
И вот теперь всё это истлело...
Всё кончено. Последний исход.

Я помню, как генерал Алексеев
Принимал у нас парад.
Казалось, что от нервов сейчас я вспотею.
А теперь – всё это смрад...

Вчера нам зачитали Приказ:
Мы идём в неизвестность.
И тут же отправили нас
В окрестную местность,

Чтоб сдерживать натиск Первой Конной,
Пока генералы готовят Исход.
А потом статью непреклонной –
Бегом идём на пароход.

А я не хочу бежать,
Я не хочу за границу!
Уж лучше под небом лежать
Как гордая, но погибшая птица,

Как Икар когда-то с острова Крит
Памятник нерукотворный себе воздвиг...
Точно так же и я сегодня хочу,
Чтобы по мне потом в храме ставили свечу...

Пусть надо мной кружит вороньё,
Пускай могилы не будет мне,
Пусть священник не пропоёт!!..
Но зато – на своей земле...

Я помню, как на Москву наступали,
Как комиссары от нас убегали.
И даже звон колоколов в ушах у нас звенел,
Как каждый нас счастьем горел!!..

Ах, как мы марши пели, наступая!
Города встречали нас как героев,
Когда мы их от Советов освобождали...
А теперь – всё это пустое...

Мы прикрываем отход
Генералов и юнкеров,
А потом сядем на пароход,
На последний и скроемся под ночи покров,

Как скрываются те, кто Родину предал.
А я за собой не вижу такого.
Я шесть лет за Россию умирал!
И нет мне ближе неба родного!

И я не хочу уходить!
Я не хочу за границу!
Уж лучше расстрелянным быть,
Но остаться гордою птицей!

И пусть надо мной кружит вороньё,
Пускай могилы не будет мне,
Пусть священник не пропоёт!!..
Но зато – на своей земле...

Целых полгода мы отступали.
Уходя, за собой всё сжигали,
На поруганье святыни бросали...
Просто страшно такое смотреть!!..

Люди с проклятьем нас провожали
Или просили, чтоб мы с собой взяли.
Что тут скажешь? Мы просто молчали.
Чем такое терпеть – лучше просто умереть.

А потом был новороссийский Исход
И слёзы свои лил Небосвод
По тем, кто остался на том берегу,
Кому предстоит умереть в плену...

И вот, теперь мы в Крыму.
Последний оплот.
Вся Россия в дыму,
А мы собираем флот,
Чтоб Россию навсегда покинуть...
А я мечтаю в бою погибнуть!

И пусть надо мной кружит вороньё,
Пускай могилы не будет мне,
Пусть священник не пропоёт!!..
Но зато – на своей земле...

Подполковник Ерофеев ещё в июне говорил,
Что не продержимся мы и полгода.
А потом, как я помню, табаку прикурил
И помолился немного Богу.

А в молитве подполковник просил,
Чтоб за святыни поруганные Господь простил,
Чтоб смерть в бою Господь ему дал,
Чтобы не видеть позорный провал...

И как в воду, слушай, глядел.
Ерофееву повезло – он погибнуть успел.
У Марьевки руки сомкнул с землёй
И обрёл потом свой долгожданный покой.

И я тоже не хочу за границу,
И я тоже не хочу убегать!!..
Лучше остаться гордою птицей
И под небом российским лежать...

Пусть надо мной кружит вороньё,
Пускай могилы не будет мне,
Пусть священник не пропоёт!!..
Но зато – на своей земле...

5 – 8 октября 2010 г.,
в редакции за 7 января 2019 г.


Рецензии