Лаврентий Палыч и Технопарки

Партайгеноссе наш, Медведев,
В то Сколково немало сил,
России опыт не изведав,
Вложил, народа не спросил.
Научных городков немало,
Бросаться ими не пристало.
Но у него такая страсть –
В скрижаль истории попасть.
Об этом только и мечтает,
Спасибо не Медведково
И так нахальства редкого
На сотню выскочек хватает.
Копирует весь белый свет,
А к своему почтенья нет.

А между тем, в России яркий
Есть положительный пример:
Создал в Союзе технопарки
Лаврентий Палыч – пионер.
Принял из «руковиц Ежовых»
И, не чиня обид им новых,
Учёных спрятал, обогрел,
Работу дал и, как хотел,
Стал им амнистию готовить
 И постепенно вызволять,
А месяцы спустя уж глядь
Сумел наградой удостоить.
Не всех, не сразу. Между дел
Сломил врагов, а всё ж сумел.

У технопарков тех прозванье -
«Шарашки» (плохо то иль нет).
И там ковалось наше Знанье,
Предвестник будущих побед.
Ковался щит, ковались кадры,
Для космоса и для эскадры,
Для ратных будней, мирных дел.
Фундаментальный был задел.
А продолженье этой славы
Уж в нашей памяти годах
Идёт в «закрытых городах» -
Цвет Нации и мощь Державы,
Не свора нынешних «элит»,
Что в бестолковости бурлит.

В «шарашках» всяки были лица
И бесталанные совсем.
Там подъедался соЛженицин,
Теперь уже известный всем.
Известный не трудом во благо
И не в пример его отвага,
Писал на Запад стукачок,
Благообразный старичок.
Клеветники России знают,
Кого им брать за образец,
«Свободы» западной певец
Икона им, на том взрастают.
Вот ту б «икону» сковырнуть,
Очиститься и дальше в путь.

А нынче? С кем же делать дело?
Где инноваций эталон?
Один Чубайс берётся смело
За измененье всех сторон.
Он сделал много для страны
Без объявления войны:
Первый выстрел прямо в лоб,
Второй предупредительный,
Не сказать ведь умный чтоб,
Но зато решительный.
Прихватизировал всё рьяно,
Мозги всем вправив (точность «нано»):
Нету аналогии
В мире плутовства
Нанотехнологии
Гигаворовства.

А «креатив» в столице рыщет
И жаждет приложенья сил.
Как посмотреть, так их там тыщи,
Нарком наш их бы пригласил?
Для умных дел и позитива,
РЕАЛЬНЫХ дел и креатива?
И пользу бы извлек едва,
Ну получился бы «Дом-два»,
От силы «три» и без сомненья
Другой здесь нужен сорт людей –
Не либерасты без идей,
Без навыков, но с самомненьем.
Любовь к России! Сильный Дух!
Вот этих качеств хватит двух.


Вот отрывок из статьи «Шарашки» - Берия. Преступления, которых не было
 (полный текст здесь:
)
…По-видимому, через амнистию провести все это было проще…
…Между тем дела арестованных конструкторов двигались своим загадочным путем. 28 мая 1940 года Туполеву объявили приговор — 15 лет лагерей. 2 июня 10 лет получил Петляков. Примерно в течение двух недель все их работники узнали свои приговоры — от 5 до 15 лет.
Через полтора месяца — 25 июля — Петляков был амнистирован по ходатайству НКВД, подписанному Берия, и в январе 1941 года уже удостоен Сталинской премии. Вместе с ним были освобождены еще 18 человек, в том числе и конструктор Мясищев.
Летом 1940 года вышел на свободу и Туполев, а с ним еще 32 человека. Большая часть остальных была освобождена в 1943 году, и остальные получали свободу с 1944 по 1948 годы. По-видимому, через амнистию провести все это было проще…
«Туполев, Королев, Мясищев, Минц, многие другие люди, ставшие жертвами репрессий, рассказывали мне о роли моего отца в освобождении советских ученых… и до моего ареста, и позднее, когда отца уже не было в живых, — говорит Серго Берия. — Какая нужда была этим людям что-то приукрашивать? Они считали, что их спас мой отец. Двурушничать передо мной в той обстановке им не было никакого смысла. Напротив, их заставляли давать показания на отца…

И вот ещё свежая статья историка Юрия Николаевича Жукова
в Литературной газете: "Неизвестный 37-й" http://www.lgz.ru/article/19401/
Многое проясняется.


Рецензии
Вот отрывок из статьи «Шарашки» - Берия. Преступления, которых не было
(полный текст здесь:
)
…По-видимому, через амнистию провести все это было проще…
…Между тем дела арестованных конструкторов двигались своим загадочным путем. 28 мая 1940 года Туполеву объявили приговор — 15 лет лагерей. 2 июня 10 лет получил Петляков. Примерно в течение двух недель все их работники узнали свои приговоры — от 5 до 15 лет.
Через полтора месяца — 25 июля — Петляков был амнистирован по ходатайству НКВД, подписанному Берия, и в январе 1941 года уже удостоен Сталинской премии. Вместе с ним были освобождены еще 18 человек, в том числе и конструктор Мясищев.
Летом 1940 года вышел на свободу и Туполев, а с ним еще 32 человека. Большая часть остальных была освобождена в 1943 году, и остальные получали свободу с 1944 по 1948 годы. По-видимому, через амнистию провести все это было проще…
«Туполев, Королев, Мясищев, Минц, многие другие люди, ставшие жертвами репрессий, рассказывали мне о роли моего отца в освобождении советских ученых… и до моего ареста, и позднее, когда отца уже не было в живых, — говорит Серго Берия. — Какая нужда была этим людям что-то приукрашивать? Они считали, что их спас мой отец. Двурушничать передо мной в той обстановке им не было никакого смысла. Напротив, их заставляли давать показания на отца…

И вот ещё свежая статья историка Юрия Николаевича Жукова
в Литературной газете: "Неизвестный 37-й" http://www.lgz.ru/article/19401/
Многое проясняется.

Казаков Юрий Валентинович   25.12.2018 19:43     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.