Елена Стефанович История о плагиате

Друзья, в одном из материалов на сайте  я пообещала, что в  поставлю материал писателя Елены Стефанович, чтобы показать, к чему приводит плагиат в реальной жизни.

РАЗРЕШЕНИЕ НА ПУБЛИКАЦИЮ МАТЕРИАЛА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ НА ДРУГИХ РЕСУРСАХ, ПОМИМО САЙТА ЕЛЕНЫ СТЕФАНОВИЧ, ПОЛУЧЕНО ОТ АВТОРА ЕЛЕНЫ ВИКТОРОВНЫ СТЕФАНОВИЧ. КОНТАКТНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ ДЛЯ СВЯЗИ С НЕЙ ИМЕЮТСЯ. КТО ЗАХОЧЕТ СОЗВОНИТЬСЯ, ПИШИТЕ В ЛИЧКУ. РАЗРЕШЕНИЕ ДАВАТЬ НОМЕР ТЕЛЕФОНА ТАК ЖЕ ПОЛУЧЕНО.

                ЕЛЕНА СТЕФАНОВИЧ

                ИСТОРИЯ О ПЛАГИАТЕ

ОЛЬГА ШИБЕР

В то время я работала в газете «Забайкальские областные ведомости». Очень много печаталась, очень много времени уделяла молодым. Но была среди всех моих подопечных самая юная поэтесса, четырнадцатилетняя Ольга Шибер, на которую я возлагала особые надежды - Ольга была действительно талантливым человеком, уже в четырнадцать лет - настоящий литератор. Работать с ней было неимоверно интересно, она все схватывала на бегу, на лету, каждый день являясь с несколькими новыми стихотворениями. Казалось, не было темы, которая могла бы смутить ее, вызвать какие-то затруднения...

Она приходила ко мне домой каждый день, как на работу... И каждый день я занималась с ней по 2-3-4 часа. Мы вместе обедали, ужинали, моя мама обязательно заворачивала Оле на вечер какие-нибудь гостинцы потому, что сама Ольга рассказывала, что живет с матерью - пенсионеркой, а больше у них никого нет, и дома часто нет даже хлеба...

Она называла меня «мамой Леной», и часто, взяв меня за руку, она говорила: «Мама Лена, я вас никогда не брошу, я всегда буду с вами, я никогда вас не предам»...

Сердце мое таяло. Она стала моей крестной дочерью. Под моей редакцией вышли в свет три сборника её стихов - эти сборники, повторяю, могли бы стать гордостью для любого профессионального литератора... А потом наступил момент, когда я вдруг поняла, что Оля Шибер использует меня, как удобное вьючное животное: сидя на моей шее, она поступила в техникум на платное отделение бесплатно, потому что мне удалось убедить преподавателей, что речь идет о необыкновенном даровании. Я нашла людей, которые помогали Ольге деньгами, вещами, продуктами, и она воспринимала, как должное, любые проявления человеческой доброты.

Она прогуливала в техникуме занятия, перессорилась с большинством преподавателей и одногруппников, а мне потом приходилось бегать зa людьми и извиняться за нее...

Много чего подспудно вылезло. И наступил день, когда у нас с Ольгой состоялся очень серьезный разговор, я сказала ей: «Ты выросла, и дальше, пожалуйста, иди одна. Ты не пропадешь, найдешь еще одну дуру с такой же толстой шеей, как у меня, и спокойно поедешь дальше».

Она долго не хотела уходить от меня. Когда же поняла, что я говорю с ней серьезно, ушла. Это было в самом начале 2001-го года.
Следующая часть -->>

ВЫБОРЫ

В феврале того же года читинцы выдвинули меня кандидатом в городскую думу. Я согласилась. Избирательная комиссия несколько раз сообщала мне, что я «должна открыть избирательный счет, на который государство выделяет 400 рублей (повторяю прописью: четыреста рублей. Потеха!). Что можно в предвыборной суматохе сделать на 400 рублей? Да ничего! Даже паршивую листовку не выпустишь. Это я и пыталась объяснить избирательной комиссии: «У меня нет денег для избирательного фонда. Одалживаться у каких-нибудь бандитов и торгашей не хочу, за это нужно будет отрабатывать. Поэтому никаких платных мероприятий не намечаю. Знают меня читинцы - и так выберут, не захотят выбрать - так тому и быть. Но открывать счет мне совершенно ни к чему».

И вот однажды по радио прозвучало сообщение избиркома: «ЗА НЕОТКРЫТИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО СЧЕТА кандидат в депутаты Елена Викторовна Стефанович своих кандидатских полномочий лишается». В это же самое время выходит газета «ЭКСТРА» с похабной статьей «Больные люди идут во власть». Писалась эта статья ради меня, грешной, хотя и упоминались там еще двое кандидатов... Я было решила плюнуть на все эти игрища, но после выхода в свет статьи подумала: «Ну, уж нет, господа, посмотрим, кто кого!»

До выборов оставалось несколько дней. Плакаты для избирательных участков с портретами кандидатов вышли уже 6ез моей фотографии. Но я подала в суд, и, как ни странно, выиграла его играючи, юрист избиркома растерянно твердил: «Но она же не открыла избирательного счета!», а судья иронично переспрашивала: «Так зачем Стефанович счет, если никаких денег она тратить не собиралась?». Меня восстановили кандидатом в депутаты. Мою фотографию приклеивали к плакатам в спешном порядке, не знаю, как вносили в избирательный бюллетень мою фамилию - я на выборы не ходила. Потому что в почтовых ящиках моих потенциальных избирателей перед выборами оказалась «Экстра» со статьей «Больные люди идут во власть». И люди слышали растиражированное радио и телевидением сообщение о моем снятии с выборов «за неоткрытие избирательного счета».

Совсем немного, с небольшим разрывом, я проиграла ближайшему конкуренту на выборах. Меня это нисколько не зацепило, не затронуло, я и до выборов отлично поняла кухню этого политического действа.

Мне уже вообще было ни до чего: боли в животе, начавшиеся в разгаре избирательных страстей, становились все нестерпимей. Через несколько дней после выборов я проснулась от жуткого кровотечения. «Скорая» увезла меня в больницу, сразу - на операционный стол: прободная язва желудка.

Это была одна из самых тяжелых операций - 2/3 желудка удалили, и несколько месяцев я приходила в себя, тем более, что после операции появились неожиданные и тяжелые проблемы с кишечником. Я вышла из больницы в конце июля. И единственная мысль у меня была: просто отлежаться дома, просто придти в себя.
Следующая часть -->>

СТАТЬЯ В "ЭКСТРЕ"

В это время сын сообщил мне о предстоящей своей женитьбе. 3 августа 2001 года состоялась свадьба. Ольга в то время была еще студенткой факультета журналистики. Максим работал корреспондентом одной из читинских газет.

А вечером 28 августа мне позвонила молодая журналистка из «Экстры» и сказала «Елена Викторовна, наберитесь сил и мужества, завтра в нашей газете на вас выходит такая похабень!»

- Господи, - изумилась я, - какая опять «похабень», кому я что сделала?

- Да вот, пришла какая-то девочка, принесла статью, что вы все ваши стихи воруете у каких-то инвалидов, вводите людей в заблуждение...

- Какая девочка?! Какие стихи, у каких инвалидов?!

- Да забыла я фамилию этой девчонки, завтра увидите... Ну, пожалуйста, вы только держите себя в руках...

В телефонной трубке раздался сигнал отбоя. Я села на диван, рядом примостились Максим и Ольга:

- Ма , что случилось ?!

Я рассказала им. Оба застыли в изумлении, в ожидании беды. Я же, собравшись с силами, предупредила их: «Мама Таня, что бы там ни случилось, ничего не должна знать. Она просто не вынесет очередных нападок и вранья. Поняли?»

Ребята дружно кивнули.

Эту ночь и они, и я спали вполглаза. Чуть свет Максим умчался на работу, Оля - в институт, я поехала в город, искать «Экстру».

На площади Ленина увидела первого разносчика газет. Схватив толстый еженедельник в руки, я открыла нужную страницу, - анонс статьи был на первой полосе, - и в каком-то шоковом состоянии стала читать газетную стряпню под названием «Елена Стефанович – великий ПЛАГИАТОР?» Хотя в названии статьи присутствовал вопросительный знак, все рассусоливания автора сводились к тому, что стихи Стефанович, вошедшие в «Хрестоматию забайкальской литературы», широко известные не только забайкальскому читателю, на самом деле принадлежат перу Усть-Илимского инвалида первой группы с детства Владимира Халецкого. «Доказательством» тому - его поэтический сборник «Чужой», вышедший в Москве, в издательстве «Славянка» в 1994 году. Цитировались мои стихи – «Создать себя», «Быть женщиной», - общим числом 28 (!!!) штук.

У меня было ощущение, что я схожу с ума. Какой Владимир Халецкий, откуда он взялся? Я никогда не была в Усть-Илимске, знать не знаю ни этого города, ни этого Халецкого. Что же это такое?!

А между тем, автором статьи была... Ольга Шибер. Моя любимая когда-то ученица, моя крестная дочь...

Я шла домой, зажав в кулаке газету. Единственной мыслью было:

«Только бы не узнала мама, это её убьет!»

Дверь открыла мама. Как я ни пыталась себя контролировать, видимо, она что-то узнала по моему лицу.

- Что случилось, дочка?! - испуганно спросила она. Я постаралась улыбнуться:

-Все нормально, мам. Я просто устала. Иди, моя хорошая, отдыхай!

Мама ушло в свою комнату, я плюхнулась на диван в комнате Максима. В голове была звенящая пустота. Я не могла понять, с кем мне теперь воевать: с «Экстрой»? С Шибер? С неведомым мне Халецким из какого-то Усть-Илимска?!

Вскоре пришли домой абсолютно раздавленные Максим и Ольга. За Ольгой в институте ходила толпа и дружно интересовалась: «А че, правда, твоя свекровка стихи ворует?» Максиму на работе порекомендовали писать заявление об увольнении: если мать - плагиатор, вполне возможно, что и сын этим же занимается, семейное, может, это у нас...

А немного погодя приехал к нам Борис Ильич Кузник. Слава Богу, у этого мудрого, светлого человека нашлись для нас нужные слова, понимание и сочувствие.

Мама понимала, что происходит что-то трагическое в нашей семье. Пока мы беседовали с Борисом Ильичом, она несколько раз выходила из своей комнаты, нерешительно улыбалась и заглядывала нам в глаза: «Ребята, все нормально? Ничего не случилось?» - «Мам Таня, - дружно отвечали мы, - мы просто общие дела тут обсуждаем, все в порядке, не беспокойся!»
Следующая часть -->>

ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

Нам удалось две недели держать случившееся в тайне от мамы. Но однажды я вернулась домой и застала ужасающую картину: мама лежала на полу, парализованная, зажав в руке газету с этой чертовой статьей «Елена Степанович – великий плагиатор?». (Кстати, до сих пор не знаю, кто ее маме подсунул. И уже не узнаю. А жаль!)

Я кое-как дотащила маму до дивана в ее комнате, вызвала «Скорую». Пока ждали врачей, мама теряла сознание, приходила в себя и очень четко, обдуманно мне повторяла: «Леночка, держи себя в руках! Сейчас все упадет на твои плечи, ты должна быть сильной. Держи себя в руках»...

И я держала себя в руках - как когда-то на похоронах отца, когда мама шептала мне в самые трудные моменты: «Леночка, держись! Ты не имеешь права сорваться»...

Наконец, приехала «Скорая», маму немедленно отправили в больницу. Я поехала следом. После того, как врачи сделали первый осмотр, я подошла к заведующей отделением: «Что с мамой? Каков прогноз?»

И врач, пожимая плечами и отводя в сторону глаза, сказала: « Тяжелый инсульт, очень большая гематома на голове - видимо, когда ваша мама потеряла сознание, она упала и обо что-то сильно ударилась... Я не знаю, что вам сказать. Люди с такими инсультами по полгода лежат, не шевелясь. В лучшем случае...

Мама начала шевелиться уже в первые дни. И стала пытаться встать в первую же неделю. Несмотря на то, что одна рука и одна нога у нее были практически бездвижны, она сохранила ясную память и нормальную речь.

Через несколько днем после удара она мне рассказывала: «Я упала и поняла, что теряю сознание. И я сказала себе: «Я не имею на это права! Если я потеряю сознание, я уже больше не вернусь... Леночка не выдержит. Еще рано...» И я стала изо всех сил стараться не потерять сознание, я губы кусала, пыталась себя щипать, только чтобы не уплыть. Я очень ждала, когда ты придешь домой. Я сказала себе, что не имею права умирать, не увидев тебя, главного тебе не сказав... дочка, я и тебя, и Максимку, и Олечку больше жизни люблю. Если я умру, вы не бойтесь, я все равно всегда буду с вами рядом, я буду Бога за вас молить»...

Я слушала ее, что-то пыталась отвечать, улыбалась, а выходила из палаты и ревела, как сопливая девочка. Мне было уже почти пятьдесят лет, но мама была мне необходима, как в раннем детстве. Я бежала домой с работы и знала: она стоит у окна, ждет меня. Тем более, если я сказала, что приду в определеный час.

Многие мои коллеги по работе не могли понять, почему я не хожу ни на какие совместные гулянки. А мне это было неинтересно, у меня были мама и Максим.

...24 октября 2001 года мне исполнилось 50 лет. 25 октября мы привезли маму домой. Самое интересное, что уже в больнице она начала вставать, передвигаться по палате, держась за кровать. Ее лечащая врач только головой качала, глядя на все это. Мне она сказала на прощание: «Вы знаете, ваша мама человек необыкновенного мужества и силы воли. Здоровенные мужики с куда более легкой формой заболевания лежат колодами, не шевелясь, а Татьяна Алексеевна ваша, вы только посмотрите, ходить начала! Это – чудо!»...

К маминому возвращению домой мы с Максимом и Ольгой промыли, вылизали весь дом, купили резиновое судно для лежачих больных. Только она им так ни разу и не воспользовалась. Упорно, по стеночке, она ползла по дому, куда ей было нужно, и на все мои уговоры не тратить напрасно сил отвечала, улыбаясь: «Не-ет, доча, вот уж горшков-то около меня стоять не будет!»...

К сожалению, у нее совсем не было аппетита, а ведь приходилось четыре раза в день колоть ей инсулин - сахар ниже 22-24 не опускался. Я металась, не зная, что делать: ставить инсулин? Не ставить? А что делать, если она не ест?...

Звонила в поликлинику, просила врачей подъехать, посмотреть маму, дать консультацию - так никто и не приехал, по телефону отвечали: «У нее есть назначения? Ну, вот и придерживайтесь их! Она же только что из стационара, а у нас на дому прорва больных. Что вы заполошничаете, не первый же год болеет ваша мама!»...

3 ноября в областной филармонии состоялся мой юбилейный творческий вечер. Мне было присвоено звание Заслуженного работника культуры Читинской области. Мы вернулись с торжества домой - Максим, Оля, я, -поставили около мамы два десятка букетов цветов, показали ей поздравительные адреса, подарки...

Мама слушала очень внимательно, искренно радовалась, хотя была очень слабенькой.

Уже поздно вечером, когда я сидела около нее, она вдруг спросила меня:

- Дочка, я же не испортила Максиму свадьбу?

- Мамуль, что за разговоры, конечно, нет!

- И твой юбилейный вечер не испортила?

- Нет, конечно. Но что ты имеешь в виду, ты о чем?

- А я вот о чем... Я старалась, терпела изо всех сил, говорила себе: «Мне еще нельзя умирать, Леночке будет плохо!» А теперь все самое главное состоялось, я своей смертью уже ничего не испорчу. Я могу уйти? Я очень устала, дочка. Нет больше сил...

Я была в ужасе. Я не хотела даже представлять, что когда-то мама умрет. Когда-то, получив квартиру от писательской организации, я шла прописывать сына и маму. В листке учета, где нужно было указать, на какой срок я прописываю её, я написала: «Навсегда». Работница паспортного стола изумилась: «Нет такого понятия – «навсегда»! Надо писать: «постоянно».

Но я переписывать этот листок не стала, так маму и зарегистрировали.

Все последние годы нашей совместной жизни были посвящены тому, что я старалась, насколько возможно, скрасить, сделать более радостными и светлыми мамины дни.

Я бежала с работы, всегда имея для неё гостинчик, то, что она любила - йогурт, банан, хурму. Да, конечно, тяжелый диабет, ничего этого нельзя, но я знала, что она, как ребенок, все равно эти правила нарушает. Терпит - терпит, а потом ночью встает, достает из холодильника варенье, еще что-то недозволенное, с аппетитом съедает... Потом, конечно, анализы никакие, и она опять на строгую диету садится, опять срывается...

Я никогда не читала ей нравоучений, она сама была мудрым и очень умным человеком. Ну, хотелось ей сладкого, что поделаешь!...

А то куплю ей какой-нибудь новый роман, кучу новых газет, журналов, а мама радуется, как дитя, лежит на диване, ночи напролет читает - здорово! А потом придет ко мне на кухню (квартиру мне выделили двухкомнатную, в одной жила мама, в другой – сын; лично у меня стоял диван на кухне, там я и жила, и писала), начинает рассказывать, что прочитала, я слушаю...

Пролетело несколько дней. Я не отходила от маминой кровати. Она все чаще теряла сознание, все реже приходила в себя. Максим и Ольга бегали по своим делам, я вообще выгоняла их - ну, будем сидеть три человека около тяжелобольного, кому какой от этого прок?

...Утром 9 ноября 2001 года мама открыла глаза и сказала: «Странно, почему люди боятся умирать? я сейчас всех наших видела - маму, отца, тетю Фаю, дядю Володю (все наши покойные родные. Е.С.), они такие веселые, зовут меня, машут мне, кричат: «Мы тебя заждались, иди к нам скорей!» А я не могу через речку перебраться, широкая там река разлилась... Отец за лодкой пошел"...

Мамино лицо осветила улыбка. «Ах, жалко, - сказала она,- Максимки нет, надо бы его поцеловать!»

Она устало вздохнула и закрыла глаза. «Дочка, - попросила она тихо. - Ты бы чайку, что ли, погрела»... Я пошла на кухню, включила чайник. Вдруг из маминой комнаты с лаем и визгом выскочила собачонка, Найда, следом за ней вылетела Кися.

- Что такое?! Что случилось?! - вскрикнула я и бросилась в комнату.

Поздно - мама умерла. Умерла с улыбкой на губах, с газетой «Экстра» с той злополучной статьей в руках. До самого последнего мига мама, кстати и некстати, развернув газету и взглянув на имя автора, произносила:

- Ольга Шибер. - И недоумевающе спрашивала у меня: «И все-таки, я не пойму, Лена: как она могла? Как она могла?»...

До сих пор не знаю, как я пережила мамину смерть. Я куда-то звонила, кто-то мне отвечал... Примерно через час в доме было не протолкнуться: приехали даже те, кого я не ждала, маму знали и любили многие...
Следующая часть -->>

СУД И ПРЕДАТЕЛЬСТВО
После похорон я поняла, что и с моим «соавтором» Халецким из Усть Илимска, и с редакцией газеты «Экстра», и с Шибер я должна разобраться. Хотя бы в память о маме. Потому что, не будь этой истории, она была бы жива.

Да и ситуация вокруг меня после шиберовской придумки создалась -врагу не пожелаешь. От меня отвернулись очень многие. Ну, ещё бы! – любимая моя ученица Шибер, о чем знало всё Забайкалье, «разоблачила» меня!

Удивительным было вот что: мои ребята из «Надежды», не дававшие мне продохнуть, ходившие в мой дом один за другим, вдруг напрочь исчезли из- моей жизни. Замолчал телефон, обычно разрывавшийся с утра до поздней ночи.

А самое главное, на улице, столкнувшись со мной, многие знакомые вдруг начинали срочно переходить на противоположную сторону дороги, или -любоваться облаками и птицами, только бы не заводить со мной разговоров, не сталкиваться взглядами...

Меня, которую до этого город дважды объявлял «Человеком года», все обходили стороной! Потому что «ведь Шибер написала», а «Экстра» опубликовала.

В предательстве вчерашних друзей, соратников, учеников и доброжелателей есть страшный яд, которого напрочь нет, скажем, в закономерной ненависти иноземных врагов: они ненавидят тебя, но - как чужак чужака, и только. В недоброжелательстве, предательстве, ненависти вчерашних друзей и знакомцев есть чувство, которое очень сложно выразить словами: «Так вот ты какая! А мы-то думали!... А мы-то считали!...» И никому ничего нельзя объяснить, потому что, на самом-то деле, правда не интересует никого, главное – «Вы слышали новость?! Во-от»...

Никто из читинских писателей, знающих меня долгие годы, за меня и словечка не замолвил. Только поэт Михаил Вишняков в первые же дни после публикации выступил в одной из программ «Альтеса» с четкой позицией: «Всё, что сегодня клубится вокруг имени Стефанович - полный бред! Стихи - ее, и только её!»

Остальные при встрече со мной отводили глаза и мямлили: «Ну, это же, старушка, твой личный конфликт, как-то вмешиваться во все это, понимаешь...»

Я все понимала, как надо. И потому после суда, состоявшегося в 2003 году (суды ведь у нас неспешные, всем известно!), когда было оглашено признание Владимира Халецкого о его «Заимствовании» 28 стихов из моего поэтического сборника «C любовью и тоской» в его поэтический сборник «Чужой», когда было выяснено, что стихи, о которых шла речь, написаны мной в период с 1969 года, а Халецкий - 1967 года рождения, тяжелый дэцэпэшник, который в 9 лет едва стал разговаривать, - я перевела дух и решила, что в Чите у меня когда-то было очень много друзей и хороших знакомых, сейчас их стало в десятки раз меньше...

За два года хождения по судам, оставшись без работы, как и мой сын, с нищенской пенсией по второй группе инвалидности, с беременной невесткой, я лишилась квартиры и переехала в барак - платить за квартиру было не из чего, жить было не на что.

Жизнь в бараке добавила своих впечатлений, новых встреч с малоизвестными прежде типажами людей - в принципе, ничто не бывает зря.

Об этом отрезке моей жизни рассказывает автобиографическая повесть «Барак».

В мае 2007 года, благодаря мэру г.Читы, Анатолию Дмитриевичу Михалеву, я переехала в однокомнатную благоустроенную квартиру, и наконец-то бесконечный страх: «Что со мной дальше будет?» - оставил меня.

Работаю я журналистом в газете «Культура Забайкалья».

Над чем сейчас работаю? Над этим сайтом! Надеюсь, он расширит число моих читателей. На сайте представлено мое творчество, которое теперь доступно в электронном виде. Желающие могут заказать и диск с моими стихами, и печатные книги.
Следующая часть -->>

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Вроде, как в сказке - замечательный хэппи энд (с англ. «счастливый конец»). Только вот хэппи ли?

Надо мной висит весьма существенный для меня долг за переизданный в 2007 году «Дурдом» и изданную повесть «Барак». Носиться по городу и области с огромными сумками напёревес, как в прошлые годы, распространять литературу, просто больше нет сил, книги лежат у меня дома, в основном – это во-первых. Во-вторых, ко мне обращаются библиотекари из многих районных, городских и сельских библиотек: «Ваши книги зачитаны в прах, их разворовывают. Где взять ваши издания?»

Задача...

Единственное, в чем и в ком я никогда не сомневалась и не разочаровывалась - мои читатели. Множество проведенных мною встреч убедили меня в том, что и молодежь, и старики, и военные, и многие-многие другие, к кому я приезжала на встречи - замечательные люди. У большинства и добрые помыслы теснятся в душе, и нежное и чистое сердце. Просто окружающий мир диктует определенные правила жизни, и, не умея со всем этим бороться, многие плывут по течению. Но я очень люблю вас, мои читатели!

Вы плачете над моими книгами, вы яростно не приемлете грязь, царящую вокруг нас, жестокость и беспредел, диктующие нам свои правила жизни и поведения? Я хочу, чтобы вы были счастливы.

Сложно сказать, что будет в моей жизни дальше, но пока – спасибо вам, тем, кто зашел на этот сайт, прочитал мою такую длинную биографию. Короче не получается, потому что многое тогда будет просто непонятно.

Слава Богу, что есть Интернет, и какие-то вещи, заинтересовавшие вас, вы сможете приобрести здесь.

Я жду ваших вопросов, откликов, размышлений. По возможности, буду отвечать всем.

Храни вас Бог, мои дорогие! И пусть вашей верной спутницей станет синяя птица удачи.
Ваша Елена Стефанович
http://www.elenastefanovich.ru/


Рецензии
Здравствуйте, Ирина. Я к Вам по тому же вопросу. Плагиат.
Мне посоветовала к Вам обратиться Марина Влада-Верасень. Может она Вам рассказывала суть дела, я постараюсь вкратце изложить.
Плагиат на произведение человека которого уже нет. Игорь Романов, фронтовик и военный журналист, он умер в 2009 году. Дело в том, что я нашла старую школьную тетрадь, одно из моих любимых стихотворений отмечено - автор Игорь Романов. Я просто захотела побольше узнать об авторе сего произведения и когда в инете набрала этот стих, то мне был указан совершенно другой автор- Роман Ильягуев.
Это молодой автор и у него совершенно другой стиль и очевидно, что если это его стихотворение, то он его написал лет в 8-10.
Я написала ему, но он не ответил, тогда я обратилась к модераторам. Стих убрали с его странички.Как знать, может у него еще есть чужие произведения. Вот ссылки:
http://www.stihi.ru/avtor/romanilyaguev
это ссылка на удаленный стих
http://www.stihi.ru/2014/07/15/9508.
Марина узнала, что он и книгу издал с этим стихотворением.
Буду Вам очень благодарна, Ирина, если Вы займетесь этим делом. Очень хочется чтобы память об Игоре Романове осталась и его стихи не растянули по своим страницам "авторы" желающие пользоваться чужим.

Инна Чернявская   10.11.2015 09:35     Заявить о нарушении
Инна, я не делаю выводы, не имея оригинала и подтверждения того, что стихотворение принадлежало тому или другому. И вообще не хочу затрагивать подобные темы. По крайней мере на странице автора стихи в одном стиле.

Ирина Котельникова   07.11.2015 18:41   Заявить о нарушении
Ну, что же, стихотворение удалено модераторами, какой никакой результат есть.
Я Марине говорила, что старая тетрадь не для всех столь убедительное доказательство.

Инна Чернявская   08.11.2015 20:09   Заявить о нарушении
Да. Нужно подтверждение, что одно стихотворение было написано раньше другого. Бывают разные моменты в этой жизни. Бывает,что и известные крадут у неизвестных. Поэтому сложно судить.

Ирина Котельникова   08.11.2015 21:00   Заявить о нарушении
Я совершенно с Вами согласна, Ирина, поэтому я долго не решалась Вам написать, но обещала Марине сделать это а данное слово нужно сдерживать.Пусть это просто мои выводы насчет стихотворения, пусть, но слишком много фактов подтверждающих, что это правда. Вот смотрите: 1 Я написала ему об этом, но он промолчал а это вызов в некоторой форме, оскорбление (если бы я оказалась не права). 2 Этот человек моложе меня, моя знакомая нашла его в одноклассниках.ру, то же фото и те же стихи у него есть на страничке(это я о том, что это именно он в одном лице)Ему 47 лет. На тетради стоит год выпуска- 1974 год, даже если допустить, (стихотворение к сожалению без даты) что оно написано в этот же год -этому человеку в 1974 году было 6 лет.Не думаю, что в 6 лет его одолевали такие страсти, вот прочтите стихи:
Смятение.
Несовместимость в нас наверное сидит
И не спуская глаз внимательно следит
Чтоб Боже упаси, не смог я злость кляня:
Прощенья попросить. А ты... простить меня!
Теперь и не поймешь с чего тогда пошлО,
Но вижу- ты идешь. И мне опять тепло...
Срываюсь и бегу я вновь тебе во след,
Настигнуть не могу и сил окликнуть нет.
Но вновь твои шаги, дыхание твое:
Ну разве мы враги? Иль нам нельзя вдвоем?
Твержу и в полутьме, и в озареньи дня:
Не приходи ко мне... Не покидай меня...
......Игорь Романов.

Это я дословно переписала с тетради, увы не сохранила текст выше упомянутого человека( остались лишь ссылки). Все друзья и подруги сказали мне: - НИЧЕГО НЕ ДОКАЖЕШЬ. Так или иначе, чтобы найти правду необходимо идти в библиотеки и искать сборники Романова, их у него много, кажется 17. У меня этой возможности нет. Такая мысль в голову пришла : А вдруг мне в жизни попадется хороший библиотекарь! И я обязательно все выясню. Это нужно прежде всего для меня.
А последнее письмо (да можно и предыдущие) я сотру, спасибо, Ирина, что выслушали
Добра Вам.


Инна Чернявская   09.11.2015 09:25   Заявить о нарушении
Это стихотворение в сети, к сожалению, под разными именами. На Романова нигде выхода нет. И, кто и у кого его брал взаймы, трудно сказать. Возможно, что уже у Ильгуева его утащили. В таких случаях вообще трудно что-то говорить

Ирина Котельникова   09.11.2015 09:52   Заявить о нарушении
Ничего не стирайте. Сюда должен зайти автор. Он давно не был на стихире и я веду с ним переписку, дала ссылку.

Ирина Котельникова   09.11.2015 10:13   Заявить о нарушении
Хорошо, подожду.

Инна Чернявская   09.11.2015 10:18   Заявить о нарушении
Вот ответ Романа Ильягуева по поводу стихотворения:
"Я вам всё объясню...вам написали правильно что этот стих несовместимость не мой.потому что стихи. ру оформляла мне одна моя знакомая в Израиле и во всех моих стихах было написано что я автор а в стихе несовместимость я и не думал писать что я автор но она всё таки его написала как будто я автор
а я к своему стыду да и времени очень мало из за работы я в стихи.ру почти не заглядываю ...раньше пару раз заглянул и всё и даже не обратил внимания на этот очень красивый стих
если я в чём то виноват то я извиняюсь и если можно то передайте пожалуйста мои извинения тому кто вас попросил с этим разобраться модератору или у кому я не знаю точно
просто я с коспьютером очень плохо обращаюсь и даже не всегда могу зайти в стихи.ру и найти свою страницу
я не собирался себе присваивать этот красивый стих просто из за моего невнимания и очень плохого знания компьютера так плохо получилось
если вы можете то так и передайте а я просто не смогу...просто я с той женщиной почти не общаюсь которая мне помогла создать мою страницу в стихи.ру
заранее вам благодарен
и прошу у всех прощения но я не собирался себе его присваивать... у меня мои стихи есть которые люди читают и надеюсь что им нравятся
у меня вообще не было времени подойти к компу... смотрел за маленькой моей дочуркой но мои извинение пожалуйста передайте и мне ответьте"

Ирина Котельникова   19.11.2015 04:21   Заявить о нарушении
Добрый день, Ирина.Я не знаю, что даже ответить. Не мне, как бы прощать его или не прощать. Судить его или не судить. Я всего лишь заметила, что это стихотворение Игоря Романова. Человек искренне раскаивается и с моей стороны претензий нет. Меня устраивает исход дела. Я благодарю Вас за Ваш труд и работу которую Вы провели.
Теплой погоды Вам в душе и на улице.
С ув И.Ч.

Инна Чернявская   19.11.2015 16:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 56 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.