Глава 4. Из повести Путь к Звезде Селарис

Глава 4. Из повести «Путь к Звезде Селарис»
Поиск человека, который оставил лишь следы на воде.


Девятнадцатого августа 20** года Пьер Марсо, который был одновременно  еще и тайным резидентом российской разведки, и который осуществлял сбор информации в области научных разработок, а США, послал шифрограмму в Центр.  В шифрограмме сообщил о важных проектах НАСА, которые будут усиленно развиваться на основании полученной информации технологических разработок, которые существуют  на планете Севиква и описаны в научно фантастическом рассказе в июльском номере журнала «Наука и Жизнь» за 2088 год.   А также о плане похищения автора этого рассказа.
Центр принял эту шифрограмму, но как всегда по русскому обычаю, не придал этому должного внимания, а отложил рассмотрения сообщения на потом.   Следуя русской пословице: - «Не откладывай на завтра то, что можно отложить на послезавтра.  В результате получишь два свободных дня».
И только после получения очередной шифровки от Пьера Марсо, в которой сообщалось об интересных и важных раскодированных данных, и о том, что эти данные полученные из территории России.   А также то, что автор рассказа, который продолжает  давать показания то же находится на территории России.    Только после этого Центр принял меры по розыску секретной лаборатории  по считыванию мыслей запечатленных памятью человека трехмерных голографических образов.   И главное, секретная лаборатория находится на территории России.  Это была та лаборатория, за которой почти пять лет охотился Центр.   И вот удача, наконец, нашелся неизвестный фантаст, который и выведет наших сотрудников на след секретной лаборатории.  Главное в работе сотрудников Центра не поиск бесследно исчезающих людей, а раскрытие шпионской деятельности иностранных спецслужб.  И не было бы этой шифрограммы от резидента и сотрудника НАСА США, об исчезновении Ивана Петровича никто бы и не знал, и не занимался бы поиском.  А здесь была поставлена возвышенная цель – быстро разыскать эту лабораторию с целью получения информации по техническому оборудованию этой лаборатории.
И очень оперативно, после второй шифрограммы от резидента 5-го сентября 20** года сотрудники центра: полковник- Андрей Волков и майор- Александр  Воротников прибыли в редакцию «Наука и жизнь», но здесь их ждало разочарование – все документы в которых должен быть указан адрес автора рассказа были несколько дней назад изъяты «сотрудниками ФСБ России».  Тоже ответили сотрудникам Центра и в издательстве.   Андрей Вавилов и Александр Воротников поняли, что их опередили агенты ЦРУ, и что им придется искать человека, который лишь оставил следы на воде.
Но в России привыкли к тому, что, прежде всего, необходимо создать трудности, а после героически их преодолевать.     С чего же начать поиск?  Сотрудники аналитического отдела центра еще раз внимательно прочли рассказ, и каждый высказал свои гипотезы, за что можно было бы зацепиться.  Автор рассказа – наиболее вероятный житель Краснодарского края.   Возможно, зовут автора Иван Петрович, если это не вымышленный образ, и который возможно работал каменщиком.  Автор рассказа возможно проживает в городе    Краснодар по улице Атарбекова и живет с женой Марией Николаевной.  Если эта гипотеза будет верна, то найти точный адрес проживания и установить фамилию автора не составит большого труда.  Поэтому давайте примем разработку эту гипотезу.
Сотрудники Центра сделали запрос во все отделения внутренних дел Краснодарского края об исчезновении людей, проживающих в крае с 20 августа 20** года.   И получили первую легкую победу.   Из полученных донесений в Центр, стало известно что с 20 августа по 10 сентября 20** года исчезло 15 человек, среди которых был и Иван Петрович Бреус, который проживал по улице Атарбекова, в городе Краснодаре, с точным указанным адресом и фотографией похищенного.  На второй день, после получения донесения, Андрей Вавилов и Александр Воротников уже проводили беседу с Марией Николаевной.
Андрей Вавилов:
- Мария Николаевна, расскажите подробно, ка происходило похищение вашего мужа?  Когда? Кем? И как выглядели похитители?
Мария Николаевна:
- Это было 27 августа. К нам прибыли два высоких, которые представились  - один  майором, а другой капитаном ФСБ РФ и предъявили документы.    Я на первых порах была даже ошарашена, что же такое сотворил Иван, раз ним заинтересовались в самом ФСБ РФ.  А после успокоилась.   Ну что может сотворить мой Иван, который даже мухи не обидел, и тем более который более трех месяцев находился в летаргическом сне.   Но те двое меня успокоили и сказали, что Иван представляет большую ценность для науки и нуждается в хорошем медицинском уходе, и что его отвезут в военный госпиталь для надлежащего медицинского ухода и лечения.  А после позвонили и вызвали машину скорой помощи.
Андрей Вавилов:
- И вы не спросили, в какой госпиталь положат Ивана?
Мария Петровна:
- В том то и дело…     Все происходило как-то напористо и быстро, как под гипнозом, что я даже не успела сообразить.   И лишь когда машина скорой помощи и черный мерседес скрылись в беспрерывном караване машин, я с ужасом подумала о том, куда увезли моего Ивана.  И что удивительно я даже не пыталась запомнить номера машин.   В тот же день я позвонила в приемную госпиталя г. Краснодара.  Но мне ответили, что Бреус Иван Петрович в госпиталь не поступал.  А 28 августа я обратилась в отделение внутренних дел с заявлением о похищении, и рассказала, как происходило это похищение.  В приемной отделения внутренних дел неохотно приняли мое письменное заявление, и сказали  людей, а задерживают на  определенное время для выяснения.  Вот если он не вернется домой дней через десять, тогда приходите к нам снова, и мы тогда и зарегистрируем похищение и начнем розыск.   Но как он может прийти, настаивала я, если он более трех месяцев находится в летаргическом сне.    «Вот когда проснется так и придет», - с издевательской улыбкой ответил мне дежурный отделения милиции.  Вот такие то дела, и все что я знаю о похищении мужа.
- Ну что ж и на этом спасибо, - поблагодарили сотрудники Центра Марию Петровну, и, пообещав ей в ближайшее время найти Ивана, покинули квартиру.
Поиск зашел в тупик.
***
А в это время, почти рядом со своим домом, на одной из лавочек, на остановке «водолечебница» сидел Иван Петрович и вспоминал:  - Кто он? Откуда прибыл? Что он здесь делает?  И прочие подобные вопросы мучили Ивана.    Его мучительный вид вызывал необъяснимую жалость и неукротимое желание помочь этому бедолаге.    Возникало такое желание помочь этому человеку, что даже проходящий мимо милиционер обратил внимание и предложил свою помощь:
- О чем задумался гражданин, и то тебя так мучит?
Иван Петрович:
- Тяжело мне. Я не могу вспомнить – Кто я? Откуда?  Почему я здесь и где мой дом?
Милиционер:
- А при тебе есть какие-нибудь  документы, деньги, записная книжка?
Иван Петрович пошарил в карманах, но ничего там не обнаружив, с горечью ответил, - «Нет ничего».
Тогда милиционер, взяв Ивана Петровича под руку, повел в отделение милиции, которое находится на территории нового построенного рынка, что находится рядом с домом, в котором он проживал до настоящего момента, для установления личности потерявшего память.   В отделении милиции приняли милосердное решение и отвезли человека потерявшего память в стационар психбольницы города Краснодара, что находится на окраине города в сторону по Ростовскому шоссе.
Прошло еще несколько дней пока сотрудники Центра рассылали запросы вместе с фотографией Ивана Петровича Бреуса во все отделения милиции города Краснодара и Краснодарского края, а также направили документы в Центр для начала федерального розыска.   Милиционер, который подобрал Ивана на остановке «водолечебница», увидев портрет разыскиваемого, удивленно сказал своим товарищам:
- «А этого мы вчера отвозили в психбольницу?».
- Да вроде бы он, - отвечали товарищи.
На том и решили, что необходимо сообщить по указанному адресу.
И вот, наконец ,произошла встреча в кабинете главврача Краснодарской психбольницы между сотрудниками Центра и Иваном Петровичем, который ничего не мог вспомнить о себе.
Андрей Вавилов спросил главврача:
-Вячеслав Дмитриевич, скажите, сколько времени потребуется для восстановления памяти?
- Сложно сказать.  Случай серьезный.  У нашего пациента полностью заблокированная память.  В таких случаях восстановление памяти, может наступить через 2- 4 года и то частично.   И это при интенсивном прогрессивном лечении.  Из моей большой практики я заметил, что лечение происходит гораздо быстрее, если мы знаем наклонности человека, чем он увлекался, что создавал своим творческим трудом.   Все эти факторы ускоряют восстановление памяти человека.  К  сожалению, мы ничего этого не знаем.
-  А если мы соберем эти данные и предоставим вам.  А вдобавок еще и высококлассного программиста с новейшим аппаратом, который называется «детектор лжи», который будет контролировать показания пациента, - внес предложение Андрей Вавилов.  Может это ускорит процесс восстановления?
- Трудно сказать, Андрей…   Как вас по батюшке величать то?
- Говорите просто -  Андрей.
- Так вот, Андрей!  Трудно сказать ускорить это процесс  восстановление памяти, или нет, - задумчиво произнес Вячеслав Дмитриевич.  Мы никогда не проводили подобных опытов.    И тем более с подключением детектора лжи, когда предоставляется возможность контролировать пациента и видеть его реакцию на полиграфе.   Вот это забавно и интересно.  И если есть такая возможность можно и попробовать.
- Вот и договорились, - заключил разговор Андрей.   Я завтра присылаю вам программиста с полиграфом новейшего образца, а вы в ускоренном режиме постарайтесь восстановить память вашего пациента, которого зовут Иван Петрович.  Помните это очень важное задание, которое имеет государственное значение.
На другой день, как и было, оговорено, в оборудованном кабинете в котором был установлен полиграф, встретились программист и оператор полиграфа, главврач психбольницы, и пациент психбольницы, который потерял память.  Оператор полиграфа, перед тем как привели пациента, договорился с главврачом, что он вначале протестирует пациента на полиграфе.  Так как не исключает что пациент, который сотрудничал с ЦРУ  может быть ими же и завербован, и может скрывать истинные показания.  Оператор лишь попросил главврача внимательно следить за поведением пациента во время тестирования, чтобы после вносить какие-то предложения и свои методики по восстановлению памяти.
Перед оператором на столе лежал опросник в беспорядочном и не логическом ряде.  В этом опроснике были вопросы в которых правильные ответы пациента подтверждали бы реальные факты из его жизни, которые удалось собрать сотрудникам Центра.
Оператор:
-  Гражданин, вы утверждаете, что потеряли память?
- Да! , - уверенно ответил пациент.
-  А где вы находитесь сейчас?
- В больнице.
- Ваша фамилия, Имя, отчество?
- Не знаю.  А на полиграфе продолжали плыть чуть пульсирующие линии.
- Ну, хорошо. Может вы вспомните, кем вы работали до поступлению в больницу?
- Не знаю, робко и виновато ответил пациент.  И снова полиграф молчал.
- А кто вас доставил в больницу? И кто это были?
- Меня доставили в больницу милиционеры в своей машине.  Это было 2 дня назад.  Прозвучал спокойный и рассудительный ответ.
- У вас есть жена, дети?
- Не знаю.
- А где вы жили раньше?
- Не знаю,-  продолжал смущенно отвечать пациент.
- А вы бы смогли узнать тех милиционеров, которые привезли вас в больницу?.
-Да!   Оператор положил на стол перед пациентом, большую коллективную фотографию с милиционерами и ряд портретных фотографий.    Пациент внимательно рассмотрел эти фотографии, и безошибочно указал на тех двух милиционеров, которые привезли его в больницу.  И мало того, на коллективной фотографии указал на милиционера, который подобрал его на автобусной остановке «водолечебница».
- Это хорошо!, - заметил оператор. И вы можете узнать эту остановку?
- Да!  Оператор показал фотографию этой остановки и спросил:
- Это та остановка троллейбусов и автобусов?
- Да!  Уверенно подтвердил пациент.
- А как вы оказались на этой остановке?
- Меня туда привезла машина скорой помощи.
- А вы знаете, откуда она вас везла?
- Нет!
Ни разу полиграф, не уличил пациента в неверных ответах.  Ответы были или уверено точными и правдивыми, или же честными и правдивыми, но лишены смысловой конкретики.  Первый сеанс закончен, и пациента увели в палату.  А оператор и главврач продолжали обсуждение первого тестирования.
Оператор:
- Пациент, по моему мнению, говорил правду.  И это подтверждает полиграф.  Как вы считаете, Вячеслав  Дмитриевич?
- Я тоже так считаю, - ответил главврач.
- Ну и как мы можем в ускоренном порядке восстановить память пациенту?!
- Быстро только кошки рождаются, - заметил главврач.
- Но, тем не менее, у Вас есть какие-то мысли по ускорению процесса восстановления памяти?
- А у нас есть альтернатива?!  Поэтому давайте вместе искать выход.  Я предлагаю следующий план действия:
*после обеда, как пациент немного отдохнет, мы проведем такой же тест на полиграфе, но только под глубоким гипнозом пациента.  Но для этого необходимо чтобы пациент хорошо отдохнул.  Ему нельзя давать большие нагрузки на работу мозга;
*если нам не удастся получить дополнительной информации из заблокированной памяти пациента, то завтра примем следующие действия.  Вы подключите полиграф к пациенту и будите вести не принужденный разговор, а в это время должны войти в кабинет его жена и девятилетний сын Андрюша.  И если наш пациент и есть Иван Петрович, которого вы разыскиваете, а не его двойник, то полиграф должен зафиксировать этот факт в виде импульса радости.   А может у Вас есть другие планы, то давайте обсудим и второй план.
- Нет, - ответил оператор.  Я не большой знаток в области познания работы мозга Человека, поэтому с удовольствием приму участие в предложенном вами плане.
***
После обеда продолжался сеанс тестирования на полиграфе, который проводил сам главврач над пациентом, вводя пациента в глубокий гипноз.   Но и повторное тестирование пациента во вмененном состоянии, не принесло ожидаемого успеха.  Информация, полученная при первом тестировании, точно, как по кальке, отражала информацию, которую удалось получить главврачу.   Пациент в состоянии глубокого гипноза очень подробно описывал все события, которые происходили с ним после того, как он оказался на остановке «водолечебница».  А далее на временном векторе был поставлен  мощный запретный барьер, который не давал пациенту возможность перешагнуть эту запретную черту, даже во вмененном состоянии глубокого гипноза.   Главврач и оператор в очередной раз оказались бессильными, перед сильным  ПОВЕЛИТЕЛЕМ, который лишал людей прошлого, отнимая у них память.  Оставалась последняя надежда, на неожиданную встречу пациента с женой и сыном Ивана Петровича, которая была запланирована на 14 сентября 20** года.
В 10 часов утра 14 сентября 20**года, после проведенного утреннего обхода пациентов, пациент и оператор полиграфа вели непринужденную беседу, как вдруг в кабинет неожиданно зашли жена и сын Ивана Петровича.  Оператор посмотрел на пациента, а после на полиграф, но ни лицо пациента. Ни полиграф не отражали всплеска радости или ужаса.  Состояние пациента было такое, как будто в кабинет к ним зашла медсестра по своим делам.   И когда девятилетний сын, подбежал к пациенту с радостным криком: - «Папа, папуля!».  Полиграф начертил фонтанирующую линию, толи от увиденного сына, толи от не скрываемой радости от общения с детьми, с которыми, общаясь, потерпевший испытывал радость.
Оператор в этот момент спросил пациента:
- Это твой сын?
- Не знаю.  Я его вижу впервые, но он мне нравится.
- А его маму ты знаешь?
- Нет! Тогда оператор положил на стол перед пациентом альбом семейных фотографий, на которых были запечатлены образы Марии Николаевны, Ивана Петровича и их сына.  Фотографий было много, и почти на каждой из них стояла дата.  Пациент внимательно пересматривал множество фотографий, с выражением гостя, которому предложили посмотреть альбом, чтобы занять его время, перед тем как приглашают за праздничный стол.   Полиграф молчал.
- Неужели это двойник, подумали одновременно оператор и Мария Николаевна.
- Заканчивайте сеанс, - настойчиво заявил главврач больницы.   Пациент не должен так долго находится в таком состоянии, когда идет жесточайшая борьба между познанием собственного Я и установленного запретного барьера на знание прожитого прошлого, и попросил Марию Николаевну и ее сына немедленно покинуть кабинет.
Очередной сеанс закончился полным провалом.  Оператор и главврач в очередной раз задумались над тем, как вывести человека из состояния зомби и возвратить ему память.  В противном случае такой пациент представляет собой угрозу для ОБЩЕСТВА, и в любой момент, как зомби, может исполнить закодированный приказ ПОВЕЛИТЕЛЯ.

Дальше главу 4 можно прочитать в продолжении.  Следите за публикациями.


Рецензии
Виктор!
Рад, что ты не только отличный поэт, но и интересный прозаик.
Творческих тебе успехов!

Владимир Гусев Тульский   12.12.2013 18:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Володя! Рад твоему отзыву!
Жму руку,

Виктор Сенько   12.12.2013 19:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.