Продолжение глава 4. повесть путь к звезде селарис

ПРОДОЛЖЕНИЕ  Глава 4. «Поиск человека, который оставил лишь следы на воде»
Начало главы 4  http://www.stihi.ru/2013/07/07/5808;  http://www.stihi.ru/2013/07/08/3755

повесть: "Путь к звезде Селарис"


Руководитель  оперативной группы  Центр Андрей Вавилов окончательно понял, что исполнить санкцию Прокурора на арест заведующего клиники Каминских Аркадия Яковлевича и изъятия информационных данных и аппаратуры клиники в данный момент невозможно, так как такие действия вызовут международный скандал, потому что:
• Во-первых: Аркадий Яковлевич не простой врач, какой-нибудь клиники, а доктор медицинских наук с мировым именем и к тому же еще и гражданин Израиля.
• Во вторых: Нет достаточных доказательств в том, что это было похищение, а не экстренный вызов скорой помощи  для отправки пациента в клинику, который более трех месяцев находится в глубоком летаргическом сне.  Мало того в клинике ведется строгий учет и регистрация поступивших и выписавшихся больных.
• В третьих: Ни в одном суде, ни один эксперт не сможет подтвердить или  опровергнуть тот факт, что при интенсивном психотерапевтическом лечении болезни летаргического сна у больного после его пробуждения может наступить на некоторое время потеря памяти.  Следовательно, обвинить Аркадия Яковлевича в психологическом насилии над человеком не представляется ни малейшей возможности.
Но и второй фактор, не давал покоя руководителю оперативной группы, это то, что не была достигнута поставленная их Центра задача – завладеть программой и аппаратурой по считыванию мыслей и голографических изображений, которые хранятся в памяти человека.   И чтобы исполнить эту задачу необходимо либо  перевербовать, или, по крайней мере, сделать из очень умного и предусмотрительного Аркадия Яковлевича двойного или тройного агента.    Но чтобы провести такую работу с таким осторожным , умным и предусмотрительным человеком, необходимо проводить пере вербовку тайно, при повышенной секретности, с глазу на глаз.   Поэтому, руководитель группы, неожиданно для всех дает приказ всем членам своей группы и Ивану Петровичу покинуть кабинет и ожидать его в машине.   После их ухода, когда остались они наедине Аркадием Яковлевичем, Андрей обратился:
- Аркадий Яковлевич, Вы, как умный человек, знаете что я имею полное право на изъятия из Вашей клиники оборудование, программное обеспечение и информационные данные, а также арестовать вас и доставить в Управление ФСБ по Краснодарскому краю, исходя из санкции Прокурора Краснодарского края, которая имеется у меня на руках.  Моя обязанность доставить Вас вместе с аппаратурой по месту назначения и на этом моя миссия по исполнению санкции Прокурора будет закончена.   А были для этого причины или нет, это будет выяснено после проверки информационных данных, которые находятся в клинике на электронных носителях – это, во-первых;
* во-вторых:  Вы также должны знать, раз мы нашли Вас, значить у Центра есть какие-то данные, и технологии по выведению человека из состояния зомби, когда полностью блокируется память человека.   И этого Вы не можете отрицать, и я заметил как Вы были удивлены тому что Иван Петрович так быстро и неожиданно восстановил свою память.
* в-третьих:   Я думаю, что не в Ваших интересах засвечиваться в органах ФСБ РФ, тем самым ставить крест на сотрудничество с ЦРУ.    Вы же прекрасно понимаете, что дальнейшая ваша работа, связи, полученная и отправленная информация будут находиться под колпаком  ФСБ РФ.
Я привел достаточно аргументов, чтобы склонить Вас к сотрудничеству с нами в качестве двойного или тройного агента ГРУ  РФ?   Я понимаю Вас и ценю вашу осторожность и предусмотрительность, поэтому не настаиваю на немедленном ответе.
Согласны или не согласны на сотрудничество с ГРУ РФ, вы сообщите мне  завтра по телефону 8 918 6534*** всего одним словом – согласен, или не согласен.   А далее я подъеду к вам, и обсудим в деталях все условия нашего сотрудничества.  Договорились?!
Андрей доверительно протянул руку Аркадию Яковлевичу.  Аркадий Яковлевич, удивленный неожиданным поворотом событий, им пораженный напором прозвучавшего монолога, протянул руку для рукопожатия.  Это рукопожатие пока что только обязывало на продолжение разговора, который должен состояться завтра 15 сентября.
После ухода сотрудника ФСБ РФ, Аркадий Яковлевич погрузился в глубокие размышления и аналитическому анализу случившемуся визиту сотрудников ФСБ РФ, и еще более был удивлен, предложению сотрудничать с Центром.   Что же здесь реальность, а где иллюзия или уготованный капкан?!    Реальность в том, что бывший его пациент  Иван Петрович, восстановил каким-то чудом заблокированную память, за такое короткое время.  До этого ни кому не удавалось восстановить память без посторонней помощи, и тем более за такое короткое время.    Следовательно, Центр имеет возможности восстанавливать память человека.   Поэтому не исключено, что Центр владеет информацией о том, как на протяжении более 10 лет в его клинике принудительно снималась информация с памяти граждан, которые знали важные государственные секреты, научные разработки, конструктивные разработки технологичного оборудования и программного обеспечения.  За прошедшее десятилетие через мою клинику прошли сотни конструкторов, научных работников, программистов, которые поставлялись сотрудниками ЦРУ, и над которыми проводились насильственными методами изъятия информационных данных из их памяти, с последующей блокировкой памяти.    И если Центр имеет полную информацию обо мне и моей клинике, уверенно просит санкции Прокурора на мой арест и полной снятия информации и оборудования лаборатории по считыванию мыслей человека, и Прокурор дает добро, то дела мои очень плохие.   Центр никогда не допускал таких грубых ошибок, чтобы не арестовывать агента, и дать ему время для уничтожения улик и максимально зачистить  поле деятельности.  Возможно это капкан? – продолжал спрашивать себя Аркадий Яковлевич.   Не похоже.  Иначе бы руководитель группы не дал времени на обдумывания сделанного предложения, что означает как доверительное отношения к человеку, с которым придется работать  на очень ответственном участке.    Значит, я им очень  нужен, как двойной агент.  Андрей, руководитель группы очень умный стратег, хотя и является не  очень сильным тактиком, наверное, увидел во мне неплохого агента, как в свое время это сделал резидент ЦРУ.    Если у меня другие варианты  кроме предложенного – быть двойным или тройным агентом?!  Этих вариантов не вижу.  Значить необходимо давать согласия на сотрудничество,  постараться выторговать, как можно, больше  выгод и как можно меньше ответственности и риска при исполнении своих обязанностей двойного агента.   А для этого необходимо преподнести какой-нибудь поощрительный приз.   Этим призом могла бы быть и информация, снятая с памяти этого фантаста и алкоголика, которого накрыла белая горячка и за которым так гонялись сотрудники ЦРУ, что продолжает в оригинале храниться на компакт дисках.   Но прежде всего, необходимо еще раз просмотреть эту бредовую информацию.   Аркадий Яковлевич  был материалистом старой советской закалки, и не верил ни в Бога, ни в черта; ни в летающие тарелки, ни в иные миры, а тем более в то, что в человека существует душа, которая живет вечно.  Но он, в тоже время, был убежден в том, что мысль материальна.  И все мысли, и голографические образы, которые хранятся в клетках головного мозга человека, являются результатом увиденного, услышанного или полученного другим путем осязания или обаяния человека, а также полученные через мыслеобразы других людей, которые он воспринял.   Однако Аркадий Яковлевич, как убежденный материалист  и выдающийся нейро-психолог  и психоаналитик, доктор медицинских наук, при проведении медицинских опытов не мог объяснить себе, откуда в человеческой памяти берутся голографические образы, которых нет в реальном мире на планете Земля.  Органы чувств человека, а также получаемые мыслеформы от других людей не могут быть идентифицированы с реально существующими субъектами или объектами, которые есть на Земле.  Если это химеры разума, то из чего они скопированы.  Но сегодня перед Аркадием Яковлевичем стояли другие задачи, которые он поставил на завтрашний день.   Это, во-первых: Подготовить снятую информацию с памяти Бреуса Ивана Петровича для передачи ее в центр.
Во-вторых:  В тир часа дня позвонить по оставленному номеру телефона и дать короткий однозначный ответ – «СОГЛАСЕН».    Это будет скрытая, зашифрованная для постороннего уха информация, которую можно по случаю трактовать двояко, и в тоже время понятная для человека, который предлагал сотрудничество.  На этом и закончился день для Аркадия Яковлевича.

С самого раннего утра Аркадий Яковлевич засел в 5-ом кабинете клиники за работой над снятой информацией с памяти Бреуса Ивана Петровича.  Он отобрал все диски, на которых была записана информация первого посещения Иваном Петровичем планеты Севиква, и отложив в одну сторону, а информацию о втором посещении во вторую стопку.   После, выбрав на компьютере программу «расшифровка и чтение мыслей человека», начал просмотр снятой информации.  На экране монитора показалось изображение, как на первых советских телевизорах пятидесятых годов, без четкости с рябью и дрожанием экрана.  Аркадий Яковлевич знал, что в памяти человека должно фиксироваться то, что он увидел своими глазами, услышал своими ушами, а также осознал принятые мыслеформы от других людей при помощи мысленного посыла или словесных образов..  Но почему же в таком случае, такая плохая четкость на экране монитора?  Он включил пошаговую кодировку и  заметил черные кадры, которые запрещались к показу.  И этих кадров было в среднем до 30% от общего количества снятой информации.  А в некоторых местах составляли 90 и даже 100% идущих кадров подряд.  Аркадий Яковлевич столкнулся с этим впервые за время своей работы с этой программой.  Другие снятые информации с памяти людей и записанные на диски, в дальнейшем просматривались, как кинофильм, снятый цифровой камерой в формате MPEG4.   Почему же здесь так плохо была снята запись с памяти Ивана Петровича? – мучила мысль Аркадия Яковлевича.   Аркадий Яковлевич не был хорошим программистом, но возможности этой программы он знал в совершенстве.  Поэтому он задал программе действия фильтрации не считываемых кадров без их уничтожения, а с отсылкой их в папку для дальнейшей работы.  И снова запустил программу в новом режиме.   Программа заработала, и на экране монитора ожил в ярких красках рассказ Ивана Петровича, который был напечатан на страницах журнала «Наука и жизнь».  После Аркадий Яковлевич посмотрел те 30% отфильтрованного материала, что были «Черным Квадратом», но для раскрытия архивных данных папки был затребован пароль.    Неужели это и есть те секретные материалы, за которыми охотились сотрудники ЦРУ? – подумал Аркадий Яковлевич, который ранее не интересовался подобными исследованиями.    Следовательно, может это и будет тем материалом, который заинтересует Центр.   Аркадий Яковлевич систематизировал папки в виде отфильтрованного материала в одной папке и секретными материалами в другой папке и снова перезаписал на диск.  После провел такую же процедуру с информацией второго путешествия  Ивана Петровича на планету Севиква.
После обеда, как и было условлено, в 15.00 Аркадий Яковлевич позвонил Андрею Вавилову.
Андрей Вавилов (руководитель группы Центр) нервничал, не ошибся ли он, когда предложил Аркадию Яковлевичу сотрудничество в качестве двойного или тройного агента, работающего на несколько разведок одновременно.   По всем выявленным признакам Аркадий Яковлевич подходил к этой роли, он очень умный, осмотрительный, умеет держаться в критических ситуациях, предусмотрительно осторожен, не совершает рискованных и не продуманных поступков, за которыми нет ни каких оправдательных алиби.  Такой человек просто создан для работы в контрразведке.  Но телефонный звонок от него продолжал упорно молчать.    И вот раздался ожидаемый звонок, в котором Андрей после слов приветствия, услышал лишь одно слово: - «Согласен».   Андрей не стал  уточнять, так как знал, что от Аркадия Яковлевича по телефону больше чем сказано, не услышишь.   Скорее он узнает от тебя то, чего ты хочешь.    Поэтому Андрей также лаконично ответил: - «Ждите через час! – положил трубку.    Приятно работать с таким партнером, который понимает  тебя с одного слова, заметил Аркадий Яковлевич и также положил трубку.
Минута в минуту в 16.00 на пороге кабинета Аркадия Яковлевича, появился Андрей Вавилов:
- Здравствуйте, Аркадий Яковлевич! – на этот раз поближе и в вашем кабинете.
Аркадий Яковлевич:
- Здравствуйте, здравствуйте, Андрей! – и подошел к Андрею для дружеских рукопожатий.  Давайте в целях экономии вашего времени отбросим всякий этикет и сразу примемся за дело.
Андрей:
- Согласен.  И изложил договор сотрудничества или по-простому перевербовки агента другой разведки в новое качество – контрразведчика.  Условия были письменно изложенные в договоре.   Условия были приемлемые даже для такого предусмотрительного агента, как Аркадий Яковлевич, который собирался выторговать для себя, как можно больше выгод, и как можно меньше ответственности и рисков при исполнении поручений Центра.  Он согласился с условиями договора, в чем и подписался.
После Аркадий Яковлевич повел Андрея в 5-ый кабинет клиники, где и показал снятую информацию с памяти Ивана Петровича, которая была записанная на дисках, и за которой так охотились агенты ЦРУ.  Но на лице Андрея это не вызвало никаких эмоций, как заметил Аркадий Яковлевич.  Андрея больше интересовало, каким оборудованием и с помощью какого программного обеспечения снималась эта информация с памяти человека.  Поэтому Андрей, сославшись на свою не компетентность в этих вопросах, поблагодарил Аркадия Яковлевича за представленные диски снятой информации, которые без специального программного оборудования, являются мертвым и не нужным грузом, и пообещал прислать очень опытного программиста для прочтения этих данных.   И распрощавшись с Аркадием Яковлевичем, Андрей поспешно уехал в Краснодар.

Аркадий Яковлевич понимал, что персональный компьютер без специального программного  обеспечения не сможет прочесть, то что записано на диск.  Также он понял, что Центр главным образом заинтересован не бредовыми записями, который он отправил на записанных дисках, в ценностях которых и сам ранее сомневался.  Центр интересуется программным обеспечением и оборудованием, при помощи которого можно считывать любую информацию с памяти человека, в том числе и голографические изображения.  Программист,  который завтра приедет, будет изучать именно это.   Следовательно необходимо максимально подготовить то, что интересует Центр, и в том числе что я разбираюсь и смогу оказать посильную помощь.
***
Прибывший программист, действительно оказался опытным бывшем хакером.  Он быстро перезаписал программное обеспечение с оборудования по считыванию и дешифровке считанной информации на свой ноутбук, цифровой камерой заснял все оборудование, которое принимает участие в считывание памяти человека, после вскрыл крышки аппаратуры и заснял их начинку, в общем, и в отдельности по отдельным платам и деталям. На все про все ушли не более четырех часов четкой и отлаженной работы профессионального разведчика, руки которого работали как робот манипулятор сборочного цеха микроэлектроники (красиво, быстро, четко и скоординировано) что вызывало восхищение у Аркадия Яковлевича.  После программист поблагодарил его за оказанную помощь и содействия также поспешно уехал в Краснодар.

Продолжение следует:
Начало в главе 1: «Сон Ивана Петровича» повести «Путь к звезде Селарис» http://www.stihi.ru/2013/07/03/3123


Рецензии
Спасибо. Увлекло достоверностью и живым изложением. Под впечатлением, Олег.

Олег Кротов 2   14.09.2013 11:34     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.