Старая тетрадь

                I
Я, сев за стол и взяв бумагу,
Хотела было написать
Про то, что ныне, в своё благо,
Из окон можно созерцать:
Про цвет деревьев жёлто-красный,-
Дар щедрой осени прекрасный,
Про задремавший, чудный лес,
Про дождь, нам посланный с небес,
Про опустевшие поляны,
Про отражение в реке,
Про крик гусиный вдалеке,
Про серо-сизые туманы;
Об этом так легко писать,
Но мысли стали ускользать.
                II
Хотела описать, как лучше,
Всё то, что вижу я в окне.
Но вспомнила я странный случай,
Что другом был поведан мне.
Знакомство наше было кратко,
Но всё же в толстую тетрадку
Я записала тот рассказ,
И убрала надолго с глаз.
Недавно же на верхней полке
( Мой дом не блещет чистотой,
Я так рассеяна порой)
Устроила я вдруг уборку.
И, пыль принявшись вытирать,
Нашла я старую тетрадь.
                III
Затем,  ополоснувши руки,
Уставши с полок пыль стирать,
С тетрадью этой я, от скуки,
Уселась в кресло, чтоб читать.
Мой дом наполнен тишиною,
И этой тишине  виною
Есть одиночество моё;
Как говорится, всем своё.
Привыкла жить я в одиночку.
И в том не вижу я беды.
Друзья мне - звёзды и цветы,
И месяц, что выходит ночью.
Чуть грустно, что и говорить.
Другим так скучно было б жить.
                IV
Мне ж одиночество –подруга.
Оно меня не предаёт.
И круглый год, хоть зной, хоть вьюга,
Со мной под крышею живёт.
Когда-то были дни иные.
Тогда мы были молодые.
И здесь жила моя семья;
Со мной был муж и сыновья.
Теперь настала жизни осень,
И радость сердца – сыновья
Давно живут в других краях.
А мужа нет годков уж восемь.
Хотела б я судьбы иной,
Кому же сладко быть вдовой.
                V
А впрочем, о себе довольно.
К чему скрести  следы от ран.
Давно прошло, что было больно,
Теперь на месте раны – шрам.
Давайте же, друзья, к тетради
Вернёмся , только Бога ради,
Прошу вас строго не судить.
Я многое могла забыть.
С тех пор уж лет прошло немало.
И друг покинул этот свет.
Его давно меж нами нет.
Однако всё я  записала,
Что он успел мне рассказать.
Всё…открываю я тетрадь.
_____________________________
             

История, рассказанная другом.

                I
Бывает, жизнь вдруг повернётся
К тебе недоброй стороной.
Что было прочно, с треском рвётся.
Не знаю, что тому виной.
Тот друг, которому ты верил,
Уходит прочь,  захлопнув двери.
И молча, без прощальных слов,
Вонзает в спину нож любовь.
Такое время, каждый знает,
Зовётся чёрной полосой.
И в дни такие, как изгой,
Злой рок несчастный проклинает.
И светлой радости лишён,
О счастье молит Бога он.
                II
Тогда я был покинут всеми.
Мою невесту друг отбил.
Я чуть не вскрыл от горя вены,
И белый свет мне был не мил.
То, что я  жив, то Божья милость.
Но жизнь моя переменилась.
Я стал угрюм и молчалив.
И, словно старец, прозорлив.
Они же вскоре поженились.
Я был на свадьбу приглашён.
Та свадьба - чёрный, страшный сон,
Потом мне месяц ночью снилась.
Мой разум  с горя занемог.
Такой любви не дай вам Бог.
                III
С тех пор не виделись мы с нею.
Её я звал: душа моя.
Но ветер злой любовь  развеял.
Мой бывший друг – её семья.
Я боль свою  забыть  пытался,
С другою ночью целовался,
Но расставался поутру.
Казалось мне, что я умру.
От одиночества и боли.
Я вспоминал невинный взгляд.
Объятий нежных жгучий  яд
И цепи сладостной неволи.
Воспоминанья, как палач,
Терзали сердце мне, хоть плачь.
                IV
Не в радость стало небо, солнце,
И жизнь ценить я перестал.
Я слышал, сердце моё бьётся,
Но для чего не понимал.
Друзья мои мне предлагали
Пустых девиц, что нежно лгали.
Я с ними ночи проводил.
И утром, молча, уходил.
А после надоело это.
Мне стала в тягость череда
Ненужных женщин и тогда
Стал жить один, анахоретом.
Утратив жизни идеал,
Друзей я тоже растерял.
                V
Потом себя я начал тешить
Надеждой, что она придёт.
И слабый луч в душе  забрезжил,
Как блик луны на глади вод.
Поймёт она: их брак непрочен,
Ко мне в слезах вернётся  ночью,
И мы сольёмся с ней навек,
Как струи двух прозрачных рек.
Однажды, тонкий, милый профиль,
Я вспоминая,  рисовал.
Звонок раздался, я  узнал,
Они погибли в катастрофе.
Так я надежды был лишён.
Погибли  и она, и он.
                VI
Я стал искать в вине забвенья,
Но даже ром не помогал.
Порой мне чудились виденья,
В которых жил мой идеал.
Но был собой я недоволен,
Я стал душой и телом болен.
Потом к перемещенью страсть
Мной овладела, стал я клясть.
Родных пределов тишь и скуку.
Стал ездить из страны в страну,
Покой сменив на новизну,
Чтоб смыть воспоминаний муку.
И исцелить в душе боль ран.
Так я объездил много стран.
                VII
Шли годы, жил я одиноко,
Как в келье, в комнате своей,
Всё тот же скучный вид из окон:
Напротив дом средь тополей.
Я не нашёл любви замену.
Женитьбу я считал  изменой,
Той женщине, к которой пыл
Доселе я в душе хранил.
И хоть виски мои седели,
Я жил один холостяком.
Мне дорог был спокойный сон
В привычной, узенькой постели,
С которой рядом был портрет:
Она и я в расцвете лет.
                VIII
Однажды я поехал в город,
Который мною был любим.
Лет было мне почти что сорок.
Я путешествовал  один.
Уютный номер сняв в отеле,
В нём окна на Залив глядели,
А стены украшал коллаж,
Пошёл купаться я на пляж.
Скажите, кто не любит море.
Людей таких на свете нет.
Приятен глазу нежный цвет.
Волны катящей на просторе.
Искрится чистая лазурь,
Забыв про вихри тёмных бурь.
                I X
Приятно лечь в тени под пальмой,
Приятно слушать  чаек крик,
И видеть лодки парус дальний
И на воде от солнца блик.
Там дышится легко и вольно.
Как чудно, окунуться в волны
И плыть без цели и труда
Туда, где в волнорез вода
С негромким плеском тихо бьётся.
Потом там сесть среди камней,
Чтоб быть подальше от людей,
И впитывать спиною солнце.
Как хорошо там загорать
И город дальний наблюдать.
                X
Он возникает в дымке зноя,
Как дивный, сказочный мираж.
Под ним, над голубой волною,
Песком белеет узкий пляж.
Здесь много зрелищ, много хлеба.
Стремятся  небоскрёбы в небо,
Всех поражая высотой,
И линий ясных красотой.
Вокруг лежат пески пустыни.
По ним когда-то караван
Товары вёз из дальних стран.
Но стал сей город чудом ныне.
И удивляется турист;
Как  безупречен он и чист.
                XI
Шуршат шикарные машины.
По глади улиц и шоссе.
Блестят огромные витрины
В, манящей роскошью, красе.
Великолепные фонтаны
Взмывают в небо , как тюльпаны.
И радугой вода струит.
И нежно музыка звучит
.Одеты в белое мужчины,
Закрыты женщины до глаз.
Сей город, будто бы алмаз,
Оправлен золотой пустыней.
Сюда не раз я  приезжал
И горесть жизни забывал.
                XII
В отель вернулся я  под вечер.
Ложиться рано было, спать.
От солнца чуть горели плечи.
Я вышел в город, погулять.
Пошёл к любимому фонтану.
Как разноцветные лианы
Переплетенья струй лились
То вверх, то наискось, то вниз.
И звуки музыки хрустальной
Сопровождали танец вод.
Казалось, что струя поёт
То величаво, то печально.
И, чтобы зреть живой фонтан,
Собрались люди многих стран.
                XIII
Смотреть могу я бесконечно
На этот радужный фонтан,
Но на часах был поздний вечер,
И поспешил я в ресторан.
Здесь персонал весьма услужлив,
Мне принесли прекрасный ужин:
Рис, мясо, соус и лаваш.
Я ел и созерцал пейзаж:
Ночного города мерцанье,
Высоких башен силуэт,
Обвитых пальм холодный свет
И в небе лунное сиянье.
Ночь звёздами была полна…
Тут в жизнь мою вошла ОНА.
                XIV
Она вошла и села рядом.
Мне показалось, это сон.
Её походкой, статью, взглядом
Я просто был ошеломлён.
В душе воскликнул я: «О, Боже!»
Мне показалось, что я в прошлом.
Знакомый профиль и анфас,
Разрез знакомый милых глаз.
И та же мягкая улыбка,
И тот же  цвет густых волос,
Ногтей лиловых бледный лоск,
Руки изгиб изящно-гибкий.
Я в ней свою любовь узнал.
И в изумлении молчал.
                XV
На ней был топ с узором синим
И юбка красная, как мак.
Она спросила : « Из России ?
Я тоже. А зовут Вас как ?»
Она мне протянула руку,
Так мы представились друг другу.
Потом сидели мы вдвоём,
Я погрузился в чудный сон.
До боли были мне знакомы
Движенья, жесты и черты.
Мы вскоре перешли на ты,
Друг к другу таинством влекомы.
Себя не мог я превозмочь.
Она из прошлого…точь-в-точь.
                XVI
В отель мы с ней вернулись вместе.
У входа деньги дав портье,
Сказал ему: «Моя невеста»
И мы прошли через фойе.
Описывать, что было дальше
Не буду, ведь, нельзя без фальши
Такие сцены описать.
Придётся непременно лгать,
Чтобы рассказ сей  был приличным,
Без эротических затей,
И не шокировал людей.
Иначе прослывёшь циничным,
Чего я вовсе не хочу ,
И потому я умолчу.
                XVII
И жизнь моя переменилась.
Я был от счастья сам не свой.
Та, что ночами долго снилась,
Здесь, наяву была со мной.
Она, как чудное виденье,
Пришла ко мне из сновидений,
Чтоб мои чувства оживить
И снова к жизни возвратить.
Она меня очаровала,
Хоть и была одной из них,
Из ярких бабочек ночных.
Меня же это не смущало,
В душе моей цвела весна,
Я от любви был без ума.
                XVIII
Сквозь абажура гофрировку
Струился бледный свет лучей.
Я целовал татуировку
На нежном, беленьком плече-
Три лилии на красном фоне.
И вся она в прозрачном, чёрном,
И серьги в розовых ушах,
И свет любви в её глазах.
Я в  теле женском растворялся,
Вдыхая аромат волос.
Я полюбил её всерьёз,
Потом в любви я ей признался.
И даже сочинил стихи,
Чтобы просить её руки.
               IXX
Так, словно миг, прошла неделя,
Мы с ней забыли обо всём,
Дни незаметно пролетели,
Как сладостный, волшебный сон.
Для нас светили в небе звёзды.
Её уста цвели, как розы.
И в душах возродились вновь
Надежда, вера и любовь.
Возникли за плечами крылья.
Всё тяжкое ушло на дно.
Мы с нею были, как одно,
Под пологом ночной мантильи,
Которая укрыла нас
От посторонних, чуждых глаз.
                XX
Но как-то раз, совсем случайно,
Она увидела портрет,
Который грусти моей тайну
Хранил в теченьи долгих лет.
На фотографии той вместе
Я был с погибшею невестой.
И в ней, к чему ей было лгать,
Она признала свою мать.
В их лицах было много сходства.
Так могут только мать и дочь,
Быть Богом созданы точь-в-точь.
И рассказав мне о сиротстве,
Она заплакала навзрыд,
Как дети плачут от обид.
                XXI
Я не поверил ей сначала,
Но даты, адрес, имена,
Она их точно называла,
Придумать не могла она.
Оставшись рано сиротою,
Она взята была сестрою
Погибшей матери своей.
У тёти не было детей.
Племянница ей дочкой стала,
Наполнив смыслом её дни.
И хоть они были бедны,
Она ребёнка  баловала,
С вареньем плюшки ей пекла,
И воспитала, как смогла.
_________________________
             ***
Увы, но несколько листочков
Утратила моя тетрадь.
И потому лишь многоточье
Я вместо слов могу писать.
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
*****************************
Но в завершающей главе
Нашлись ещё странички две:
__________________________
             
                XXI
Теперь сижу я у камина
С любимой женщиной моей.
Какая дивная картина:
Она и я в кругу детей.
У нас родились два сыночка
И младшая шалунья-дочка.
О, милые мои друзья,
Не передать, как счастлив я.
Кто б мог подумать, что однажды
В стране безжалостных  песков
Мне встретится моя любовь.
Хоть, в реку не вступают дважды,
Мне повезло, и видит Бог,
Я дважды это сделать смог.
               XXII
В те дни, когда в душе все струны
От счастья радостно поют,
Когда сердца чисты и юны,
Я потерял любовь свою.
Когда все жизнью наслаждались
И страстью пылкой упивались,
Я был печален, одинок,
Как с древа сорванный листок.
Мне жизнь казалась лишь обузой,
Остались угли от огня.
Я жил, судьбу и рок кляня.
И в сердце непосильным грузом
Воспоминания хранил
О той, которую любил.
               XXIII
Но Бог узрел мои страданья
И жизнь мою перевернул.
И после тяжких испытаний
Он мне любовь мою вернул.
Быть может, потому что верность
Ценил я более чем ревность.
И сердцу милый идеал
Я никогда не предавал.
Так жертвами не став порока
И злому року вопреки
Соединились две руки
В союз любви, и слава Богу.
Теперь любим я и женат,
Чему я несказанно рад.
________________________

               
               
               VI
Закончил этими словами
Мой друг свой искренний рассказ.
И вот теперь я вместе с вами
Его прочла, как в первый раз,
Поскольку многое забыто.
Ведь память сеет словно сито,
Которого непрочно дно,
И всё запомнить мудрено…
Но друг лет пять, как мир покинул.
Мне говорили, что в песках
Уже в немолодых летах
Он путешествовал и сгинул.
И там остался он вдали
Родного дома и семьи.
                VII
Подробностей мне не сказали,
Но весть была из первых рук.
Увы, но жизнь полна печали,
И вряд ли жив мой добрый друг.
Судьба волной вдруг вверх поднимет,
То вниз с размаху, молча, кинет.
Качает так, что лишь держись,
Подобна морю наша жизнь.
Быть может где-то под барханом
Мой друг лежит, уснув навек.
Ведь правит Бог, не человек.
А мы лишь капли в океане
Или песчинки на Земле.
Кто ведает об их числе?
                VIII
Хотела я писать про осень,
(Приятнее что может быть)
Про то, как ветер жнёт и косит
Листву, чтоб землю ей укрыть.
Про то,  как золотом округа
Пылает, но тут вспомнив друга
Я изменила свой сюжет.
Хоть друга с нами рядом нет,
Но он достоин сожаленья.
Он то терял, то находил,
Своей любви он верен был,
Что благородно, без сомненья.
Что ж закрываю я тетрадь.
Уж вечер поздний…надо спать.


Рецензии
Одним махом прочитала Вашу тетрадь! Спасибо! У меня есть тоже своя забытая тетрадь http://www.stihi.ru/2016/08/29/9348

Вера Щербакова 2   11.05.2018 07:28     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Вера.

Фаина Фанни   11.05.2018 07:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 195 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.