Диссидент

Навсегда с семьёй прощаясь, улетал он в край далёкий,
Оставляя в старом доме все насущные тревоги.
Улетал, не поклонившись ни берёзам, ни раздолью,
Ни пшенице, что склонившись, зёрна сыпала по полю.
Улетал он, ненавидя власть и всех её героев,
Ничего вокруг не видя, кроме тех, кто ходит строем.
Он взрастил свои обиды до вселенского масштаба
И был рад, когда отчизну заносило на ухабах.
На земле чужой привыкнув и вкусив её подачек,
Обнаружил с удивленьем, что душа о чём-то плачет.
Пресловутая свобода потеряла над ним силу
И решил он в исступленье заменить струну на лире.
Ностальгия иссушила – снился отчий край родимый,
Старый деревянный домик и народ непобедимый.
Много лет он ненавидел, вскрывал язвы и ошибки,
А под старость оказалось – великаны были зыбки,
Растворились да исчезли, в сердце пустоту оставив…
«До предела он был честным… человечество прославив…» -
Написали в некрологе. Отслужили панихиду
И, отправив ящик с прахом в край далёкий не забытый,
Разошлись. С годами крепнет зов родимого порога.
В этом мире всё не вечно. Недовольных нынче много.

1.10.2013, 2019
г. Харьков



Рецензии