Чужие сны

Ночные
самолёты...

***

Такая вот работа:
Всю жизнь — туда-сюда,
Ночные самолеты,
Ночные города...
Полжизни расплескалось
В чаду случайных встреч.
И что теперь осталось?
И что теперь беречь?
Не мучаюсь напрасно
Об участи такой.
И звезды в небе ясном
Сверкают надо мной.
Насквозь промерзшим небом
В морозном вихре мчусь,
Закусываю хлебом
И Господу молюсь!

***

Стоял в одной шеренге,
Равняясь на вождей.
Считал чужие деньги,
Учил чужих детей.
Не чувствовал — хоть тресни
Тревоги и вины.
Чужие слушал песни,
Смотрел чужие сны
И жил, как все в России
И счастлив был вполне,
И женщины чужие
Любовь дарили мне.
И пусть конец дорогам
Ещё не виден — нет, —
Уверен — перед Богом
За всё держать ответ.
Он добрый — улыбнется
И всё простит, любя,
Но отвечать придется
Лишь только за себя…
Мерцает тускло свечка
И тает не спеша,
И мается сердечко,
И нудится душа.

***

Судьба помотала немало:
В каких только не был местах!
Полжизни прошло на вокзалах,
Полжизни — в аэропортах…
Урчат недовольно турбины,
Колеса на стыках стучат,
Немые просторы чужбины
По волнам неистово мчат.
Не чувствуя жали и боли,
Отринув усталости страх,
То лесом, то морем, то полем
В остывших паришь небесах...
Летя сквозь ночные метели,
Неистово Богу молись,
Чтоб мимо спасительной цели
В беспамятстве не пронестись...

***

Кружусь по жизни день-деньской
В привычной суете мирской,
В оковах разных должностей,
В глухом плену чужих страстей...
Живу на дальнем берегу,
Чужие деньги берегу,
Решаю сотни теорем —
Чужих надуманных проблем.
И под покровом тишины
Смотрю всю ночь чужие сны...
И лишь скорбящая душа
Творит молитву, не спеша,
И Ангел в звездной тишине
Не забывает обо мне...

***

Времен последних зритель
Беспамятством дышу,
За чередой событий
Стремительно спешу,
В потемках спотыкаюсь,
Блуждаю иногда,
Бреду, греша и каясь,
Неведомо куда...
Но все ж, куда б дороги
Не завели впотьмах,
Не забывал о Боге
И каялся в грехах.
Шагая в ногу с веком,
Стремился все успеть.
Остался человеком,
А мог бы озвереть...

***

А перед Богом все равны,
Он всем дарует понемногу
Кому-то — в царство полстраны,
Кому-то — посох и дорогу.
Кому — сума. Кому — казна.
Кому-то лучшая из женщин.
Но тот, кто здесь имел сполна
На небесах получит меньше…
В тумане зыбком жизни край
И твердь последнего причала.
Не плачься и не унывай,
Что на земле досталось мало,
Исправно Господу молись,
Оставь пустые разговоры!
Смотри! Уже отверзла высь
Свои бескрайние просторы.

***

Печалит неустройство мира,
Тревожит первобытный страх.
И мы творим себе кумира,
И на земле, и в небесах.
В преддверии последних сроков
Не слышим слов, не видим снов,
Своих не слушаем пророков,
Чужих приветствуем волхвов.
Молчим, речам вождей внимая,
Нас поглощает пустота…
И мы давно не понимаем,
Что мы не те, что Русь не та,
Что, обретая постоянство,
Не замечаем смертный тлен,
Что, Богом данное пространство
Исчезло в вихре перемен.
И рухнут выси небосвода,
И грянет грозно трубный глас,
И равнодушная природа,
Легко вздохнув, исторгнет нас.

***

Жизнь прожил, переживая,
И чужую нес вину;
Бился, устали не зная,
За друзей и за страну.
Хорошо ли жил ли, плохо —
На виду у всех людей.
Пережил свою эпоху,
Пережил ее вождей.
Продавали, предавали,
Улетали в никуда…
Только я в такие дали
Не стремился никогда.
Наливаю жизнь до края
И, захлебываясь, пью,
И, за все переживая,
Проживаю жизнь свою…

***

Осталось жизни — на глоток.
И то сказать — совсем немного.
Но рано подводить итог,
Когда тебя зовет дорога
Куда-нибудь и как-нибудь…
Но доберешься точно к сроку,
И будет в небе Млечный путь
Мерцать привычно одиноко.
Я, жизнь расплескивая, пил
Не разбирая, с кем попало,
И — не допел, не долюбил,
Хотя и получил немало...
Осталось жизни — на глоток,
А может — растянуть немного,
Пока ещё не вышел срок
Отсрочки попросить у Бога?
Нет. Лучше сразу — и до дна:
Чтоб жажду утолить сполна…

***

Была прекрасная пора:
Блистал закат державы нашей,
На целый мир из топора
С лихвою наварили каши
И, свято веруя в успех,
Презрев все трудности и муки,
Кормили этой кашей всех,
Кто попадался в наши руки.
Прошла прекрасная пора,
Где мы блистали горделиво…
Ни каши нет, ни топора,
Зато — какие перспективы!
Согласно жить в своем дому,
С утра копаться в огороде,
Не потакая никому,
Внимать мечтательной природе,
Пилить дрова, чинить забор
И плыть по вечному теченью,
И затупившийся топор
Использовать по назначенью.

***

ГАГАРИН
Как грустно на Родине милой:
Пустеют и стынут поля.
И вместо героев — дебилов
Рождает родная земля.
Бескрайние наши погосты,
Унылые наши дожди…
Причины пленительно просто
Нам всем объяснили вожди —
Мы с вами — простые холопы:
Ни жить не умеем, ни пить,
Не с нами им выйти в Европы,
Не с нами им мир удивить...
И всё у нас разом отняли —
Очнулся Федот — да не тот...
И только великий Гагарин
Вершит свой бессмертный полет.
Придумайте новые веды,
Крутите историю вспять,
Но этой великой победы
У нас никому не отнять!
Мерцают тяжелые росы,
И солнце восходит в зенит,
Кто первый открыл этот Космос,
Тому он и принадлежит.
И пусть наши думы — о хлебе,
И в душах царит непогодь,
Но в русском блистательном небе
Живет милосердный Господь.
Я с этой победой родился
И в жизни своей непростой
Родился, крестился, молился
Под русской советской звездой.
Вершится неравная битва,
Тускнеет в тумане звезда,
Но русская наша молитва
Услышана будет всегда...

***

Флаги красные весной
По проспектам плыли.
Бог — писали с прописной,
Жили — не тужили:
Собирали урожай,
Путь торили млечный,
Думали, что этот рай
Будет длиться вечно.
В стенах маленьких квартир
Обретали счастье,
Но несокрушимый мир
Рухнул в одночасье.
Мы попали на излом:
Всё вдруг стало плохо,
И пошла в металлолом
Целая эпоха...
Разгулялися ветра
Вдоль по белу свету...
Родина была вчера,
А сегодня — нету...
Нынче плачемся в тоске,
В муке бесполезной:
Был построен на песке
Замок наш железный...
Путь неблизкий предстоит —
Радости и беды...
Пусть Господь благословит
Новые победы.
Чтобы вновь — огонь в глазах,
Чтобы сердце — пело,
Чтоб с молитвой на устах
Мы вершили дело,
Чтобы сын гордиться мог
Нашей долей славной,
Чтобы снова слово Бог
Стал писать с заглавной...

***

А жить так просто на Руси,
Чтобы достичь пределов рая.
Не верь, не бойся, не проси,
Земным вождям не доверяя.
Держись подальше от царей
И не играй с судьбою в прятки,
И будет голова целей,
И душу сохранишь в порядке.
Не предавай, не унывай,
Куда б не вывела дорога.
И никогда не забывай
Везде и всюду славить Бога!

***

Застыл на распутье — не знаешь, —
Проблема — куда не пойдешь,
Налево — коня потеряешь,
Направо — любовь обретешь...
И ты молодой и упрямый
Уверенно выбрал свой путь:
Решаешь — все прямо и прямо,
Вперед — ни на шаг не свернуть...
Ни недруга рядом, ни друга,
Молчанье — зови не зови.
В тумане промозглом округа
И нет ни коня, ни любви.
И нет ни привала, ни крова
И нет ни покрышки, ни дна…
Тебе лишь дорога — основа,
Тебе только вечность дана
И дали, туманные дали,
Где края достигнешь едва ли...

***

Забыв про Родину и Бога
В привычных радостях труда,
Бредем полночною дорогой
Из ниоткуда в никуда,
Перемещаемся при этом
Из мрака — в мрак.
Из тьмы — во тьму
Кому нужны мы в мире этом?
Сказать по правде — никому...
Метелью сумрачной овьюжен,
Привычно кутаюсь в пальто.
Я тоже никому не нужен,
И мне не надобен никто.
Звезда моя горит высоко,
Небесный указуя путь.
И хорошо. И одиноко.
Вот только холодно чуть-чуть.

***

Не надо любви и участья:
Мне это уже ни к чему!
Какое же все-таки счастье —
Немного побыть одному…
Забудутся даты и лица,
И жизнь отойдет в никуда,
Неспешно молитва вершится,
Струится речная вода;
Уймется ночная тревога,
Печали растают во мгле…
И ты никому, кроме Бога,
Не нужен на этой земле.

***

А по жизни всё всегда в начале.
И повсюду — Божья благодать.
И о чем вчера переживали,
Нынче и не стоит вспоминать.
Все пройдет. Точнее — все промчится,
Все Господь устроит по судьбе.
И все то, что в жизни не случится,
Стало быть, не надобно тебе.
И опять сверкает солнце ясно,
И сияют звезды и луна…
Не кляни судьбу свою напрасно, —
Всё тебе отмерено сполна.

***

Однажды, в урочные сроки
Тоска растворится в крови,
Устав от житейской мороки,
Душа возжелает любви,
Но мир беспощадно железный,
В преддверии судного дня,
Своей суетой бесполезной
В унынье вгоняет меня.
Как в эти минуты хочу я
Исчезнуть в сосновой глуши,
Рождественским снегом врачуя
Ожоги мятежной души.
Здесь нынче такие сугробы,
Что путника скроют вполне,
Здесь так мне захочется, чтобы
Забыли бы все обо мне.
Здесь топится жаркая печка,
Здесь чайник сопит не спеша,
Здесь вновь затрепещет сердечко,
И тихо оттает душа...
За окнами синими стынет
Насквозь промороженный лес,
Молитва из этой пустыни
Быстрей долетит до небес.

***

КРЕЩЕНЬЕ
Минус сорок.
Мрак вселенский,
Ночь темным-темна.
Стынут в проруби крещенской
Звезды и луна.
Пред купелью
окаянный,
Встану не спеша.
Стали нынче Иорданью
Воды Иртыша.
Помяни нас Русь Святая,
И спаси нас Бог.
Обожгла вода святая
С головы до ног.
Верю — душу уврачует,
Отведет беду,
Ну, а после, — ног не чуя,
Побежал по льду: —
Разлилось тепло по телу
Всё сильней-сильней,
И немного потеплело
На душе моей.
Оклемался. Выпил чаю,
Задышал опять,
Вот теперь кажись и чаю
Божью Благодать.
И не страшен мрак вселенский,
Горе и беда…
Стынет в проруби крещенской
Поздняя звезда.

***

А все об Отчизне радели,
Ну как там Россия моя?
А птицы давно улетели
За море, в чужие края...
И будет зима — бесконечна,
Как снежные льдистые сны...
Но птицы — вернутся, конечно!
Вот только б дожить до весны.

***

Ещё — зима. Ещё — морозы,
Но — звонче птичьи голоса;
И сквозь промерзшие березы
Небес сочится бирюза.
Ещё зима незримой ношей,
Ещё на сердце — хмарь и мгла,
Ещё февральскою порошей
От взоров скрыты купола,
Ещё дыхание метели
Застыло в сумрачном лесу,
Но капли звонкие капели
Уже сверкают на весу.
Уже невнятно шепчет что-то
Насквозь промерзшая река,
И ослепляют позолотой
Заснеженные берега...

***

Творил до неприличья много,
Не забывая никогда,
Что Слово — все-таки от Бога,
А остальное — ерунда.
Твердил знакомые молитвы,
Пусть не сложились времена,
Душа моя — на поле битвы
России до конца верна.
Пылится вечная дорога,
Шумят чуть слышно дерева,
Я буду вечно славить Бога,
Пока душа ещё жива.

***

Россия — в отстое, в отпаде,
Как тяжко ее бытие!
А мы же в айподе, в айпаде
Находим спасенье свое.
Ни Бога не надо, ни воли,
Не чувствуем сердцем беду.
И некому выйти во поле,
И бросить зерно в борозду.
И негде, похоже, укрыться
От пустопорожних словес.
И радостно скачет и мчится
На звонких копытах прогресс!
Пусть сердце займется сомненьем,
Молюсь в предрассветной тиши
И верую свято в спасенье
Своей нерадивой души...

***

А. Мартиросову

Стоят самолеты в аэропорту:
Могучие ИЛы и стройные ТУ.
Сегодня остались они без работы,
Ржавеют машины, седеют пилоты,
Окончены сроки и вышли года
Они уже не полетят никуда…
Мы жить стали лучше, чем прежде, быть может,
Но только вот лайнеров строить не можем
И завтра по небу нас в путь поведет
Тайваньский диспетчер…
Китайский пилот…
Согласен, что раньше мы жили в неволе,
Но мы ж не оставили русское поле!
Пускай нам порой не хватало и хлеба,
Но было распахонно русское небо.
А нынче — не сеем,
А нынче не пашем
Под песни чужие смеемся и пляшем,
А нынче мы веселы,
Пьяны и сыты,
Но только, похоже, слетели с орбиты…
Совсем ничего удержать не смогли:
Ни неба теперь у нас нет,
Ни земли...
Под снегом забвения аэродром,
И крылья Отечества скованы льдом...

Ночные
поезда...

***

А скорый поезд мчится ночью
По растревоженной земле,
И огоньки и огонечки
Летят навстречу мне во мгле.
Гремят раскатистые стуки,
Любовь и ненависть вразброс;
И наши встречи и разлуки
Летят со свистом под откос.
Меняешь всё без сожаленья,
Летишь сквозь звездную метель,
Осознавая, что движенье —
Твоя единственная цель.

***

Копил ненужные архивы
И накопил к полста годам
Медальки, грамоты и ксивы,
И прочий бесполезный хлам.
А всё стремительно промчалось…
Так что ж осталось от него? —
Разлук печальная усталость
И, в общем, больше ничего.
Но если что и вспомню ныне,
Отнюдь не трудовой успех —
Твой стройный силуэт в бикини,
Задорный и веселый смех.
И в череде забвений зыбко
Маячит много лет подряд
Твоя призывная улыбка
И мимолетный томный взгляд.

***

Ни имени не помню, ни лица,
А только помню — осень, вечер, дождь.
Я долго ждал у твоего крыльца,
Надеясь, что ты все-таки придешь.
Насквозь промокли кепка и пальто,
Как будто слышен чей-то разговор...
А было ли на самом деле то,
О чем я вспоминаю до сих пор?!
Навеки наши разошлись пути,
А я гляжу в немую темноту,
И надо бы очнуться и уйти,
А я все до сих пор чего-то жду...

***

Всё в мире суетно и тленно,
И, теша похотями плоть,
Не ощущаем — постепенно
Охладевает к нам Господь...
И вряд ли кто-нибудь заметит,
Привычный путь во мгле верша,
Как будет бесноваться ветер
В том месте, где была душа...

***

Плохая ли, хорошая примета —
Не объясняй времен привычный ход,
Ведь, все равно, наступит скоро лето,
И все вокруг безумно расцветет.
Не торопи привычный ход событий,
Развеет ветер утреннюю мглу,
Не совершай сомнительных открытий,
Живи, молись, и радуйся теплу.
Доверься неизбежному теченью,
Не умножай сомнения ума,
Внимай природы мудрому движенью;
Вернется всё — и осень, и зима.
Душа летит под голубые своды,
Ведь жизнь твоя — а ей ведь нет конца, —
Частичка торжествующей природы, —
Бессмертное создание творца.

***

Весна. И запахи, и звуки
Взорвут заснеженный покой.
И вновь любви случайной муки
Овладевают прочно мной.
Чернеет снег, мутнеют дали,
Оттает снежная луна,
И надоевшие печали
Наполнят сердце мне сполна
И все, что было позабыто,
Впаялось в прошлое, как в лед,
Под синь небес взметнет открыто
Неустрашимый ледоход.
И станет горько и тоскливо,
Когда подумаешь, что зря
Душа парила горделиво
В морозных высях января...

***
 
«Не забудь меня», — она сказала.
«Не забуду», — он сказал в ответ...
Задремала лодка у причала,
На волнах качнулся лунный след;
И расстались навсегда. Забыли
Эти клятвы, лодку и причал,
Разлетелись в снежно-звездной пыли
Все концы, начала всех начал.
Пролетела жизнь — а что осталось?
Остывает серая зола.
Ранняя осенняя усталость
Инеем сиреневым легла.
Чувствуешь — хотя промчались годы, —
Как в руке дрожит ее рука...
И несет свои седые воды
Прямо в вечность зимняя река.

***

Неумолимо тает время…
Всему свой срок — всему свой час.
И встреч былых пустое время
Уже обременяет нас.
Уже душа покоя просит,
И встречи не волнуют кровь,
И память снежная уносит
В небытие мою любовь.
Но помнит сердце почему-то
Не призрак страсти роковой,
А ту последнюю минуту,
Миг расставания с тобой.
В пустых глазах застыла мука,
Речей полночных глупый вздор.
Любви не помню. А разлука
Волнует сердце до сих пор.

***

Их взгляды встретились — и вот
Ее он за руку берет
И что-то говорит…
Она смеется невпопад
И, неумело пряча взгляд,
Таинственно молчит.
Клубится по утрам туман,
И начинается роман
Легко и не спеша.
И всё сошлось — ну, как на грех, —
И слезы, и веселый смех,
И дрогнула душа.
И, дрогнув так внезапно вдруг,
Презрев сомненья и испуг,
В урочный день и час
Соединились их сердца;
Отныне — словно до конца,
Как будто в первый раз.
Молчит немая тьма небес.
Господь ли свёл, попутал бес, —
Поди тут разбери
С чего бы вдруг взыграла кровь?
Ослепли… И пришла любовь
Навек — в поводыри.
У каждого — своя семья,
Работа, дети, дом, друзья.
Да что тут говорить?
Застынут, молча, у окна…
И чья скажи это вина?
Кого теперь винить?
А за окном — зима, зима, —
Снежинок белых кутерьма,
Луна — и дым печной.
Она молчит. И он молчит,
А первый снег поземкой мчит,
Кружась во мгле ночной.

***

Когда лютует непог;дь,
И неизбежна ночь,
Я верю — лишь один Господь
Сумеет мне помочь.
Вселенский сумрак впереди,
Метель – всё злей и злей;
Не по делам меня суди,
По милости своей.
Куда б не вывели пути,
Молюсь на склоне дня,
Прошу — спаси, прошу — прости,
Не покидай меня.
Отверзи двери в горний рай,
Надеждою согрей,
Не по грехам моим воздай,
По щедрости своей...
А за окном — пурга, пурга,
Тоска погасших звезд,
И нет ни друга, ни врага,
И город, как погост.
Светлеет мрак полночных туч,
Недолго жить ночи:
Соединится солнца луч
С мерцанием свечи.

***

Опаленный печалью разлуки,
Я оставляю любовь позади.
И без трепета, боли и муки
Бьется сердце стальное в груди.
Сколько дней там в запасе осталось?
Наблюдаю движенье реки...
Не хочу даже самую малость
Израсходовать на пустяки.
Не пугает уже постоянство
Одиночество в звездной глуши...
Созерцаю немое пространство
Бесконечной, как небо, души...

***

Стояла теплая погода,
Шумела желтая листва,
Но всё свое взяла природа. —
Снег выпал после Покрова.
Всему свой срок — поверь приметам.
Определит судьбу Господь!
Ликуй, когда ликует лето,
Душой смиряйся в непог;дь.
Прими и эту неизбежность,
Чтоб до конца не расплескать
И нерастраченную нежность,
И неземную благодать.

***

Ещё сугробы в пол-окна,
Ещё медведи спят в берлоге,
Но сердцем чувствую — весна
Вот-вот покатит по дороге.
Ещё февраль вершит разбег,
И сумрачны прохожих лица,
Но вот чуть-чуть подтаял снег,
И звонко тенькнула синица.
Редеет мрак февральских туч,
Откуда-то теплом повеет,
И солнца мартовского луч
Не только светит, но и греет.

***

Краси — по-гречески вино,
И мы с тобою пьем красиво.
Здесь не нужна крутая ксива,
И кто ты — грекам все равно.
Здесь благодать со всех сторон,
И всё вокруг — подобно чуду,
И в знойном мареве Афон,
Плывущий — виден отовсюду.
Чарующая даль видна
Береговых и горных линий.
И с белым облаком волна
Слилась в туманной дымке синей.
Здесь до небес — подать рукой.
И приходящие народы
Не потревожили покой
Извечно царственной природы.
Краси — по-гречески вино,
И мы с тобою пьем красиво.
Здесь не нужна крутая ксива,
И кто ты — Богу все равно,
И с кем ты — Богу все равно,
Когда ты с Богом заодно...

***

БАЛЕТ
Люблю единственно — балет!
Там только музыка и танец,
И будь ты трижды иностранец,
Ты все поймешь, купив билет.
Гремит неистово оркестр;
Здесь всё изящно и прекрасно,
Здесь всё и вся предельно ясно,
И в зале нет свободных мест.
Не надо речевых потуг,
Не надо врать и лицемерить,
А просто лишь смотреть… И верить
Движенью тел, движенью рук.
А в драме модный режиссер
Затеет нудный разговор,
Где слово — ложь. За ним — тщета
И маета, и пустота,
И глупость, и душевный мрак,
И каждый — сам себе дурак.

***

На стезе демократичной
Как-то сразу сник,
Ко всему уже привычный,
Русский наш мужик.
Замер в горестном раздумье
Что теперь да как?
Нынче только телек умный,
Ну а ты — дурак.
И не пашем, и не сеем,
Камни да жнивье,
Где теперь она — Рассея?
Нет совсем ее!..
Где б испить живой водицы?
Всюду хмарь да мрак.
Гром греми!
Пора креститься.
Да забыли как...

***

Народ безмолвствует. Но он,
Небесной силой наделён,
Смертельной жаждой жить.
Народ молчит. Но до поры —
А там — опять за топоры,
И все подряд крушить...
И вот пойдут — рубить, ломать,
Крушить — и в Бога — душу-мать,
И — кто судья ему?
И — не моли, и не голоси,
И о пощаде не проси,
Напрасно, — ни к чему.
Молись, чтоб милосердный Бог
Тебя от смерти уберег,
Иль после смерти — в рай.
Услышь движенье зимних вод,
Послушай, как молчит народ!
Безмолвствию внимай.


ИРОНИЧЕСКИЕ СТИХИ
Судьба играет человеком,
А он играет на трубе…

1

***

В житейских рамках было тесно:
Азартно жил — и пел, и пил,
По главной улице с оркестром,
Смеясь и плача, проходил.
Перековали на орала
Когда-то грозные мечи,
И всюду музыка орала,
И всюду каркали грачи.
Вожди опять жуют мочала,
Где правда нынче, а где ложь,
И где концы, и где начала
Теперь уже не разберешь.
А я шагаю в ногу с веком,
Живу в неистовой борьбе...
Судьба играет с человеком,
А он играет на трубе!

2

***

От чувств высоких отрекаюсь,
От пьянства горького лечусь —
На лыжах каждый день катаюсь,
Лечу в подъем, под горку мчусь.
Покуда набираю форму,
Маленько отступает бес,
И вот уже приходит в норму
Биохимический процесс,
И до конца восстановился
Баланс кислотно-щелочной…
И та, кому вчера молился,
Отныне больше не со мной.
И долгожданный миг настанет
В тиши печали вековой:
Я выпью водки после бани
И снова обрету покой.
В лесу озябший леший бродит,
Русалки спят в оковах льда;
Любовь приходит и уходит,
А выпить хочется всегда.

3

***

Изучив природные изъяны,
Спорим до упаду — чудь и водь, —
У кого-то предки — обезьяны,
А кого-то сотворил Господь…
Я — от Бога. И лихой, и грешный
Я судьбе своей безмерно рад:
Пусть кругом и всюду — мрак кромешный,
Пусть смеюсь и плачу невпопад.
Пусть еще не тронули молитвы
Сердца оскудевшего, и я
Все еще на поле вечной битвы,
Все еще во мраке бытия.
Скорбно Слову Божьему внимаю,
И душа стремится к небесам…
Вам же братья, так я понимаю,
Бегать по тропическим лесам,
Прыгать, ухватившись за лианы,
Собирать кокосы и бананы,
Кушать ананасы не спеша
И не ведать — что это душа?

***

Весна. Очнулся, как с похмелья,
Скорей бы лето, Боже мой!
Листвы зеленое веселье,
Полуденный ленивый зной.
И сердце так затосковало,
И так измаялась душа,
Что нынче только и осталось,
Что выпить водки, не спеша.

СНЕГОПАД
Навалило снегу, навалило,
Словно землю саваном укрыло…
Потерялась в сумерках дорога,
Унялась последняя тревога.
Сердце понемногу остывает,
Снег повсюду — без конца и края,
Закружился серебристым роем
С умопомрачительным покоем.
В лунном свете тает и искрится…
Забываю голоса и лица,
Забываю встречи и разлуки,
Твои плечи, волосы и руки
Забываю то, что было с нами,
Замело снегами нашу память,
Легкими становятся утраты,
Только мы ни в чем не виноваты:
Раз случилось — значит, так и надо,
Просто это время снегопада;
Остывают небеса и реки,
Остывают страсти в человеке,
Всё, что нам казалось самым главным,
Исчезает в снегопаде плавном.
И снега бескрайние покроют
Наши души сумрачным покоем...
Утром выйдешь, — а вокруг сугробы;
Отыскать тропинку хорошо бы!
Удивишься — сколько в мире света...
Хорошо б опять дожить до лета...

А. Смирнову

Сижу у моря жду погоды…
Погоды не было и нет:
Тускнеют сумрачные своды,
Дрожа, струится лунный свет.
Нет никого на белом свете,
И мир объемлет тишина,
И только звезды, только ветер,
И только желтая луна.
Немая даль в тумане тает,
Шагает чайка по песку…
И где-то рыбка золотая
Плывет навстречу старику.

***

А всё по воле Божьей:
И радость, и печаль,
И это бездорожье,
И голубая даль,
И встречи, и разлуки,
И трепет мотылька,
И над речной излукой
Литые облака.
На травах стынут росы,
Небесный тает свет.
Не задавай вопросы
И не ищи ответ!
Не мучайся тревогой,
Осмысливая жизнь...
Иди своей дорогой
И Господу молись!

***

В нашей жизни все предельно просто:
Вечность спрессовалась до минут —
От роддома жизнь и до погоста,
Как один автобусный маршрут.
Все размыто — судьбы, даты, лица
Жизнь, как нам известно, — не игра:
Школа, институт, завод, больница,
Кладбище — конечная — пора!
И, греша, вздыхаешь виновато —
Эта жизнь дается только раз,
Но об этом всём уже когда-то
Мудро написал Экклезиаст.
В час, когда нагрянет смерть старуха,
Подведешь черту под итого. —
Суета сует. Томленье духа,
Пустота и больше ничего.
В поднебесье тускло тают звезды,
В темноте круги сужает бес,
Но поверь, что никогда не поздно
Будет достучаться до небес.

***

Беда не приходит одна…
Казалось, терпенью нет мочи!
Застынешь один у окна
В глухие бессонные ночи,
А там за окном — непог;дь,
И вьюга хохочет и злится;
Надеждой последней — Господь,
И только осталось — молиться...
Житейской зимы холода
Пусть сердце твое не остудят,
О Господе помни всегда,
И он о тебе не забудет!

***

Аркадию Елфимову

Лето на исходе, на излете,
Чайки пролетают не спеша.
Я плыву на белом теплоходе
По зеленым водам Иртыша,
Чтобы побывать в Тобольском граде,
Что хранит величие страны;
Там, где ждет меня мой друг Аркадий,
Собиратель русской старины.
Мы в Кремле. И прямо перед нами
Ширь земли — куда ни бросишь взгляд,
В небе — вперемешку с облаками,
Купола ажурные летят.
Вот она сибирская столица
Воинов, монахов, каторжан,
Я всмотрюсь в задумчивые лица
Нынешних тобольских горожан,
Обопрусь на белый теплый камень,
Посмотрю в синеющую высь...
Господи, да что же сталось с нами,
Отчего мы быстро так сдались?
Уступили напрочь супостатам
Землю, небо, помыслы и сны,
Позабыли времена и даты
Прошлого величия страны.
Исчезаем буднично и просто
С высоты небесной — в никуда,
Оставляем храмы и погосты,
Покидаем села, города...
Что ж теперь? Теперь — сажать деревья…
Ну и пусть нам больше здесь не жить —
Будет липа в вымершей деревне
С тополем по-русски говорить.
И глаза усталые закроя
Буду слышать в жизни неземной,
Как шумит весеннею листвою
Дерево, посаженное мной.

***

Зима — и, Слава Богу,
Живу — и глух, и нем.
До города дорогу
Позанесло совсем.
Сижу один на даче,
Закрыл входную дверь, —
Пускай стучит удача!
Зачем она теперь?
Зачем мне бизнес сводки,
Ничтожность тем и схем:
Мне нынче даже водки
Не надобно совсем;
Развеялись сомненья
В Рождественской тиши,
Ненужные стремленья
Мятущейся души.
Ни зрелища, ни хлеба;
Уже по горло сыт.
Насквозь промерзло небо,
Бездонностью сквозит,
И так легко и просто,
И снег валит стеной,
И ангелов штук по сто
Летает надо мной...

НИ СНА, НИ ОТДЫХА
ИЗМУЧЕННОЙ ДУШЕ
Отпущенная свыше каждому из нас жизнь полна внезапными прозреньями, что, собственно говоря, и делает рядового стихотворца настоящим поэтом. Именно тогда ему удается овладеть Правдой Поэзии, которая однозначно отличается от так называемой «правды жизни». Иное дело, что божественное прозрение требует от настоящего поэта кропотливого регулярного труда над каждой создаваемой строкой.
Осознание духовной причастности к вечному диалогу бессмертных воплотителей человеческих чувств не должно наступать на горло скромности конкретного созидателя уникального вневременного шедевра. Потому что воплощение подсознательного Чувства в реальное Слово идет с подачи Всевышнего…
Творчество Дмитрия Мизгулина, удивительного русского поэта, порой, как мне кажется, не до конца понято основной массой сочиняющих стихи… Оно и верно, где уж там завистникам, рифмующим, к примеру: «кровь — морковь», осознать реальность истинных вершин настоящей поэзии ХХI века.
Я только скажу одно: с каждым новым стихотворением, к примеру:

«…Обопрусь на белый теплый камень,
Посмотрю в синеющую высь...
Господи, да что же сталось с нами,
Отчего мы быстро так сдались?

Уступили напрочь супостатам
Землю, небо, помыслы и сны,
Позабыли времена и даты
Прошлого величия страны…»,

а также с каждой новой книгой — литературные коллеги Дмитрия созерцают и осознают постоянный удивительный стихотворно-духовный рост поэта, вступившего на творческий путь в городе на Неве, окончившего литературный институт, и всячески помогающего развитию русской поэзии, опираясь на финансовую ипостась должности директора одного из самых крупнейших банков России.
Дмитрий Мизгулин всем сердцем осознает трагедию одичания русской земли, происходящую в соответствии с беспощадными законами западной экономической концепции, вопреки православному самосознанию народа. Читайте и осознавайте весь ужас подобной оккупации наших родительских пажитей:

…Умело замешана кем-то и споро, и круто,
Мятежно над Русью вздымается грозная смута.
Опять зашептались о Боге, о чёрте, о воле,
Опять не засеяно вовремя долгое поле.
Но брошено семя обиды, вины и позора,
И души наполнит мятежное пламя раздора…

Или:

В покинутом доме распахнуты двери,
Уныло скрипят одичавшие ставни,
Приходят без страха пугливые звери,
Хоть дом стороной обходили недавно.

Снуют деловито нахальные мыши,
Щебечут беспечно случайные птицы.
Уже прохудилась покатая крыша,
И окон сияют пустые глазницы.

И пусто. И тихо. И так одиноко,
Лишь только журавль пролетает высоко.
О чем ты, зачем ты поёшь, соловей,
Кого ты обрадуешь песней своей?..

Рано или поздно соловьиная песня обретет своего ошеломленного слушателя, осознавшего себя неотделимым от русского бессловесного простора, переполненного светлой музыкой восходящего дня. Так и поэзия Дмитрия Мизгулина, приходит к каждому из нас со страниц его замечательной книги, утверждая нерукотворную Правду истинной русской лирики, способствующей пробуждению самых лучших человеческих чувств.

После ливней зеленеют склоны
И уступы каменистых гор.
Стало ослепительно зеленым
Всё, что серым было до сих пор.

Вдоль ущелья тянется дорога,
Всё прозрачней утренняя мгла.
Людям тоже надобно немного
Доброты, надежды и тепла.

Истинный художник Слова раскрывает свой талант во многих жанрах, что присуще сегодня и Дмитрию Мизгулину. Созданная им проза, литературоведение, публицистика, — всё это неразрывно связано с прекрасным поэтическим творчеством, подтверждая его несомненный, давно раскрывшийся талант, в полной мере осязаемый нашей необъятной православной Родиной.
И именно эта новая книга его стихов «Чужие сны» показала, что Дмитрий Мизгулин, находя новые концептуальные подходы к реализации своего творчества, обретает удивительное дыхание стихотворной речи, что, несомненно, выводит его на передовые позиции искусства и делает его одним из лучших поэтов современности.

Андрей РОМАНОВ,
февраль 2013 г.


Рецензии
Спасибо за правду, написано вами,
За творчество ваше, не опишешь словами.

Понравилось, благодарю!

Галина Панина-2   01.08.2017 22:26     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.