Школьные годы чудесные... Уроки литературы - проза

( Светлой памяти моих учителей…)

«Школьные годы чудесные"... Они присутствуют в нашей памяти всегда и везде, независимо от настроения, желания или нежелания; звучат то весёлой песней, то грустной мелодией. Вспоминаем их в праздничные и обычные дни по каким-то неуловимым, неосознанным приметам, высказываниям по ТВ и радио, по фразам из старых кинофильмов, перечитывая классиков украинской и русской литературы.

В селе две школы - средняя 2-х этажная с пристроенным новым корпусом и 8-летняя с новым, отдельно построенным корпусом для младших классов.Обе работали в две смены. 8-летняя, с крышей из красной черепицы (в народе -"червона школа") - ближе к дому, потому ходила туда. 5-й класс. Вместо одной учительницы – Марии Фёдоровны, котрая учила нас «всему» (кроме уроков пения), которую мы все хорошо знали, понимали и любили, появились «предметники». Каждый со своим характером, привычками, требованиями. Они присматривались к нам, мы – к ним. Неизвестно – кому было легче, кому – труднее. Кого-то класс принял с первого урока, к кому-то некоторое время привыкали, а кого-то долго не могли понять ни как учителя, ни как человека, что отражалось на восприятии предмета, его знании, на отметках. Но, всё же, тогда были Учителя, а не «преподы», как теперь!

Одним из любимых для класса уроков, стала русская литература. Почему в украинской школе случилось именно так? Почему не украинская, а русская?

Украинскую литературу преподавала Анастасия Андреевна. Строго по книге, строго по плану, ничего дополнительно о писателе, о его творчестве. Литературные герои жили своей - книжной жизнью, в отрыве от нашей – реальной. В общем – сочеталось не сочетаемое – скучные! уроки Литературы! К тому же, она почему-то всё время на нас кричала: «Я 27 лет в школе работаю, но такого класса (такого ученика) никогда не видела!» «Тройки» сыпались как из рога изобилия. Соответственно и уроки украинского языка проходили так же.

Когда она входила в класс, мы невольно вжимались в парты, прятались за спины впереди сидящих, казалось даже становились меньше ростом, старались не встречаться взглядом. Немного позже выяснилось, что фраза «Я … лет работаю…» говорилась в каждом классе, где она преподавала, менялся только порядковый номер года работы в школе… Надо понять то, что тогдашние ученики, к тому же сельские! – это не нынешние, продвинутые во всем. Ну, передал кто-то кому-то тихонько карандаш или ручку, ну шепнул одно-два слова соседу по парте – вот и все «преступления», на которые мы были способны.

Учительница русской литературы покорила нас с первого урока. Аккуратно уложенные волосы, темное с вышитым воротничком и манжетами платье, коричневые туфли на невысоком каблучке. Поздоровалась. Представилась: «Я  Надежда Афанасьевна». Подойдя к доске, написала тему урока и домашнее задание. Своим почерком – красивыми небольшими круглыми буквами, она окончательно и бесповоротно приковала к себе внимание на все 45 минут. Звонок застал нас врасплох: мы не успели «дослушать», не успели задать вопросы, возникшие чуть ли не у каждого ученика.

Может, были какие-то разговоры в учительской, может она сама догадывалась, что уроки украинской литературы не были для нас такими же желанными и интересными, как ее уроки, а иначе зачем было спрашивать - что мы изучаем, как понимаем тот или иной рассказ, что думаем о литературных героях и что хотели бы изменить в их характерах, судьбах? Но не получив от нас ни одного толкового ответа, выражала сожаление, говорила, что мы её разочаровываем, ведь родную литературу должны знать даже лучше, чем русскую… Пришлось всем усиленно повторять пройденные темы, учить стихотворения, внимательнее слушать Анастасию Андреевну, уделять больше времени для выполнения домашних заданий по украинскому языку.

Может быть, это был «заговор» двух учительниц, может быть тактический ход Надежды Афанасьевны, но успеваемость класса постепенно улучшалась, а Анастасия Андреевна почти перестала повышать голос на уроках. Но, несмотря ни на что, уроки русской литературы всё-таки были увлекательнее.

Сказку «О спящей царевне…» учили с удовольствием, желающих рассказать у доски выученный наизусть отрывок всегда было больше, чем требовалось. Легко и быстро составляли план произведения до того места, где «царевна умерла»… Несколько человек пытались правильно сформулировать событие, но ничего не получалось… И вот поднимает руку очередной «умник», встает из-за парты, гордо, с видом победителя, произносит название следующего пункта: «Умирение царевны!» Ученики хохотали громко и долго. Выручила Надежда Афанасьевна: надо только заменить слово…

Пока читали маленькие рассказы, всё было прекрасно, но когда подошла очередь повести И.С.Тургенева «Муму», оказалось, что дети не готовы к такому серьезному тексту. Мы жили в селе, то есть рядом с живой природой, у всех было своё маленькое или побольше хозяйство: куры, гуси, козы, коровы, кролики, свиньи… Мы вместе с родителями выращивали их с детского возраста и понимали, что цыплята (поросята…) вырастут и когда-то (без нашего присутствия) их зарежут для еды. Но чтобы убивать или топить маленькую собачку?!! Сначала у некоторых потекли беззвучные слёзы, затем усилились всхлипы, в итоге – заревел весь класс, уже не стесняясь друг друга. Рыдали все подряд - мальчики и девочки. Учительница успокаивала, как могла, говорила, что это единственный случай, описанный автором. Директор школы, проходя по коридору, услышал «подозрительные» звуки, доносившиеся сквозь закрытую дверь. Зашел и увидел «живописную» картину: в слезах и в соплях весь 5-й класс. Очень тяжело наши чистые детские души переживали человеческую драму. Но еще сильнее переживали о детях подземелья… Так мы узнавали правду жизни, ее жестокость.

Не обходилось, конечно, и без курьезов. Как бы мы ни старались полюбить уроки украинской литературы, всё равно на одном уровне с уроками Надежды Афанасьевны, они не находились. Не получалось у Анастасии Андреевны заинтересовать, заинтриговать, увлечь. Наверно не только её вина была в этом, а и в тех произведениях, которые были в учебниках. Я не говорю о писателях – это произведения классиков! Видимо авторы учебников, и составители учебных программ не понимали возможностей детского восприятия, не понимали, как глубоко пропускает ребёнок через свою душу и сердце боль и страдания литературных героев.

Взять хотя бы «репертуар» уроков пения. В 3-м классе мы на всём серьезе пели: «Думи мої, думи мої, лихо мені з вами! Нащо стали на папері сумними рядами?.. Чом вас вітер не розвіяв в степу, як пилину? Чом вас лихо не приспало, як свою дитину?..» Или «Реве та стогне Дніпр широкий, сердитий вітер завива. Додолу верби гне високі, горами хвилю підійма...» (Т.Г.Шевченко). Сомневаюсь, что это были «программные» песни для 10-летних, так как пели их во всех классах. Может быть, учительница пения не достаточно знала ноты и не могла воспроизвести те песни, которые были рекомендованы?.. Кто знает?.. Ведь если судить по тому, как в одночасье изменился весь репертуар с приходом новой учительницы пения, виртуозно игравшей на баяне, то закрадываются именно такие мысли. Вернёмся всё же  к урокам украинской литературы…

Учился в нашем классе мальчик – Гриша Степанов. Мальчишка, как мальчишка, любопытный, немного шаловливый, можно было бы сказать – обычный. Но – не скажу! Уж очень хорошо пел! Уроки пения была для него «малы», потому с удовольствием ходил на занятия школьного хора, даже имел в нем «собственный репертуар».

И вот, на одном из уроков, отвернувшись к окну, Гриша усиленно слушал рассказ Анастасии Андреевны о судьбе очередного литературного героя. Слушал, слушал, а затем «уплыл» в своих мыслях куда-то далеко – далеко за пределы класса и, наверное, школы… Совсем тихо-тихо начал напевать какую-то песню… И вдруг! во весь голос!- «На-а-а по-о-обы-ы-ывку е-е-еде-е-ет мо-о-оло-одо-о-й мо-о-ря-я-к, гру-удь е-е-го в ме-е-да-а-ля-ях, ле-е-нты в я-я-ко-о-ря-ях!» Он не успел сообразить что! произошло, когда услышал окрик учительницы: «Вон из класса! Без родителей не возвращайся!» Ученики замерли, жужжание мухи казалось громче раскатов грома…

Опустим подробности, происходившие дальше, добавлю совсем немного.

Анастасия Андреевна некоторое время отсутствовала в школе. Болела.

Гришу на две недели отстранили от занятий, но родительский комитет его «реабилитировал» и он вернулся через неделю, тем более что репертуар школьного хора во многом зависел от его голоса. Затем успешно окончил среднюю школу, отслужил армию. Работал в милиции, в отставку вышел в звании полковника…

«Школьные годы чудесные! С книгою, с дружбою, с песнею, как они быстро летят, их не воротишь назад»…

(А фамилии учительниц одинаковые, но не родственницы)

Февраль, 2014г.


Рецензии
Благодарю, Лариса, за замечательные рассказы.
Очень хорошо ощутим "аромат" того времени
и искренний, детский взгляд на мир.
А я вспоминаю учительницу биологии Людмилу Григорьевну.
Для меня она была, наверное, как для Вас - Надежда Афанасьевна.
К сожалению, потерял её из виду. (Они куда-то переехали)
Поклонился бы ей сейчас до земли и сказал бы за всё СПАСИБО.

И Вам спасибо за воспоминания.
Бог в помощь!

Евгений Ноябрь   30.07.2015 15:47     Заявить о нарушении
Евгений, благодарю в первую очередь за то, что пришли и ПРОЧИТАЛИ всё, на чем останавливали свой взгляд, и за такой душевный, искренний отзыв. Приходите еще в "Мой Эрмитаж", и не только... Вам- успехов.-Л.Г.

Лариса Геращенко   30.07.2015 15:58   Заявить о нарушении
P.S. Могу порекомендовать Вам "Андрейкины рассказы"
У автора они пронумерованы.
Номер 1 - http://www.stihi.ru/2010/12/14/9112
И далее вверх по списку.
№19, 20, 21, 22 в произведениях, не вошедших в сборники.

P.P.S. Произведения, начинающиеся с "Ъ" могут содержать не нормативную лексику

Евгений Ноябрь   30.07.2015 16:12   Заявить о нарушении