Школьные годы чудесные - 2. Уроки истории. проза

 Выпускной вечер в 8-летней школе пролетел одним мгновением. Мы знали, что в какой-то степени повзрослели, но в то же время еще не были достаточно самостоятельны и совершеннолетни. Перед каждым из нас простиралась дорога или прямиком в 9-й класс, или попытка поступить в проф.училище или техникум.

Класс маленький, очень дружный, всего 18 человек, потому расставание проходило болезненно и с немалым количеством слез. Будущие встречи с новыми людьми, новыми коллективами немного пугали, но неизбежность этого все понимали. Учились хорошо почти все, за исключением двух-трех человек, ведь иначе и быть не могло. Вызывали к доске часто, еще чаще спрашивали с места. Учителя знали «слабые места» каждого из нас, как своих детей, да оно так и выглядело: никогда не было никаких криков, вызовов родителей и т.д. Да мы и сами если кто-то чего-то не понимал по теме урока, могли подойти к учителю и попросить разъяснить что, как и почему… Следовал вопрос: «А кто еще не понял?» Если такие находились, то назначалось время после уроков, если нет – то объяснение проводилось сразу же, т.е. на переменке.

8-летняя школа №5 города М. осталась навсегда в памяти теплым, родным домом, при воспоминании о которой появляется нежное, светлое чувство, ведь человечек именно в том возрасте переходит из отрочества в юность, испытывает первое чувство влюбленности…

Лето пролетело быстро в беготне по разным комиссиям, сдаче документов в техникум, экзамены… Не поступила, не хватило одного балла. Может быть и к лучшему, ведь в последствие выбрала совершенно другую профессию. Ввиду того, что изучала немецкий язык, пришлось документы отнести в соответствующую школу. Записали меня и Олю (одноклассница по 8-летней школе) - в 9-й «Б» класс. Знакомых – никого!

Утром 1-го сентября, в наглаженных формах, с белыми капроновыми бантами в волосах, с букетами из астр, майоров и чернобривцев, мы влились в поток учеников, заполнявших школьный двор. Куда идти? к какому классу? Растерялись. Остановились в сторонке, как бедные родственники, дожидаясь пока кричаще – бурлящая масса не приобретет более – менее строгий вид, под названием «линейка», хотя в действительности это походило на огромную букву П.

Видимо заметив «чужих детей» среди толкотни, к нам подошла пожилая учительница. Выяснив, кто мы и почему стоим отдельно ото всех, отвела к «нашему» классу. Так мы познакомились с Татьяной Григорьевной Лу`каш – учительницей русской литературы.

Надо сказать, что в этот год происходил переход от 10-летнего обучения к 11–летнему. Классы расформировывались, на их базе создавались новые, дети из сёл тоже сюда направлялись после окончания 8-леток. Итак – 9-й «Б». Костяк, то есть основа состояла из учеников этой же школы, их было большинство и «пришлых», таких как я и Оля.

Учителя по-разному относились к «перевороту» в системе образования, это, в свою очередь, по-разному отражалось «на пришлых». Большинство, как и должно было быть, не делили детей на «своих» и «чужих», но были и такие, которые «в упор не видели», не всех, конечно, но мы с Олей, испытали на себе в полной мере…

После своей родной, в прямом смысле 5-й школы, где мы привыкли хорошо учиться, привыкли к доверительному отношению с учителями, здесь мы столкнулись с тем, чего долгое время не могли понять.
Почему одних учеников (учениц) называют по имени, иногда даже в уменьшительно-ласковом варианте, а нас только по фамилии. Почему не замечают, когда мы поднимаем руку, чтобы ответить возле доски тему урока или с места на дополнительный вопрос. Почему контрольные работы с одинаковыми ответами «у них» и у нас оцениваются по – разному, с заниженными отметками в наших тетрадях… Как ни странно, эти «почему?» касались нетрудного предмета – истории.

Учительница, назовём ее Людмилой Федоровной, (дабы не зацепить светлые воспоминания о ней, у ее любимчиков) высокая, грузная молодая дама, с тяжелой прической из светлых волос, даже не пыталась скрывать своего пренебрежительного к нам отношения. Первое полугодие мы с Олей старательно учили предмет, выполняли все задания, поднимали руки… Но, она нас «не замечала» Как появлялись тройки против наших фамилий в течение четверти? – а она их просто рисовала, двигаясь по списку сверху вниз. Родители тоже были удивлены нашими «тройками», но учились в школе мы, а не они… Получив таким образом «трояки» за первую и вторую четверти, мы обратились к классной руководительнице, но, как оказалось, выбрали не совсем удачное время, так как придя после зимних каникул в школу, узнали - Людмила Федоровна ушла в декрет. Радовались ли мы? – не знаю, но душевное облегчение испытывали. С появлением другого преподавателя наши отметки изменили свои очертания, атмосфера уроков превратилась в легкую, а темы в интересные и понятные! Учебный год закончился благополучно, светло и, главное, - без троек!

Лето, ах, лето! Лето звонкое, звонче пой!.. Последнее школьное лето! замечательное! юное! беззаботное! счастливое! радостное! смеющееся! поющее и танцующее! Пролетело, улетело, убежало, растворилось в теплой, ласковой воде Хорола, загорело под солнечными лучами на берегу голубоводной реченьки, отпело соловьиными вечерами и улетело далеко-далеко с тоскливо курлыкающими многочисленными журавлиными ключами…

Нас словно черная туча накрыла, когда открылась дверь и на первый урок истории, теперь уже в 10-Б, зашла еще больше располневшая, Людмила Федоровна. Мы с Олей все же надеялись на перемену ее отношения к нам, но – тщетно. Как бы мы ни старались, сколько бы не тянули руку вверх, ничего не изменилось, нас «не замечали». Перейти в другую школу? в последнем классе? в новый коллектив? да и немецкий язык «держал», а здесь уже все-таки привыкли, обзавелись новыми подругами, «привязались» к некоторым учителям.

Русская литература – мой любимый предмет и любимая учительница Татьяна Григорьевна.


Интересные уроки физики, которые с увлечением проводил Козленко Григорий Никитич, к сожалению рано ушедший в мир иной…

«Ну-ка, девочки, несите сюда книжку, которую вы так неумело прячете под партой. Я тоже с интересом посмотрю, и может быть, почитаю. О-о-о! Молодцы!.. «Декамерон»… уже третья в этой четверти. Заберёте перед каникулами. Не переживайте, я предупрежу школьного библиотекаря. Садитесь и хорошо приготовьтесь к следующему уроку. Так на чем я остановился?»…

Загадочные уроки непонятного немецкого языка, преподаватель Зоя Дмитриевна Тумонис. Всегда красиво и модно одетая наша «классная мама».

Уроки химии – вообще отдельная тема. Учительницу можно запросто запутать в любой формуле по валентности и без, что частенько проделывали ученики не только нашего класса…

Далеко-далеко остались школьные уроки, их сменили жизненные: смешные, интересные, правдивые, лживые, разные… уже без учителей.

Прошло много лет, но до сих пор иногда снится «страшный» сон, в котором мне предстоит сдавать экзамен по истории, а я НИЧЕГО! не знаю! Просыпаюсь в холодном поту…

Прошу вас, читатели, если кто-то, где-то, что-то преподаёт – сделайте, пожалуйста, соответствующие выводы. Чтобы к своим ученикам вы приходили в их сны с добрыми, радостными воспоминаниями. Чтобы при встрече на лицах ваших бывших учеников появлялась улыбка и желание обнять вас и подольше поговорить, а не перейти на другую сторону тротуара или улицы, или отвернуться, сделав вид, что «не заметили». И когда они будут отмечать 40-летие со дня окончания школы, чтобы к вам, уже давно пожилому человеку, домой пришли все, кто смог приехать, а не те несколько человек, которых вы «любили»…

Март, 2014г.


Рецензии