Стенькин суд

Максимилиан Волошин

Стенькин суд

Н. Н. Кедрову

У великого моря Хвалынского,
Заточённый в прибрежный шихан,
Претерпевый от змия горынского,
Жду вестей из полуношных стран.
Всё ль как прежде сияет — несглазена
Православных церквей лепота?
Проклинают ли Стеньку в них Разина
В воскресенье в начале поста?
Зажигают ли свечки, да сальные
В них заместо свечей восковых?
Воеводы порядки охальные
Всё ль блюдут в воеводствах своих?
Благолепная, да многохрамая…
А из ней хоть святых выноси.
Что-то, чую, приходит пора моя
Погулять по Святой по Руси.

Как, бывало, казацкая, дерзкая,
На Царицын, Симбирск, на Хвалынь —
Гребенская, Донская да Терская
Собиралась ватажить сарынь.
Да на первом на струге, на «Соколе»,
С полюбовницей — пленной княжной,
Разгулявшись, свистали да цокали,
Да неслись по-над Волгой стрелой.
Да как кликнешь сподрушных — приспешников:
«Васька Ус, Шелудяк да Кабан!
Вы ступайте пощупать помещиков,
Воевод, да попов, да дворян.
Позаймитесь-ка барскими гнёздами,
Припустите к ним псов полютей!
На столбах с перекладиной гроздами
Поразвесьте собачьих детей».

Хорошо на Руси я попраздновал:
Погулял, и поел, и попил,
И за всё, что творил неуказного,
Лютой смертью своей заплатил.
Принимали нас с честью и с ласкою,
Выходили хлеб-солью встречать,
Как в священных цепях да с опаскою
Привезли на Москву показать.
Уж по-царски уважили пыткою:
Разымали мне каждый сустав
Да крестили смолой меня жидкою,
У семи хоронили застав.

И как вынес я муку кровавую,
Да не выдал казацкую Русь,
Так за то на расправу на правую
Сам судьёй на Москву ворочусь.
Рассужу, развяжу — не помилую, —
Кто хлопы, кто попы, кто паны…
Так узнаете: как пред могилою,
Так пред Стенькой все люди равны.
Мне к чему царевать да насиловать,
А чтоб равен был всякому — всяк.
Тут пойдут их, голубчиков, миловать,
Приласкают московских собак.

Уж попомнят, как нас по Остоженке
Шельмовали для ихних утех.
Пообрубят им рученьки-ноженьки:
Пусть поползают людям на смех.
И за мною не токмо что драная
Голытьба, а казной расшибусь —
Вся великая, тёмная, пьяная,
Окаянная двинется Русь.
Мы устроим в стране благолепье вам, —
Как, восставши из мёртвых с мечом, —
Три угодника — с Гришкой Отрепьевым,
Да с Емелькой придём Пугачём.

22 декабря 1917.
Коктебель


Содержание папки «Максимилиан Волошин»

Максимилиан Волошин - цена поэзии - http://www.stihi.ru/2012/12/03/8320
Пустыня - http://www.stihi.ru/2014/01/31/8029
Париж. Часть 5 - http://www.stihi.ru/2014/02/01/5791
Париж. Часть 7 - http://www.stihi.ru/2014/02/02/5739
И день и ночь шумит угрюмо - http://www.stihi.ru/2014/02/04/4505
Отрывки из посланий - http://www.stihi.ru/2014/02/07/6799
Зеркало - http://www.stihi.ru/2014/02/08/5196
Киммерийские сумерки (фрагменты) - http://www.stihi.ru/2014/02/11/5043
Блуждая в юности извилистой дорогой - http://www.stihi.ru/2014/02/14/5547
Corona Astralis (фрагменты) - http://www.stihi.ru/2014/02/18/6011
Киммерийская весна (фрагменты) - http://www.stihi.ru/2014/02/19/6074
То в виде девочки, то в образе старушки - http://www.stihi.ru/2014/02/20/5891
Обманите меня - http://www.stihi.ru/2014/02/21/6637
Два демона - http://www.stihi.ru/2014/02/27/8704
И было так, как будто жизни звенья - http://www.stihi.ru/2014/02/28/6565
Я мысленно вхожу в ваш кабинет -  http://www.stihi.ru/2014/03/03/6190
Бальмонт - http://www.stihi.ru/2014/03/08/5906
Под знаком Льва - http://www.stihi.ru/2014/03/15/5388
Взятие Тюильри - http://www.stihi.ru/2014/03/24/6836
Термидор - http://www.stihi.ru/2014/03/26/6691
Петроград - http://www.stihi.ru/2014/03/29/2653
Мир - http://www.stihi.ru/2014/04/01/8450
Стенькин суд - http://www.stihi.ru/2014/04/02/5370


Рецензии
Комментарий

Волошин сам пояснил замысел стихотворения: «Когда в октябре 17-ого года с русской Революции спала интеллигентская идеологическая шелуха и обнаружился ее подлинный лик, то сразу начало выявляться ее сродство с народными движениями давно отжитых эпох русской истории… Прежде всего проступили черты Разиновщины и Пугачевщины и вспомнилось старое волжское предание, по которому Разин не умер, но, подобно Фридриху Барбароссе, заключен внутри горы и ждет знака, когда ему вновь «судить русскую землю». Иногда его встречают на берегу Каспийского моря, и тогда он расспрашивает: продолжают ли его предавать анафеме, не начали ли в церквах зажигать сальные свечки вместо восковых, не появились ли уже на Волге и на Дону «самолетки и самоплавки»? Эти вопросы, столь напоминающие совершавшееся теперь, и самая идея Страшного Суда, вершащегося над Русской землей темными и мстительными силами, раздавленными русской государственностью и запечатленными в гробах церковной анафемой, внушили мне поэму «Стенькин суд».

Море Хвалынское – старое название Каспийского моря.
Шихан – крутой холм.
От змия горынского – существует народное сказание, по которому сердце Стеньки в горе с восхода до заката сосет «великий змей.
Гребенская – станица казаков у Гребенских гор.
Сарынь – толпа, ватага.
Василий Ус и Федор Шелудяк – сподвижники Разина.
В священных цепях – в освященных цепях для избежания колдовства.
«Мне к чему царевать и насиловать» - цитата из «прелестных писем» Разина.

Школа Поэзии -2   02.04.2014 14:07     Заявить о нарушении