Прозрачные

- Что же ты там увидел?

Звон беспокойства в голосе, ревнивый взгляд за окно...
Рассвет едва забрезжил, не спят лишь они да птицы. Вон, слетелись на подоконник, копошатся в кормушке.

Она обняла его опущенные плечи. Но руки, вцепившиеся в гитарный гриф, окаменели и не хотели разжаться.

- Взгляни на меня, пожалуйста...

- Прозрачные... - пробормотал Трубадур глухим голосом.

Мысленно она  звала это "голос возвращающегося издалека". Обняла крепче - не отпущу!

Одна рука отпустила гитару и отвела прядь с её щеки.

- Принцесса... прости, - виновато пробормотал Трубадур, стряхивая оцепенение. - Помнишь, я рассказывал... Земля за горами, обитель чудес... Там многое... Я хожу туда...

- Да-да... - Ей было неуютно: звуки и строки, принесённые "оттуда", завораживали, но и пугали, словно отнимая, отдаляя...
Словно она не знала дороги. И Принцесса отважилась:

- Расскажи! Расскажи, что ты видишь сейчас! Проведи меня туда.

- Да так, пустяки... Птицы - они оттуда, из-за гор... Слышишь?

- Обыкновенные воробьи и синицы... - хотела сказать Принцесса, но промолчала: глаза Трубадура уже затуманились, и голос снова стал глух...

* * * * *

- Скалы на юге - они цветные... Есть среди них и прозрачно-голубые, искрящиеся кварцем, и изумрудные, и золотистые, и опаловые - переливаются... Под солнечными, лунными или звездными лучами они светятся ярче северного сияния... У их подножия растут деревья: кора у них светлая и гладкая, как у тополей, а листья - серебристого цвета, толстые и мягкие, как бархат...

Горный кряж очень велик, и пересечь его могут только птицы, что живут там... О, удивительные птицы! У них по две пары крыльев, и когда одна пара устаёт, другая  помогает не упасть. Так они умеют попадать за горы... сюда... и возвращаться.

Оперение у них переливчатое, как атлас на изломе, сияющее и разноцветное.

Там, на юге, под скалами земные недра дышат теплом... Каменные углубления птицы выстилают серебристыми листьями деревьев, и там выводятся птенцы. Тепло там настолько, что высиживать яйца нет необходимости, а птенцы этих птиц рождаются уже умеющими летать... Но родители очень любят птенцов. И нет у них драк между стаями. Да... Может, потому что есть дело поважнее - летать за горы?
Сюда... Зачем? А птицы не спрашивают себя об этом - их зовёт песня. Или неуслышанная, или...

А возвращаясь, плачут... плачут от того, что видели. От их слёз ручьи выходят из берегов. Должно быть, и листья деревьев на камнях у Алой скалы такие мягкие.

За горами... здесь... птиц никто не замечает, ведь выглядят они просто как воробьи, грачи, синицы, щеглы... А во время возвращения, перёлета за горы - они же меняют пары крыльев, понимаешь? - их оперение вновь начинает играть радужными красками...

Они очень красиво поют... Ах, я слышал... Не смотри так - их пение не сродни пению сирен, о нет... Оно не губит, очаровав, а наоборот - выводит из тьмы...

Они умеют и говорить. Когда я был там, они говорили со мной как люди. А здесь, за горами, их речь понимают музыканты, и если они записывают и говорят правильно, то начинают щебетать обычные земные птицы..

* * * * *

- Ещё...

Принцесса гладила ладонь Трубадура. Ладонь холодела, и Принцессе было страшно.

- Я хочу узнать всё. Пожалуйста...

* * * * *

Ещё... О, ещё они рассказали, что родилась однажды меж них птица... Да, "белая ворона" - в своём роде. У Алой скалы она была как воробей, а перелетев горы, обретала радужное оперение. И жилось ей очень трудно... Нет, её не изгоняли и не травили - птицы очень вежливый народ. Но относились с недоумением...
А за горами ей приходилось совсем туго - оперение притягивало взгляды, и всякому хотелось поймать её, посадить в клетку, или хотя бы овладеть пером необычайной красоты...

А она не могла не летать за горы: знала такую песню, которую не могла носить в себе... Понимаешь? Но спеть за горами ей так и не удалось - кто-то сшиб её камнем.

Не спрашивай, почему. Не знаю. Кому-то светлая точка - просто мишень...

Обеспокоенные птицы перенесли её через горы, но она не выжила. Только оперение  не померкло - встретив смерть, она встретилась с собой...

Птицы похоронили её и не забыли. Теперь называют - Неспетая песня. Верят, что пройдёт много-много лет, и появится ещё одна, знающая то, о чём нельзя молчать, даже если это убивает. Главную песню...

Четырёхкрылые учат своих детей и внуков: не относиться с недоверием к серым собратьям, а слушать их, чтобы Неспетая песня обрела жизнь.
Тогда воскреснет и та, что первой попыталась спеть...

* * * * *

Трубадур замолчал. Провёл рукой по лицу, стирая видение другого мира. Старательно улыбнулся...
Тем же жестом Принцесса смахнула слёзы с ресниц и шепнула:

- Я слышу тебя, Неспетая песня... - и прижалась к Трубадуру.

Светало. Два взгляда плескались за окном, и щебет стоял такой, что утро торопилось на золотой праздник.

У каждого из воробьёв, сидящих в кормушке, кроме серых сложенных крыльев, за спиной реяла почти невидимая пара - радужная, прозрачная...









____________________________________________________

(путешествия в Долину)


Рецензии
Таня, чУдная сказка (а может и не сказка?). Мне показалось, что ты услышала говор тех птиц (а может и Неспетую песню расслышала, а?)
Завидую...

Владимир Бочаров 56   11.09.2016 20:10     Заявить о нарушении
Мне кажется, нечему тут завидовать :) Что Вы слышите Неспетую песню часто, и видите запасную пару крыльев не только у каждого воробья, но и у некоторых "нелетающих" особей - в этом отчего-то уверена. И это радостная уверенность...

Татьяна Туль   12.09.2016 14:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.