Умерла Плисецкая

            Умерла Плисецкая. Мне представлялось, она будет жить вечно. Но и у неё оказался свой срок. Моё первоначальное самоощущение, мои мечты связаны только с ней. Как только  по телевизору  увидела её “Умирающего лебедя”, сразу начала сама себя воображать балериной, начала крутиться под музыку перед зеркалом, придумывать танцы, позы, движения. Поэтому родители в пять лет отвели меня в балетную студию. Учась в школе, я занималась балетом во дворце пионеров. Годам к 14 стало понятно, что не хватит у меня ни упорства, ни таланта стать балериной. Но любовь к балету живёт во мне всю жизнь.  Однако, речь не обо мне, а о Плисецкой, о её личности, о её влиянии.

          С годами Плисецкая открывалась все более и более полно, с разных сторон. Она уже не только балерина. Она уже говорит, высказывается, у неё берут интервью. И, если честно, речь её, манера говорить мне не очень нравятся. Фразы слишком выверенные, однообразные, не выразительные, сухие, холодные. Порой она кажется косноязычной.  Суждения категоричные, твердые. Потом я прочитала её автобиографическую книгу, где очень много оказалось нелицеприятных заявлений по поводу многих людей, с кем ей приходилось по жизни сталкиваться. Запомнилось, что в книге немало негатива в первую очередь по отношению к Григоровичу, по отношению ко многим людям, от которых зависели её поездки за границу.  Она была невыездной на протяжении 7 лет. Об этом она говорит, как будто это были годы заключения. В конце книги она делает горький вывод, что плохих людей на свете гораздо больше, чем хороших. А  я тогда про себя думала: вот прожила она такую яркую, творчески богатую жизнь, реализовала свой дар, завоевала всемирную любовь и славу, наслаждалась долголетними гармоничнейшими отношениями со своим гениальным мужем Р. Щедриным. Конечно, отец её пал жертвой сталинских репрессий, мать сидела, когда Майя была подростком. Но в целом, жизнь её, несмотря на интриги и напряжение, это последовательное восхождение от триумфа к триумфу.  Почему же такая непримиримость сквозит в её воспоминаниях?  Я невольно думала об Ахматовой, чья жизнь была просто переполнена  страданиями, страхом и клеветой. И всё же именно она, Анна Андреевна, по свидетельству Бродского, научила его прощать. “Бог сохраняет всё, особенно слова прощенья и любви, как собственный свой голос”, - так написал о ней поэт, к которому судьба тоже была неласкова.
                Но Майя Михайловна, напротив, никому ничего не прощает и не забывает. И этот её протест отчетливо высказан в интервью с Познером, которое я увидела уже после её смерти. И действительно, кто посмел не разрешить ей танцевать “Болеро” в постановке Бежара?!  Более того, в этом интервью она высказывает вообще уже по нынешним временам крамольные мысли о том, что коммунизм страшнее фашизма, так как фашизм изучен, изобличен, осужден, и нация, откуда он произрос, прошла через всеобщее покаяние. А коммунизм, преступления которого не раскрыты до сих пор, сидит в сознании миллионов людей, уродуя их и держа в состоянии подлого стада.  Да и вот ещё: Майя Плисецкая завещала не хоронить её, а сжечь, и прах свой развеять над  Россией.  И это тоже так не по-христиански! Не захотела, видите ли, лечь в землю, которая её вскормила.  Но как же я бесконечно солидарна с гениальной балериной! Уповаю, что Бог примет её протест и принципиальное  непрощенье и сохранит вечную  память о её великолепном искусстве и неповторимой личности.    


Рецензии
"Я не злопамятна, но память у меня хорошая!" Эту фразу моего друга вполне могла произносить в жизни и Майя Плисецкая.

Сергей Таллако   30.06.2015 00:26     Заявить о нарушении
Эту фразу вполне могу произнести и я.

Здравствуйте, Сергей! Давно Вас не было видно.

Ревекка Левитант   30.06.2015 02:13   Заявить о нарушении
День добрый, Ревекка!
Я страницу не закрывал, видимо, дело в различии взглядов.

Сергей Таллако   30.06.2015 08:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.