Умерла Майя Абрамова Мария Гов, Golem

http://www.stihi.ru/avtor/ctepasha
Заупокойная - Кадиш ...

В моём пространстве чувственная тишь.
И голос ангельский касается висков.
Мне Офра Хаза в сотый раз Кадиш
Поёт и режет плоть на сто кусков.

Казалось ей и каждому из нас,
что лишь цветение присутствует во всём,
а смерть приходит каждый миг и час,
мы даже голоса с собой не унесём.

Есть только постоянство Пустоты,
и Истина во все века одна.
Она поёт об этом, слышишь ты?
Вибрирует всем телом, как струна!

               
          Именно этим потрясающим разрывающим душу стихотворением было бы уместно начать посмертное слово об ушедшей от нас недавно поэтессе  Майе Абрамовой, публиковавшейся на сайте стихи.ру под ником  Мария Гов и Golem. Этот Кадиш - заупокойную песню, Майя написала обо всех нас. Всегда горько, когда из нашего мира уходит человек, ибо "не спрашивай по ком звонит колокол, он звонит по тебе". Но особенно горько, когда в мир иной уходит человек творческий, писавший стихи, обращавшийся через поэтическое слово к себе подобным, к миру, к Б-гу. С этим человеком от нас уходит целый мир его интересов,  впечатлений, мыслей, неповторимый мир души, находившейся в постоянном поиске самовыражения, в попытке передать свою духовную энергию людям. Вместе с человеком уходит и его голос, как справедливо написала Майя в своём Кадише. Но всё же слова остаются, особенно такие слова, единственно возможные, как в этой её бесконечно грустной трагической песне, напоминающей всем живущим о смерти.

           Майя Абрамова была человеком исключительной скромности, всегда чуждавшимся суеты, избегавшим какой-либо шумихи вокруг своего имени, никогда не выставлявшей своей фотографии. Она никогда не стремилась вывесить свои стихи на главной странице, обратить на себя внимание. Не участвовала в конкурсах, тусовках, не гналась за внешними эффектами, но жаждала истинного глубинного понимания.  Многие годы Майя боролась с тяжелым недугом, и возможно, это наложило на её поэзию особый отпечаток мистической глубины,  серьёзности, одиночества. Она довольствовалась узким, но качественным  кругом общения. И всё же её стихи, наполненные мучительной жаждой быть понятой, молитвой о спасении, обращённые к высшим неземным сущностям, заслуживают быть прочитанными и услышанными более широким читателем.


        Вот так она обращается к собственной тени:

Чтоб выжить здесь, я там тебя ищу.
Подпитываясь верой
в единство наше. По тебе грущу.
Я всем! (себе...)за боль и зло прощу,
за все химеры.

О тень моя!
Пришёл конец разлуке.
Как губы горячи твои и руки!

Жизнь здесь для неё  превратилась в мучение, лишилась любви и пародоксально её влекло к смерти, которая казалась ей избавлением от страданий, пробуждением к любви.

Сама себе невольница и страж.
Читаю приговор, сужу себя.
Но вот проснусь, рассеется мираж.
Свободно задышу, весь мир любя!!!

Её влекло в иной  мир, где казалось, её дух вырвется на волю из тюрьмы телесной оболочки, из земного заточения, и в этих её строчках явно слышна перекличка со строками Марины Цветаевой “в теле - как в трюме, в себе - как в тюрьме”

Ты дверь закрой за мной,
ту, что закрыл за Ноем.
Войду я в мир иной,
покинув всё земное.

Пусть будет свет во тьме
моим ориентиром.
Дух не привык к тюрьме
с дней сотворенья мира.


Одним из самых художественно совершенных её стихотворений является “Ваше высочество - одиночество”, где она как бы персонифицирует одиночество, превращая его в своего лучшего друга. И опять Майя демонстрирует парадоксальность своей мысли, тем самым её углубляя. “Стало судьбой Одиночество. Господи, я не одна”, говорит она, радуясь своему одиночеству, как возможности более одухотворённого существования.

Входите, ваше высочество!
Я вас давно ждала.
Желанное Одиночество,
присаживайтесь у стола.

В нашем уединении
Вечность Покоя, а в нём
мы, отдаваясь течению,
тихо, блаженно плывём.

Чьё-то сбылось пророчество,
участь моя решена.
Стало судьбой Одиночество.
Господи, я не одна!

Было и имя, и отчество.
Всё поглотила толпа.
Странно, но без Одиночества
я и глуха, и слепа…

      Однако, если углубиться в её поэзию более ранних лет, станет ясно, что Майя была связана с миром множественными нитями, в житейском смысле слова не была одиноким человеком, была полна любви, мудрости, тонкости, способна была благотворно влиять на своих детей, находить слова утешения для родных и близких. Она пишет трогательное пожелание-напутствие повзрослевшему сыну, прося о его счастье и благополучии.

Совсем большой, уже мужчина
Для всех людей, не для меня.
Не погуби родного сына
Судьба, соблазнами маня!

Она посвятила замечательные стихи дочери, настоящий шедевр любви, преданности и благодарности.

Для меня моя дочь - берегиня,
выручающая из беды.
Берегиня моя, богиня.
Я целую твои следы.

Я дала тебе только тело,
словно матка пчелиных сот,
а душа в это тело влетела
из чистейших небесных высот.

Удивительно сильная духом
моя дочь, моя гордость, мой Б-г!
Нас с тобою не сломит разруха,
не разделит распутье дорог.

Меня жизнь опоила ядом ,
и я прежняя - умерла.
Ты - мой ангел, порхаешь рядом,
умоляя, гори не дотла!

Мне так страшно нестись в лавине.
Её скорость сводит с ума.
Берегиня моя, берегиня.
Береги и себя, нешама! (Душа)

Майя посвящает задушевные строки своей маме, в которых нет никакого сентиментального прекраснодушия, но есть горькие размышления о превратностях судьбы, попытка успокоить понятную мамину тревогу за свою поражённую недугом дочку. Небо было милостиво к матери Майи Абрамовой и унесло её в небытие раньше дочери ровно за год до смерти Майи, так как несправедливо, чтобы мамы хоронили своих детей.

Поднималась и падала снова,
И тащила семейный возок.
Не смотри на меня так сурово,
Не целуй, как в последний разок.

И в свои одинокие ночи
Не кляни бессердечную дочь.
Я ведь тоже проплакала очи
Оттого, что бессильна помочь!

Ах, я тоже детишек качала,
Им готовая жизнь всю отдать.
Что конец недалёк от начала,
Я не знала, как ты, моя мать.

Цепенеет больная природа
От обманов, от горя, от зла.
Как спасительный зонт в непогоду
Для меня моя мама была...

Талантливому перу Майи принадлежат и эти пронзительные строчки, просящие Смерть забыть о молодом поэте. Просит ли Майя о себе или о ком-то другом, но эта молитва приобретает силу всеобщности и может относиться к любому молодому поэту, попавшему в беду.

Прильнула к коленям Смерти,
Персты её целовала.
Просила забыть о поэте,
Пережившем так мало…

Майю волнует и судьба своего народа, и в раздумьях о нём она находит сильные  и точные слова.

О, Мой народ!
Так много знача,
для всех культур, времён, эпох,
себе воздвиг лишь "Стену плача" ...
Спаси нас и помилуй, Бог!

Майя посвятила прекрасные стихи Хайфе, Иерусалиму и ставшей ей родиной стране.

Страна Израиль

Это точка касанья
бытия с мирозданьем
Лист Святого писанья.
просто Божье созданье !


И всё же размышления о жизни и смерти занимали в её творчестве огромное место, в силу болезни, может быть, даже преобладающее. Болезнь безусловно обострила поэтическое зрение и философское чутьё поэта, но, возможно, природная вдумчивость, глубина, способность внимательно вглядываться в жизнь позволила Майе с такой полнотой, искренностью и даже обнажённостью передать страх смерти.

Я скоро умру

Знаешь, я скоро умру.
Слышишь, как воет собака?
Что может быть поутру
Страшнее этого знака?

В мир неизведанный –вне,
Пришёл и уйдёшь нагим.
Смерть выпала мне,
Жизнь преподносят другим.

Ложь навела лоск.
Правду долой с глаз.
И растекается воск
Приободряющих фраз.

Божьей руки взмах!
Воле его отдаюсь.
Шаг –из праха во прах
И тихое:- Я боюсь…

А вот так Майя с надрывной грустью описывает весну, которая пришла не для неё.

Опять весна. Совсем иная.
Не потому ли, что другим,
Лучами мягкими лаская,
Любовный напевает гимн!

            У Майи Абрамовой огромное количество стихов посвящено любовной тематике, жизни женщины, короткости бабьего века.  Порой их отличает пугающая откровенность, но в этом сила Майи, она не боится правды ни в чем. У неё не найдёшь легковесного рифмованного лепета, слащавых красивостей, пустопорожних слов. Пусть не все её стихи отличает совершенство и отточенность формы, но в каждом стихотворении Майи бьётся напряженная мысль, чувствуется усилие высказать своё незаёмное, выстраданное слово.

      В стихотворении “Мольба матери” Майя просит своих детей не забывать о ней не только как о матери, но и как о поэте, хотя с болью констатирует, что её “том заброшенно лежит и не тревожит вам души”. Это завещание детям должно быть услышанным, Майя заслуживает не только памяти, но и внимательного прочтения как поэт.   


Рецензии
Упокой, Господи, душу новопреставленную, и помяни её во Царствии Своем…
Аминь!
Мир Вам, Ревекка!

Кованов Александр Николаевич   19.07.2015 19:38     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.