Сад Земных Насаждений

                Тем, кто сможет...

1. СИНЕЕ

Синее. Первая строчка катрена.
Ещё не море, уже и не пена.
Дожизни вода. Но в ней уже длится
то, что пишу я на этой странице,

то, что взлетит непослушным вихром
в небо без ножниц - в нем кобальт и хром.
Небо довремени. Синь без белил.
Но в клетку вонзили уже хлорофилл.

В ручку мою уже влиты чернила,
в блеске слюды уже зреет черника.
Шорох ветвей не дождавшись до завтра,
прёт из видавшего виды базальта.

А из лазуревой пасти залива
тянутся мхи, расторопша и слива.
Синее выжгло себя для другого.
Стало невидным и тайным, как слово.

2. ЗЕЛЕНОЕ

Зелёное. Способ пробиться и лечь
не хлебом единым, но в жаркую печь
плавильного летнего неба. Травой
коросту земли пробивать головой,

ветвями царапать безлунную мглу
и красным шиповником сдобрить иглу,
пугать ластоногих трепетом лилий,
бамбуком чертить бессмыслицу линий.

Пора. Эта песня нами допета.
В кадастрах садов обезумело лето.
В мокрых стволах одноногой березы
рвёт себя сок, как бутыль на морозе.

Кружится солнце туда и обратно.
Деревья в лесу безмолвны, как правда.
Грачонка перо, что похож на комок,
с убийственным грохотом падает в мох.

3. ЖЕЛТОЕ

Желтое. Свет при отсутствии света.
Корчатся в озере призраки лета.
Голых деревьев глухие пилястры.
На жухлой траве горящие астры.

Плавают кляксы оранжевых листьев.
И бегают в парке контуры лисьи.
Осень. Агония отзвуков лета,
оторопь веток до звона скелета.

Оторопь неба, простудность глотаний
льдистых ветров и дождей бормотаний.
И камышей худосочных стропила
изморозь словно гвоздями прибила.

Желтое лезет к себе за подкладку,
сама на себе же ставит заплатку.
Лес в коматозе забвенья. И вот
корабль природы на север плывет.

4. БЕЛОЕ

Белое. Это уже не намек, но
снег или стыд, что стучится к нам в окна.
Отблеск конца при отсутствии смерти.
Не голос, не тишь. Уже что-то третье.

Снег. Он улегся чистым белым листом,
намекая: может, когда-то, потом...
Свет, отразившись, останется светом.
Жизнь, завершаясь, не сгинет. При этом

нам путь к красоте преграждает зима.
Преграда съедает себя же сама.
Позёмка метет и небо, как вакса.
Время любить и собой любоваться.

Время последних катренов. И хлебом
не с кем делиться. За домом, за хлевом
белоесчёрнымичёрноесбелым.
Всё пишется слитно почерком беглым...


Рецензии
Необычно очень, спасибо!

Татьяна Кисс   05.08.2018 19:04     Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.