Шарль Бодлер. Путешествие

««««««««« »»»»»»»»»


Шарль Бодлер. «Путешествие» / Charles Baudelaire. «Le Voyage» /


                                           Максиму Дю Кану                 *1*

I.

Мальчишками ещё, влюблёнными в эстампы,
Мечтаем мы у карт о плаваньях не раз:
Ах, как огромен мир в лучах настольной лампы!
И как ничтожно то, что окружает нас!

Но вот однажды мы, доверившись Борею,                    *2*
Выходим в этот мир, снимаясь с якорей:
Мечты, как паруса, над нами гордо реют,
И эти паруса безбрежней всех морей!

Кто будет только рад расстаться с отчим домом,
Кто бросит свой очаг с печалью на лице,
А кто, в своей любви уставший быть ведомым,
Очнётся наконец от магии Цирцей –                              *3*

Цирцеи с давних пор нас делают скотами,
И только соль морей да дождь с седых небес
Способны смыть печать, что влажными устами
Наносят нам они под сладкий дым словес;

Но тот, и только тот достойный славы странник,
Кто каждый новый день границ преграды рвёт,
Кому дорога – цель, кто сей судьбы избранник,
Кто, как бы не устал, твердит одно: – Вперёд!

Мечты таких людей – как облако, без формы,
Желаний бездна их – воистину без дна,
И путь их – в те края, сквозь бедствия и штормы,
О коих человек доселе и не знал!..

II.

Здесь новичкам мечты не ставятся в заслугу,
Лишь в снах мы видим цель – она то здесь, то там...
Мы крутимся волчком... Мы мечемся по кругу...
И ангел наш жесток, не помогая нам.

Нет правил у игры и не найти управы:
Везде, но и нигде – как с целью быть такой?
Путь выбрав наугад, наверно, мы неправы,
Но бешено спешим, чтоб обрести покой.

Наш дух летит стрелой, как бриг в страну Икара;        *4*
Иллюзией живя, вдаль смотрит, словно гриф.
Что там? «Любовь! Успех!» Но за волной угара
Мы чувствуем подвох: Проклятье! Это – риф!

И в каждом островке он видит Эльдорадо –                 *5*
Страну своей судьбы, пришедшую из грёз.
Воображенье нам помочь поверить радо,
Но Эльдорадо нет – мы мчимся на утёс!

О, сумасбродный дух, зря ищущий свой берег!
Тебя давно пора оковами распять
И выбросить за борт, чтоб не искал Америк,
Чтоб твой безумный бред не обманул опять.

С бродягою ты схож, что мчит к воротам рая,
Увидев тайный знак волшебного луча,
Вот только «знак» – окно лачуги иль сарая,
В котором, в темноте, чуть теплится свеча...

III.

О, странники судьбы! Хранители историй!
Как много разных тайн в глубинах ваших глаз!
Откройте же ларец в загадочном узоре,
Где каждый ваш рассказ блистает, как алмаз!

Несите нас вперёд без паруса и пара,
Чтоб даже на холстах угрюмейших темниц
От ваших мудрых слов и убежденья дара
Картины расцвели с мирами без границ.

Что видели вы там?

IV.

                             «Огни чужих созвездий,
Жестокие шторма, зыбучие пески;
Но только беды все, и сложенные вместе,
Спасти нас не могли от давящей тоски.

Лиловые моря под солнцем нам сверкали,
Большие города блистали в темноте,
Но был нам этот блеск отравою в бокале,
И он напрасно гас в небесной пустоте.

Богатые дворцы и дивные пейзажи
Лишь удручали нас сильней любых оков,
И все узоры их в богатом антураже
Не стоили клочка случайных облаков.

О, как растит мечты желаний злая сила!
Ты счастлив – и ростки невидимы глазам,
Но завистью едва страсть почву оросила,
Как дерево мечты взмывает к небесам!

И вот оно уже огромней кипариса,
И крона чуть видна на фоне голубом...
К чему всё приведёт? Мы в качестве сюрприза
Покажем вам один занятнейший альбом:

Вот идолы мошны с роскошными рогами;
Вот троны в красоте немыслимых камней;
А вот дворцы людей, что мнят себя богами –
И первый ваш банкир там служащих бедней!

Наряды таковы, что опьяняют взоры,
А дамы хороши до кончиков ногтей.
Как вертят там судьбой искусные жонглёры!..»

V.

И что, и что ещё?

VI.

                                           «О, вы глупей детей!

Итог всегда один – хоть здесь, хоть в дальней дали,
Хоть с золотом кошель, хоть в нём одна труха –
От верха до низов мы всюду наблюдали
Посредственный спектакль бессмертного греха:

Неверная жена без страха и без дрожи
Плетёт там сеть измен, их множа без забот;
Распутный муж грехом там оскверняет ложе,
Как глупый раб – ручей потоком нечистот;

Палач там вдоволь ест, а мученик рыдает –
Приправой служит кровь его открытых ран;
Народ там любит кнут, молчит и голодает,
И деспотизма яд смакует там тиран;

Подобно нам, у них есть несколько религий,
И так же, как и здесь, всё лицемерно там:
Молитвы небесам, обеты и вериги,
И тут же грязь грехов, буквально по пятам;

Надменные умы, от гения пьянея,
Считают там себя богами красоты,
И часто их к Творцу несётся ахинея:
«Мы превзошли тебя! Так будь же проклят ты!»

А те, что поумней, устав от маскарада,
Избавиться решив от шума дураков,
Нашли себе приют – им опиум отрада...
Таков наш грешный мир. И наш обзор таков.»

VII.

Что ж, знания несут великие печали!
И завтра будет мир таким, как был вчера –
Оазисом беды, каким и был вначале,
В песках седой тоски. Не стоит свеч игра!

Искать свой путь? Иль нет? Останьтесь те, кто сможет;
Кто хочет – пусть идёт; кто хочет – пусть хитрит
И притаится так, что зло не потревожит;
Но время всё равно любого усмирит.

О, этот Вечный Жид мчит, устали не зная,                    *6*
Быстрее поездов, проворней кораблей –
Не скрыться от него! Но здесь игра иная:
Коль в доме колыбель – и время нас слабей!

Бессмертен род людской! Не страшно, что однажды
И наш наступит час, и наш придёт черёд –
Скитаний по морям забытый привкус жажды
Нам память воскресит и крикнем мы: – Вперёд!

Мы путь держали сей от самой колыбели,
Так будем же бодры, когда придёт наш час!
Взойдём на свой корабль... И вот уже запели
Нам сладко голоса: «Кто голоден сейчас?

Вот лотоса плоды – их аромат чудесен,                         *7*
И каждый, кто вкусит заветного плода,
Забвение найдёт в стране волшебных песен,
Где солнце над землёй не меркнет никогда!»

Знакомы голоса поющих в этом спектре –
Нам руки жмёт Пилад, мы слышим сквозь шумы:       *8*
«Чтоб дружбу освежить, скорей ко мне, к Электре!»   *9*
И красоту колен, как встарь, целуем мы...

VIII.

Смерть! Старый капитан! Забвенье многим мило,
Но, чёрт возьми, не нам! Отчаль же, наконец!
Пусть небеса черны, пусть море, как чернила –
Их осветит пожар пылающих сердец!
 
Давай же, лей свой яд! Здесь спорить бесполезно –
Мы снова рвёмся в путь, и мозг горит огнём!
Хоть рай нас ждёт, хоть ад, хоть призрачная бездна –
И в этой глубине мы новый мир найдём!

23.09.2015

* * *

Примечания.

*1* Максим дю Кан (Maxime Du Camp) – литератор, путешественник (1822–1894гг);

*2* Борей – северный ветер, сын Астрея и Авроры;

*3* Цирцея – персонаж древнегреческой мифологии, дочь Гелиоса и Персеиды,
         правительница одного из островов, превратившая часть спутников Одиссея в свиней;

*4* Икария – мифическая страна-утопия; название заимствовано Бодлером
         из утопического романа Этьена Кабе «Путешествие в Икарию» (1838г);

*5* Эльдорадо – мифическая южноамериканская страна,
         изобилующая россыпями золота и драгоценных камней;

*6* Вечный Жид  – обреченный на скитания Агасфер, который
         нанес оскорбление Христу, шедшему на Голгофу;

*7* Лотофаги (поедающие лотосы) – народ, живший на острове
         в Северной Африке; в переносном значении – люди, ищущие забвения;

*8* Пилад – персонаж древнегреческой мифологии,
         сын царя Фокиды Строфия и сестры Агамемнона;

*9* Электра – персонаж древнегреческой мифологии,
         дочь Агамемнона и Клитемнестры, жена Пилада.


««««««««« »»»»»»»»»


Ссылка на оригинал этого стихотворения:
http:// fr.wikisource.org/wiki/Les_Fleurs_du_mal/1861/Le_Voyage


««««««««« »»»»»»»»»


Ссылка на несколько других переводов этого стихотворения:
http:// yurij-lifshits.livejournal.com/7479.html


««««««««« »»»»»»»»»


И, вместо послесловия, стишок, написанный
в день завершения работ по этому переводу:

                                                            «Мой лучший перевод – «Плавание» – Бодлера,
                                                              потому что подлинник – лучший»...
                                                                                        М. Цветаева (из письма дочери)

Все поэты обходят меня стороной,
Презирая меня, «деревенщину»,
Но я знал, как заставить считаться со мной,
Не таясь «замахнувшись» на женщину:

Не романом, конечно, страниц на пятьсот,
Не какою-то толстою пьесою –
Ведь и стих может даму повергнуть с высот,
Если дело иметь с поэтессою!

Ну, а поводом стал старый мудрый француз
С тонкой книжицей, с полок «сметаемой» –
Я там стих перевёл, и, на мой взгляд и вкус,
Явно лучше Марины Цветаевой!

Не филолог, увы, я, и в терминах слаб,
Но «поэт» ведь не чин, а призвание!
С переводом на новый я вышел этап,
Ну, так где ты, народа признание?..

23.09.2015


««««««««« »»»»»»»»»


Рецензии
Сладко. В душе сладко от этого прекрасного звучания...

Вилина Ничья   23.06.2017 23:50     Заявить о нарушении
Спасибо! Я старался, честное слово!..)

Николай Александрович Лосев   22.12.2017 21:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 187 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.