слушок

Имперские остатки дома отчего,
собачий фарш в осклизлом беляше...
И снег, как предрождественское сочиво,
на спинах у квадратных голышей,
на лбах быков - шлифованных бордюров,
меж ними войско снова ждёт царя...
Мальчишка мажет булку конфитюром
в последнюю декаду декабря.
А ёлки сыпят иглы, пахнет яблоком,
горит сочельник в свечках восковых...
Стекает мёд из вазочки-кораблика,
но войско ждёт приказа из Москвы -
молитесь, братцы... Всё подешевеет -
и чья-то жизнь, и чей-то высший суд.
Другой мундир из цеха Москвошвея
волхвы сегодня в город принесут
для генерала праздничного города,
когда врата закроют на засов...,
А эта ночь прощальным воем вспорота,
прощальным воем Иродовых псов.
Пока постойте, мёрзните для вида,
пускай штыки ржавеют на ветру...
прошел слушок из племени Давида,
как будто искра, тронувшая трут.
И вот - горит за стёклами оконными,
сочельник здесь. Несчитано петард...
Солдатам окна кажутся иконами,
декабрь истратил первый миллиард
снежинок белых... Дети ждут подарков -
златых монет, медалей ни за что...
Марии бровь, изогнутая аркой,
и стан её, исполненный мечтой,
несут надежду... Уличные воины
хранят покой на людных площадях.
Светлеет небо, звёздами освоено,
детей в домах от Ирода щадя.
Густеет запах, вкус медовый сладок,
уходят мысли ближе к февралю...
Блестят медальки круглых шоколадок -
фольга смешных мальчишеских валют.
Пока ещё Мария - просто женщина,
и прочих женщин вовсе не святей,
смеётся тихо, нимбом не увенчана,
живого Бога чуя в животе.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.