Взрослеют дети быстро на войне

Был я с детства парень шустрый и здоровый, словно лось.
Пить не пил... Курил порой с мужиками.
Забивал башкой с размаху в старый тополь "сотку" гвоздь
И вытаскивал спокойно руками.

Первый парень на деревне... СимпатиШный и не жлоб.
И во всех разборках ставил я точку.
Если кто был не согласен, то щелчка хватало в лоб.
На крайняк же, мог коленом по почкам.

Жизнь текла моя неспешно, как из лейки самогон.
Не ругала меня мамка напрасно.
Понимала, что морали не пробьют мой бастион,
А пугать меня ментами опасно.

Из ментов, лишь- дядя Миша.По кликухе- Генерал.
Все завидуют ему как стратегу.
Сколько раз за ним гонялся я, но... так и не догнал.
Он наверно- мастер спорта по бегу.

Так и жили не тужили мы в деревне всем гуртом.
Но пришла беда откуда не ждали.
По весне к нам из райцентра вдруг нагрянул военком
И разумно втолковал все детали.

Он сказал, что "удружу" мол. Время быстренько пройдёт.
Пронесётся не моргнёшь даже глазом.
А по мне уж, всё едино- что танкисты, что морфлот...
Трактор знаю, море видел два раза.

И не принято от службы зайцем бегать на селе.
Мы воспитаны немножко иначе.
Приживёмся где угодно, как блоха на кобеле.
Не привыкли уповать на удачу.

У меня же, все служили... Дед войну прошёл пешком
Прям, от пулковских высот до Берлина.
И отца никто на службу не затягивал силком.
Я не хуже. Я такой же мужчина.

Мать достала все припасы, что хранились в погребах.
Даже сала трёх-литровую банку.
Чтоб надолго отложилось у пришедших всех в умах
Как достойно покидал я гражданку.

Мы гуляли до рассвета. Водку пили, самогон.
Было выпито всего там не мало.
И под громкий визг гармошек пел народ со всех сторон:
"Как родная меня мать провожала..."

Утро выдавило звёзды, и приполз туман с реки...
Ра уселся на свою колесницу.
Под заборами валялись штабелями мужики.
На ногах держались лишь единицы.

Погрузили меня в "бобик", дали литру про запас.
Военком хотел отнять было с ходу,
Но когда я намекнул ему, что дам бутылкой в глаз,
Перевёл весь разговор на погоду.

"Удружил" он. И попали мы с ребятами в Чечню.
Там хорошая была заваруха...
Вырезала как травинки нас, косою на корню,
В белом саване седая старуха.

Наплевать ей, из какого региона ты попал
В эту вотчину традиций Кавказа.
Я не знаю... Может где- то люди гибли за металл,
А в Чечне за "просто так"... Ясно сразу.

В нас стреляли днём и ночью, утром, вечером, в обед...
А виски так незаметно седели.
И не важно, что нам было восемнадцать с лишним лет.
Мы взрослели... Очень быстро взрослели.

Отслужил я... Вот- столица и знакомый мне перрон,   
Побродил чуток, но без интереса.
А потом, от счастья пьяный, сел в свой дембельский вагон
Серебристого, как пуля, экспресса.

Двое суток добирался. Алкоголь совсем не пил.
Не хотелось размывать ощущенья,
Что до армии как будто, на гражданке я не жил,
А куда- то плыл бревном по теченью.

Изменилось в моей жизни всё наверно. От и до.
Жизнь- немного странноватая дама.
Но спасибо ей за то, что вновь в родимое гнездо
Я вернулся... Да, вернулся я! Мама!


Рецензии