***

На потертом черном табурете,
На углу бульвара у вокзала,
Тихо пела девушка о лете,
Пальцами аккорд перебирала.
В неприметных старых, рваных джинсах,
С волосами в стрижке под мальчишку.
Люди шли по горло в своих мыслях,
Кто в наушниках, а кто, читая книжку.
Пару раз я видела прохожий
В шляпу ей забрасывал монетку,
Но а так никто ее, похоже,
Не заметил: есть она иль нету.
Все спешили мимо, все в заботах,
Кто летел домой, что было сил,
Кто вот только ехал на работу,
Лишь о девушке весь мир забыл.
А она как-будто все ей чуждо,
Пальцами на перебор струны,
Словно ей земного и не нужно,
Словно из другой она страны.
Я застыла, мне не оторваться,
Глаз от девушки никак не отвести,
Руку ближе к телу, в складках платье,
Так уж хочется в себя от всех уйти.
Ноги - камень, я в себя все глубже,
Сердце, словно бешеный мотор,
Но а девушка (зачем ей это нужно?)
Раз за разом все берет аккорд.
Также неприметно. Все о лете.
Все о пыли улиц и домах,
Что мне в этой песне, кто ответит?
Что мне в девушке в потрепанных штанах?
Прямо в сердце каждой-каждой нотой,
До души, обратно и вперед,
Девушка, не знавшая и кто ты,
Знала, всю меня наоборот.
Ей не ведомо, что есть на свете кто-то,
Кто стоит и также, как и я,
Жмется внутрь, от того, что что-то
Также вдруг напомнит про меня.
От того, что в чьих-то карих безднах,
Узнает родимые глаза,
От того, что музыка до сердца,
До души обратно и назад.


Рецензии