Ежевика

Ежевика

1.
И чай вот уже заварен,
и черти идут за вами
по следу. Слегка сафари,
в кенийской пускай саванне,
напомнив. За головами
охотники. Очень кстати —
в большом раствориться стаде,
забраться в иску;сов штольни
(«мы рады тебе, касатик,
хорош собой, дерзок, статен»);

задёрнут льняные шторы
(«луна с облаками, что ли?»),
раздастся знакомый кашель,
с фаянсовым синим штофом
судьба подкрадётся сзади —
подносит заточку, скажем,
и просит отсрочку, скажем
(«Так может случиться с каждым».
«Но только не с ней». — «Как скажешь»).
__________

Август на дворе, август,
к Ио приставлен Аргус
(кстати, похожий казус
был с Прометеем). С глазу
на' глаз бы... Обрисовка
общая обстановки —

синьки бы, марганцовки
(неба слегка джинсовка
выцвела); груш спринцовка
ветку погнула (к Спасу),
бьётся о лампу совка;

будет ещё концовка —
сердца моего холод,
хера моего хобот
зряшный (всеобщий хохот)
действует с неохотой.
«Ciao! Всего плохого!»

... Это не всё, Тристана,
как тебе этот выпад? —
ветер вопиёт выпью,
солнца мешает вымпел,
веток скрипят суставы,
лет тарахтят составы;

ты меня всего выпей,
ты одним глотком выпей,
ты меня залпом выпей
(смерть), одним махом выпей;
горлом поперёк стало
белых лебедей стая.

2.
Над горизонтом — баскетбольный мячик
глаза мозолит облакам. Маячит
на горизонте осень. Наипаче,
ширнувшись в положении сидячем,
магнитными намучившийся бурями,
господь достанет с полки томик Бунина,
по горло сыт он выходными буднями;
такая гималайская и бурая,
медведица земли впадает в спячку.

3.
Очередную ищет подработку фрилансер ветер;
понадобится целое мгновенье, чтоб позабыть тебя,
чтоб разлюбить тебя, чтоб пережить тебя, похоронить тебя,
не суть. Полёживает день (остаток дня) в кювете.
Ошибочное мнение, мол, мёртвые не потеют,
присутствует. Ещё как потеем, могу заверить!
За распашонкой в комод полезешь, и век потерян;
сейчас вот будет интересно — из рая ниспускаясь богодельни,
по пустошам, левадам, кызылкумам, эверестам, по степям,
памазанник тебе наперерез с крестом нательным
(как, впрочем, и наспинным). Немного на другую тему —

4.
Финского просматривается берег. Но
силы в любом случае расходую бережно,
ветер ударяет по хребту веником —
не раздумывая делаю оверштаг;
Альферац показывается бледненький
(Альферац-то, оказывается, пегенький);

истинно, было всё в точности так —
ливень, чётко отбивающий такт,
тлена находимый завсюду тальк,
пятящаяся прямо на тебя темнота,
кроны обработаны, видно, перекись-
ю. И, ослепительные обнажив брекеты,
осень велегласно расхохота-
лась.

5.
Попробуй заснуть — и обещаю не поскупиться на сны.
Как только проснёшься, у изголовья уже будет ждать
грибовенка ягод лесных.
Дрова убаюкивающе потрескивают в камине,
рассматривающая тебя репродукция со стены,
все разногласия с пантократором утрясены,
закат предумышленный, закат уверенный, закат карминный
(лишь дождика не достаёт до полного — лёгок на помине).
Из виду упустил (чуть не) — цветами перегружен подоконник,
кувшинами. На мостовую август малахольный
укладывается. И больше ничего не происходит.

6.
Августовский впрах су'морок разомлел,
как всегда приготовила (назло мне)
ожидаемый со шпинатом омлет.
Самые терпеливые на земле,
самые несчастливые на земле
твари мы. Улитка шевелит перископами,
мигами облака перекопаны,
пролетарии асфальт перештопали
в сотый... Не секрет, у нас через жопу всё.

7.
Лишние разговоры
не очищают поры,
не убирают шоры,
не раздвигают горы,
не расшифруют торы,
не сокращают годы,

ветра звенят стаканы,
туч нагоняет свора,
жизнь — даровая хвора;
август как в Лету канул;
сиречь, как в небо канул
(лучше — как Канны канул)
вечер золототканый;
«Вечер золототканый
портится, дорогая...»
«Мы лишь предполагаем...»

Всё хорошо, не ссы,
будем держать носы
по ветру. Доброхотна,
ночь подошла на цы;
всё-таки лжи наркотик
хоть для чего-то годен
(долюшки кузнецы,
жребия кузнецы,
фатума кузнецы,
боги под нами ходят).

Июль / август 2016


Рецензии