Бежит одиночество...

Скользит одиночество,
царапая тело,
сползая к ногам онемевшим давно.
Само вдруг готово
поставить колено
и каяться всласть, вплоть до дырки в висок.

Проказой засело,
впитавшись в просторы
во все анфилады унылой души,
наполнив нутро
до занудной икоты -
чужим эндорфином заснувшей любви.

Теперь распласталось
и гнусным побегом
дало всю свободу, не взяв ни рубля.
И крылья раскрылись
тревожно, но ловко
ушли из-под гнёта туда, где ветра…


Рецензии