Памяти жертв террористической войны

Он собирался утром в институт.
Завел будильник, улыбнулся шире,
Ведь вечером его ребята ждут.
Покой и тишина в большой квартире,
Предутреннего сна туманный плен.
Жизнь впереди могла бы быть безбрежной...
Но взорванный в подвале гексоген
Смял этажи, и судьбы, и надежды,
Десятки жизней обращая в дым.
Счастливый мальчик стал лишь днем вчерашним.
...Спасатели нашли его седым...
Наш дом - не крепость больше. Это страшно.

Она так не хотела опоздать,
В вагон в момент последний забежала.
"Увидимся минуток через пять.
Он ждет у перехода, в центре зала!"
Мечтала о любви, глаза закрыв,
И будущему нежно улыбалась.
Метро, час-пик, вагон, толпа и... взрыв!
И ничего от жизни не осталось -
Ни свадьбы, ни колец и ни детей...
"Ну, сколько можно ждать тебя? Полгода?"
...Бредущих окровавленных людей
Не видел паренек у перехода.

Они собрали сына в первый класс,
А дочка в пятый шла - совсем большая!
Спешили, чтоб успеть в урочный час,
Детей своих до школы провожая.
Большая бомба, жажда, детский плач.
Беслан от ожидания дуреет.
В войну играет бешеный палач
И ни детей, ни взрослых не жалеет.
...Он опознал тела... И взгляд его
Стал мертвым. А она протяжно выла.
Ни дочери, ни сына, ничего
Не будет никогда, все только было.

Она все знала с самых первых дней
И выбрала сама себе дорогу.
Но с каждым годом стало все трудней
Сдержать ночами слезы и тревогу.
"Прошу, будь осторожней в этот раз!"
Но яркой вспышкой жизнь его сгорела...
Детей телами закрывал спецназ,
Из школы выводя, из под обстрела.
...Аллея Славы, памятник, портрет.
Он был смелее всех ветров на свете!
Она поправит бережно букет,
Что растрепал ее любимый ветер...

Ее отец, наверно б, не продал,
Да Ибрагим не спрашивал особо.
Ну, а потом он сам в горах пропал.
Она вдовой не плакала у гроба -
Двадцатилетней "черною вдовой"
Велели стать, "невестою Аллаха".
"Ай, мама, забери меня домой!"
На кнопке пальцы белые от страха.
...Рок-фестиваль, веселье, молодежь.
"Вот жить бы так! Без плена, без позора!"
Жестокий рок - не струсишь, не уйдешь
И тоже станешь жертвою террора.

Он жизнь свою не упрекал ни в чем,
Хоть забрала жену болезнь и старость.
Теперь, чтоб позаботиться о нем,
Летит к нему семья. Какая радость!
Сын и невестка, внученька и внук.
Он их обнимет, расцелует вскоре.
И вдруг... игрушка выпала из рук
И все оборвалось... "Ох, горе, горе!"
Аэропорт, кошмар и женский крик...
Сбит лайнер чьим-то замыслом жестоким.
...И плачет горем сломленный старик,
В одно мгновенье ставший одиноким.

Они, наверно, были влюблены.
Или дружили? Вряд ли знали сами.
В тринадцать лет какие снятся сны?
"Бороться и искать", как Катя с Саней.
"Найти и не сдаваться" никогда
И можно одолеть любые горы...
Но правит бал не книжная беда
Там, где играли юные актеры.
"Мы выживем при штурме! Не умрем!
Платком от газа завяжите лица!"
...Они и похоронены вдвоем,
Но их любви и их мечтам не сбыться.

Он развязал бесчестную войну
С подростками, детьми и стариками.
Не мстит он за погибшую жену
И смертников считает дураками,
Не верит ни в Аллаха, ни в джихад,
Плевать ему на правду и свободу,
Он сам не носит на себе заряд -
Он радуется власти и доходу.

В метро, в троллейбус, в школу, в театр, в полет
Выходим каждый день зимой и летом.
Что каждого из нас сегодня ждет?
Вернемся ли с войны проклятой этой?

1.09.2016
© Александр Белов, 2016

*Все персонажи вымышленные, но у них есть реальные прототипы с такими же или похожими судьбами.


Рецензии
Сильное стихотворение, Александр. Действительно, терроризм – это война, вторгающаяся своими точечным прицелами в мирную жизнь. Как выстрелы притаившихся в укрытии снайперов. Особенно больно коснулся эпизод про Беслан. В те страшные дни 2004-го, я смотрела репортажи с места событий и всё время плакала. Мой ребенок пошел тогда во второй класс, и мне было страшно, началась открытая война против детей. Мне тогда именно так и казалось, что это было не просто средство политического воздействия ЧЕРЕЗ детей (это вторично, фон), а именно открытое, циничное объявление войны ПРОТИВ детей. Тогда люди Беслана пережили настоящую трёхдневную войну. Маленькие детки, подростки, их родители, учителя – там, в спортзале, на передовой, они испытали весь ужас войны, и их родственники за чертой оцепления…(кстати, интересно, что в 41-м война тоже началась, когда у школьников был праздник – окончание школы, выпускной вечер, и потом эти дети взяли винтовки и пошли взрослеть под пулями…). После Вашего, стихотворения просмотрела в и-нете фотографии (видео на ночь даже не отважилась) и снова плакала. Страшно, больно. И сейчас дети, подростки, молодёжь – заложники в руках наших врагов, хорошо понимающих, что войну надо вести против детей, тогда страну, чуть погодя, можно брать голыми руками. Это тоже терроризм, это ВОЙНА, только мы не пугаемся, не плачем и не спешим освобождать своих детей "от сети ловчи и от словесе мятежна…" (пс.90), потому что часто просто не понимаем этого. Война нацелена на глобальное, на общее, но всегда касается частных судеб. Спасибо, Александр, за неравнодушие и участие, простите за многословие.
С уважением,

Ира Красина   08.03.2017 00:56     Заявить о нарушении
Спасибо, Ирина, и за внимание к этому стихотворению, и за многословие тоже. Если вы столько сказали, значит, душа болела. Меня задел не только Беслан, потому и написал о разных моментах этой "войны". А как же ее еще назвать? Война, когда враг за линией фронта, тяжела, но понятна. Когда враг везде, вот тогда под прицелом может быть каждый.

Почему-то ваш отзыв не отображается в общем списке рецензий. Я его не сразу заметил.

Нафари   09.03.2017 01:42   Заявить о нарушении
это я виновата. я сначала написала чт-то, потом удалила, потом восстановила, дописала, но он теперь отражается так. не знаю что за хитрая технология в этой системе. простите:)

Ира Красина   09.03.2017 17:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.