Черногория, город Пераст

Чуден древний град Пераст:
Что ни житель — оптимист!
Город светел, воздух чист,
Всем столицам фору даст!

Этим, слегка легкомысленным четверостишием я позволю себе начать рассказ о Перасте — маленьком, даже по меркам Черногории, поселении на берегу Которского залива, который глубоко вдаётся в материк через весьма узкий пролив Вериге. Именно напротив этого пролива около 1000 лет назад и возник город Пераст.

Черногория — страна небольшая. В ней всего-то 0,6 миллиона жителей, а в Перасте проживает около 350 человек, если, конечно, Википедия нам не врёт. Но в этом ли суть?! Разве для путешественника имеет значение численность населения, скажем, Петергофа, Версаля или Фонтебло? Важны фонтаны, парки да дворцы. Вот так и с Перастом: городок, занимающий неширокую (не более 50 м) полоску земли между водой и почти отвесными тёмно-серыми горами, привлекателен тем, что делает его красивым, а это — окружающий пейзаж: величественные горы,  светло-серые каменные домики, крытые оранжевой черепицей, храмы да два крошечных островка, один — естественный, остров Св. Юрая (Георгия), а другой — искусственный, именуемый островом Богородицы Утёса . На его месте в далёкие времена  был едва выступавший из воды риф. Поскольку соседний остров принадлежал более крупному и богатому Котору, жители Пераста   многовековыми трудами, привозя на лодках камни, расширили риф до размеров острова, и построили на нём храм. Разумеется, всё это было не случайно: предание гласит, что сооружение церкви связано с исцелением одного из братьев Мортешич, в доме которых хранилась икона с изображением Богородицы, найденная однажды ночью на рифе потерпевшими кораблекрушение мореплавателями. Многовековое строительство шло неторопливо, прерываясь набегами пиратов из Африки (Бизерта, Тунис, Ливия) и Турции, убивавших людей и систематически разорявших как Пераст, так и острова. (История периодична! Теперь потомки пиратов так же нахраписто лезут в Европу, правда, никого при этом не убивают. Пока...)

А на естественном островке расположены утопающие в высоких кипарисах старое кладбище и монастырь бенедиктинцев, ныне не действующие. Остров, к сожалению, не посещается туристами.

Искусственный остров, с которого началась наша экскурсия, выглядит весьма ухоженным: внутри храма разместился музей и картинная галерея.  Оба островка и городок за многовековое существование «обросли» красивыми мифами и легендами. Я не стану все их пересказывать, ибо они, прежде всего, впечатляют там, на месте, где автоматически принимаешь на веру всё, что тебе говорит экскурсовод — молодая, стройная  и привлекательная аборигеночка с хорошим английским. Ведь красивым всегда больше веры, чем, собственно и пользовались лукавые красавицы и красавцы всех времён и народов!

Впрочем, одну из легенд я всё же не могу утаить от рыцарски благородного читателя. Это — история любви, связанная с естественным островом, на котором чуть ли не с 9 века находился монастырь бенедиктинцев.

В 1813 году, во время французской оккупации Которского залива на острове Святого Георгия располагался артиллерийский полк. В этом полку служил молодой солдат из Хорватии, Анте Слович. Как-то, гуляя по Перасту, он встретил местную девушку - Катицу Калфич, и влюбился в нее с первого взгляда. Девушка ответила ему взаимностью, влюбленные стали строить планы на совместное будущее - они представляли, как поженятся после войны, заведут детей... Но случилось так, что однажды жители Пераста подняли восстание против захватчиков. Французское руководство прореагировало незамедлительно-  приказало выстрелить из пушки с острова Святого Георгия по Перасту. Бунт тут же прекратился, но оказалось, что единственный снаряд из пушки, который выпустил тот самый солдат Анте, попал в дом его любимой Катицы, убив её. Безутешный молодой человек решил отказаться от военной службы и навсегда остаться на острове, где ее похоронили, чтобы охранять покой своей возлюбленной. После ухода французской армии он оказался на острове Святого Георгия один. Анте взял себе имя Фране, и жил там в полном уединении. Фране старел, но его любовь к Катице оставалась все так же сильна. Каждую ночь, в любую погоду на ее могиле горела свеча. Кроме того, он ухаживал и за другими могилами на острове, зажигал свечи возле них, ухаживал за растениями и постоянно молился о покое усопших. Жители Пераста жалели отшельника, привозили ему еду и одежду, уговаривали его вернуться в город, жить нормальной жизнью, но он отказывался. А однажды люди из города увидели, что на острове не горит ни одна свеча. Они приплыли туда и увидели мертвого Фране. Он лежал у могилы Катицы с запиской в руке, в которой просил похоронить его рядом с возлюбленной. Его последнее желание было исполнено и с тех пор у входа в церковь есть две могилы, над которыми растут кипарисы, наклоненные друг другу и сплетающиеся в одно целое.

Конечно, жаль, что мы не смогли побывать на столь легендарном острове, а наше знакомство с Перастом началось с, другого, искусственного острова. и лишь потом наш катер переправил нас в город. Пераст, разумеется, связан со страной не только водой, но и дорогами, серпантинами поднимающимися к перевалам, или идущими вдоль кромки берега залива. Наша прогулка была недолгой, но нам повезло: на первых же шагах мы познакомились с молодой русскоязычной женщиной, родом с Украины, которая, вместе со своим мужем (шведом) гостила у друзей. У молодых  ещё ничего нет, имеется лишь вид на жительство в Испании, но наша кратковременная знакомая буквально излучала радушие, оптимизм и радость бытия! Она по собственной инициативе провела с нами мини-беседу о Перасте, дав направление нашей экскурсии. И мы пошли... К сожалению, на колокольни храмов Маша поднималась одна, ибо я несколько приболел на левую ногу. Впрочем, на восточном побережье Адриатики столько культовых сооружений, что все за один визит не осмотришь, даже будучи абсолютно здоровым! Мы прогулялись по набережной, купили сувениры, попробовали местную малину, и пришли на пирс. Катер подобрал нас и доставил в Котор, - город, где отдал якоря наш круизный лайнер.  Хотя Котор в несколько раз больше Пераста, и церкви похожие, и прочие строения,  но не было того обаяния маленького городка с двумя живописными островками перед ним, скромным пирсом, и успокаивающей тишиной. Знать, верно говаривали дамочки моей молодости: «Не в размерах счастье!»


Рецензии
Миша, как ты хорошо написал! А история любви просто чудесная - защемило сердце.

Элла Крылова   08.12.2016 15:08     Заявить о нарушении
Спасибо!

История любви - ещё более чудесная, когда её излагает не старый пень, а молодая и симпатичная аборигенка. Вообще, славяне Адриатики - симпатичные и приятные в общении. Мне было хорошо там!

Михаил Резницкий   08.12.2016 21:20   Заявить о нарушении