Хочу быть любимой

1963-й год!   Конец мая!  Для выпускников – последние  школьные дни. Впереди  последний звонок,  экзамены и… прощай школа,   здравствуй новая ЖИЗНЬ! Здравствуй жизнь взрослая, неизвестная и манящая!  Здравствуй будущее!

Наш классный руководитель, Светлана Петровна,  человек  неординарный,  влюблённая в школу, в свою профессию, в своих учеников,  учитель от Бога,  которую мы все ОБОЖАЛИ, проводила последний в нашей жизни «классный час». 
Прежде чем его начать,  она задумчивым взглядом обвела наши лица, немного помолчала, тем самым заставив и нас замолчать, затихнуть  и ждать, когда она произнесёт первое слово.

«Ребята! Дорогие мои, ребята!
Вот и пришло то самое время, когда, к сожалению, нам с вами придётся расстаться – начала она – каждый из вас уйдёт в свою самостоятельную жизнь.
Сможем ли мы когда-нибудь вот так, в полном сегодняшнем составе, встретиться вновь?  Конечно, у нас обязательно будут встречи, но чтобы вот так… все вместе, как сегодня… случится ли такое?

Каждый из вас, в основном, уже определился со своей будущей дорогой, почти каждый из вас знает,  чего он хочет, но… не каждый из вас  поделился  с нами  своим выбором, своими мыслями о том, каким он видит своё будущее и чего он хочет в своей жизни добиться.

И сегодня мне хочется этот последний «классный час» провести  на тему:  «Что я хочу получить от жизни, кем и каким я хочу стать и быть?» 
Представляете, вот встретимся мы с вами лет через десять, и будем вспоминать эти ваши откровения и сопоставлять, что сбылось, а что не сбылось,  думаю,  это будет интересно.  Вы как, не возражаете?»

Естественно весь класс загалдел, зашумел, выкрикивая,  кто своё несогласие, кто согласие. Но в итоге, согласились все,  и Светлана Петровна своим грустным голосом произнесла: «Ну что начнём по порядку, с первой парты?»

Чего мы только не услышали тогда: кто-то  хочел стать врачом, а кто  - учителем, кто юристом, кто машинистом, инженером, строителем, воспитателем в детском саду…
 Это было так здорово: каждый не просто озвучивал  выбор своего будущего, а и рассказывал, почему он сделал именно такой и каким он видит себя, каким хочет стать.

Исповедь каждого встречалась  с разными эмоциями и возгласами: «Вот это да-а-а! Ух ты!  Ну ты даёшь!  Здорово!  Молоток!»,  где-то и аплодисменты проскакивали.  В  общем,  с шумом, со смехом, с возгласами, со всевозможными репликами мы постепенно знакомились с планами своих одноклассников , наблюдали за каждым, как и что они говорили, одобряли или не одобряли…
И вот дошла очередь до нашей Леночки Смирновой, тихой, спокойной , уравновешенной  и застенчивой  девочки. 
Леночка росточком  была маленькая, как «дюймовочка».  Её как-то все и воспринимали, как ребёнка, хотя очень считались с нею, как с отличницей.  Ленка была доброй, отзывчивой, всегда поможет с решением любой задачи, ответит на любой  вопрос, даст списать, объяснит и «разжуёт» каждому, кому что было непонятно.
Эдакая «палочка-выручалочка».

«Ну что, Леночка, а что ты нам скажешь?» - спросила Светлана Петровна.

Лена медленно поднялась и застыла в молчании.  Минуту, другую она стояла молча.  Шумевшие до этого ученики тоже затихли, уставившись  на Ленку.
«Ну, Лена, что  ты  молчишь?» - пыталась подбодрить её Светлана Петровна.
Лена молчала, тишина была и в классе.
И, вдруг, в полной тишине прозвучали Ленкины слова: «Я хочу быть ЛЮБИМОЙ!»  Класс молчал.
Учительница попыталась ей помочь: «Лен,  можно быть любимой учительницей, любимой актрисой, любимой подругой, любимой женой, любимой мамой…. Ты  договаривай».
«Я просто хочу быть ЛЮБИМОЙ и не важно кем по специальности, просто хочу быть  любимой  ВСЕГДА и ВСЕМИ!»

В классе стояла мёртвая тишина. До нашего сознания не доходили Ленкины слова.  Мы  не знали даже, как отреагировать на них.  Даже самые заядлые юмористы и насмешники прикусили свои языки. Мы сидели и просто молчали, уставившись на Ленку. Это была какая-то необычная тишина.

Прошли гОды.  Мы все кем-то стали, чего-то в жизни или добились или не добились, но во всяком случае ВСЕГДА  при встречах вспоминали тот «классный час», наши грандиозные планы и откровения, сопоставляли сбылось-не сбылось, шутили, юморили, смеялись, шумели.
И  всегда вспоминали мечту  нашей «дюймовочки»,  судьба которой нам была неизвестна – после школы она ни разу не появлялась на вечерах встреч выпускников. И почему-то, когда  мы вспоминали нашу Ленку, умолкали, наступала тишина и каждый из нас несколько минут, думаю, размышлял над теми её словами, примеряя их к себе, к своей жизни.

Нам так и  не известно, стала ли наша Леночка  ЛЮБИМОЙ ВСЕМИ и ВСЕГДА, чего, наверное, втайне хотели и все мы.
Странное было желание, необычное, неординарное, как и сама Леночка Смирнова.


Рецензии