Подборка на передаче Вечерние стихи от 26 10 2016

Лето на Севере

                А. Болгову



Лето северных островов,
Час блаженства природы нищей.
Этот край к чужакам суров,
Для своих здесь – и дом, и пища.

Дедов остров* хранит вода,
Что не только на вид студёна.
Тащит Сухона лес, суда.
Баржа тянется вдоль затона.

Здесь по солнцу идут часы.
Здесь текут в Заполярье реки.
Над разливом, испив росы,
Облака повернули «в греки».

Здесь затихла моя тоска.
Чья-то лодка плывёт к причалу…
И верней не найдёшь куска,
Лишь его заслужи сначала.

Разгрузи от леща баркас:
Рыбу в вёдра, и вымой днище.
Здесь народ на улов глазаст
И спокойной воды не ищет.

Здесь, на острове долгий день
Над рыбацкой избой курится,
А рукав подлинней надет
Не к тому, чтоб складней лениться.

Ветерок поутру кусач –
Стылый пасынок океана.
Горький привкус от неудач
Выдувается покаянно.

Был на Троицу звон густой,
А к Успению – звон печальный.
Здесь на Божий взяты постой
Скит да пу'стынька изначально.

Здесь мошкой именуют гнус,
Здесь не жалятся, но жалеют,
А ненужная роскошь – грусть
Лишь под утро кольнёт: болею…

Здесь морошки наешься впрок
И забудешь огни столицы.
Здесь привычней свистит юрок
Голоска городской синицы.

Лето северных островов
Отцветёт по-девичьи кратко,
Но запомнится как любовь,
Всё отдавшая без остатка…


*Дедов остров — хутор в Тотемском районе Вологодской области. Расположен на острове посередине реки Сухона. На нём находится заштатный мужской монастырь Троицкая Дедова пустынь.



Николаю Рубцову


                Прекрасно небо голубое!
                Прекрасен поезд голубой!
                Н. Рубцов


Бегут и бегут перелески,
Стемнело в вагонном окне.
Глядят семафоры-подвески:
Куда это вздумалось мне?..

Уютно звенит подстаканник,
Стучит под ногой колесо.
Я нынче счастливый изгнанник,
Избранник полей и лесов.

Зовёт меня рай комариный,
Угорье и храм над рекой
С проросшей на крыше осиной,
Щемящий вечерний покой...

Черёмуха манит в овраги,
В окошках горят огоньки.
Мне здешнего хлеба в сельмаге
Предложат из серой муки.

Напоят чайком и расспросят
В последней у речки избе:
- Надолго ль? а может, не гостем?..
Нашёл бы работу себе…

Хозяйскую скатерть разглажу
И тихо промолвлю в ответ,
Что рад бы, но с бытом не лажу,
И денег отстроиться нет.

Пора мне… Чуть стукнет калитка…
Дорога. Туман. Тишина.
А в небе свернулась улиткой
Над спящей деревней луна.



Родина моя, в часы печали...



Родина моя, в часы печали
Я гляжу, как плавно над рекой
Голубыми вётлами качает
Среднерусский девственный покой!

Спит река, объятая прохладой,
Видят рыбы сны на глубине.
В тяжкий час душевного разлада
Тишиной лечиться надо мне.

Над речным туманом, над осокой
Чуть дрожит рубцовская звезда,
Так поэта вечер одинокий
В слове  отразился  навсегда.

Отчего-то странно тянут душу
Огоньки знакомых деревень,
Здесь поют на майские «Катюшу»
И с гармонью бродят целый день.

А когда засвищут в ночь Победы
Пойменные асы соловьи,
На побывку с неба, до обедни,
Отпускают воинов к своим.

Мужики хлебнут из мятой кружки –
Поминать убитых – не впервой!
И всплакнут, как водится, старушки,
Затянув «Платочек голубой».

Вот и мне, стоящей у осоки
На мостках в желанной тишине,
На душе уже не одиноко,
Только страшно думать о войне...



Есть праздник в течение буден...


Есть праздник в течении буден,
В скольженье негромких минут,
Когда из небесных посудин
Шершавые дождики льют,

Когда деловито и просто
Всяк маленький в доме сверчок
Картузик повесит на гвоздик
И тоненький  снимет смычок.

Таится для сердца отрада
В порядке прожитого дня,
И смирное стойбище грядок
Под вечер отпустит меня,

Сосна головой покачает,
Приветливо глянет звезда...
Вот так бы и жить от начала
Для творчества, воли, труда!

Разведрило в небе глубоком,
И тень от калитки густа.
И рифмы шуршат в водостоке,
И светится кожа листа.

Под пение крошечных скрипок
Полночные строчки бегут,
А мир переменчив и зыбок,
И полон видений уют...



От века..

                Игорю Царёву


«От века поэтовы корки черствы»*,
Зато не бывают поэты мертвы,
Когда бы и пили мертвецки...
И то, что для Дании просто «слова...»,
В России – поэтова с плеч голова,
И кровь на страницах и «рецках»…
Поэт – это выход в гудящий портал,
Быть может, там ангел Господень летал,
А может, насвистывал демон…
Слова для поэта – что к небу ключи,
А может быть, небо стихами звучит
В мерцательном пульсе фонемы.
И всё, что на сердце наносит рубцы,
Что жизнь нанизала на наши венцы,
Вернётся энергией рифмы…
И пусть изречённая мысль не нова,
И тяжко подчас достаются слова,
В приливе толкая на рифы…
Сияет гвоздинными язвами твердь,
А шагом к бессмертью становится смерть,
И слава легонько стучится...
Как нитью, потомков прошила строка,
Сердца человеков связав на века
И высветив судьбы и лица…


*Марина Цветаева, «Чердачный дворец мой, дворцовый чердак!..»


11 ноября 2015 г.



Летом 16-го



Зной отпылал, и так прозрачен
Подсохший августовский сад.
Виднее  стали стены  дачи,
Окна решетчатый оклад,
Качели с узкою дорожкой,
Забор, смородины кусты,
Державный взгляд соседской кошки
С чердачной пыльной высоты,
Мои зачитанные книги,
Слегка продавленный диван...
Все тектонические сдвиги,
Экономический обман,
Теракты, войны, гарь бомбёжки
И чей-то пасмурный вердикт,
Что ветер нынешней делёжки
Раздует бурю впереди.
Угрозы тайной постоянство
В соседстве цифр календаря,
Столетней распри окаянство
Вокруг последнего царя.
Виднее плод в утробе века –
Иона в чреве у кита,
Вся беззащитность человека
На фоне Божьего креста.
Мои неловкие попытки
Найти в душе покой, уют...
Непрочные живые нитки,
Которыми надежды шьют.
Стеклярус призрачных иллюзий,
Стаккато бусин дождевых...
Весь этот летний ол инклюзив –
Миф для сегодняшних живых.
Кривые петли у калитки,
Неровность плитки у крыльца,
Немая музыка в избытке –
Шкаф партитурный у отца...
Неоценимость передышки,
Блаженства летнего волна –
Его недолгие излишки
Уже освоены сполна.
Ах, эта летняя приватность
Простого дачного житья!..
Неповторимость, невозвратность,
Незащищённость бытия.


10 августа 2016 г.


Рецензии
На звучание истинной поэзии не может не отозваться душа. Потрясающая подборка.
"Вся беззащитность человека на фоне божьего креста..", вся его хрупкость и сила,любовь к неброской,щемящей красоте родной земли,где поют "Катюшу" и "Синий платочек", где природа дарит "девственный среднерусский покой", и под "Рубцовской звездой" слагают стихи поэты, которые " не бывают мертвы".
Ольга, у Вас есть выход в"гудящий портал" поэзии.Вот только слово "рецки"как-то для меня не вписались в ткань стихотворения (но это моё субъективное восприятие,простите)
Спасибо,дорогая Ольга,за Ваши стихи.
Всего самого доброго!
С теплом сердца.

Людмила Баневич Гаврилюк   28.06.2019 19:30     Заявить о нарушении
Дорогая Людмила!
Такое понимание встретишь не часто, и оттого оно особенно ценно. Это подарок поэтической судьбы, на самом деле... Я очень рада, что подборка пришлась Вам по душе.
А насчёт жестковатых сленговых «рецек», царапнувших Ваше ухо, я ведь соглашусь с Вами. Не моя это лексика. Почему «рецки»? Так, производным от «рецензия» усечённым словом называются короткие послания, которые мы пишем друг другу на сайтах. Ведь не секрет, что и на сайтах можно совершенно затравить человека... И рецензиями в прессе – можно. Вот они объединены здесь таким образом: рецензия и «рецка». Но рифма «рецки _ мертвецки» попросилась в текст не совсем случайно. Мне кажется, она навеяна поэзией Игоря Царёва (его системой рифмования), в день рождения которого и свалился мне на голову этот текст...

Я Вам очень рада и очень благодарна, Людочка!
Прошу прощения, что не сразу ответила. Цейтнот мне не дал бы возможности поблагодарить так, как мне этого хотелось.
Удачи Вам во всём!
Ваша Ольга.

Ольга Флярковская   01.07.2019 23:35   Заявить о нарушении
Дорогая Ольга,спасибо,что внесли ясность насчёт "рецек". Мне понравилось Ваше "свалился на голову"(текст),это из природы творчества - у меня тоже так бывает.
Спасибо,Оля,за пожелания, и Вам - всего самого доброго и радостного!
До встречи.

Людмила Баневич Гаврилюк   02.07.2019 06:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.