Суета и прочая дефекация

..Мы вернулись радостные, шумные и румяные с ночного мороза улицы. Ввалившись, точнее, еле протиснувшись втроем в обшарпанный дверной проем коммуналки, я, Беня и Велик тут же припали на колени у табурета, где торжественно стоял «загорелый водник». Велик, чуть помедлив, нашарил в кармане нашу добычу - пак шалы, поднес ее к носу, вдохнул, будто сомелье на дегустации, и положил «на общак».
Дом Велика( кстати, на самом деле он - Саня), катастрофически компактен – все вместе не больше десяти квадратных метров, на которых умещались комод, раздвижной диван на полтора, прикроватная тумба и табурет, тот самый, вокруг которого мы сгрудились, шурша толстыми рукавами дутых пуховиков. Было тесно и всем нам вмиг сделалось жарко.
- ****ь, жарко – констатировал Беня, разматывая пышный, шарф.
- Ты, блять, где взял это? – поинтересовался Велик, и с ухмылкой растянул в руках красно-белое шерстяное полотно, - у бабушки ****анул что ли?- нихуя себе, да это же целый, блять, плед ! – не унимался Велик, растягивая вязку шарфа до ширины своих, надо отметить, не маленьких, плеч.
Беня злобно сжал губы, нервно сыграв желваками, и ринулся за краем своего, еще не снятого с шеи, шарфа, с криком «Отдай, отдай сюда, сука!».
Сцена вокруг шарфа была сумбурной и невнятной, короче, водник упал, - эти двое опрокинули ведро мутной, вонючей воды прямо всем нам на ноги, промочив кроссовки, джинсы, шалу и левый край драгоценного красно-белого шерстяного шарфа.
…опять Беня до белизны сжал губы, печально глядя на пустое розовое ведро, лежащее на боку у дивана, Вдруг резко и четко, как дознаватель, он задал вопрос: «Саня, скажи честно, ты хоть раз туда ссал?»
Тот невнятно пожал плечами, ничего не ответив, и без того было ясно, что это так. Время словно остановилось, пока все мы молча глядели как две сиги, розовый резиновый тапок и пак шалы плывут под комод, при том их никто не спешил спасать. Их уже не спасти, это понимал каждый. Мы с Беней, не говоря ни слова, тяжело вздохнули по очереди.
Потом все мы еще долго молчали. Велик, с виноватым видом, вышел коридор, вернувшись со шваброй на длинной деревянной палке, он, стараясь отвести взгляд, принялся собирать разлитую по полу воду.
- Ну вы, это, сядьте на диван, я тут вытеру, а то еще соседи снизу придут…
- И чо? – обиженно огрызнулся Беня, но на диван сел...
Все смирились, хули поделаешь... Но разговор как –то не клеился и я тоже, вроде как, растерялась, однако когда Велик нашел почти целую пачку "Винстона" у себя в кармане олимпоса, - вечер, вроде как оживился. Мы начали разгонять, - кто откуда, и чего там есть интересного….
…сигареты улетали одна за одной… с шумом выдохнув дым, Велик замолчал и сделал вращательный жест рукой, о том, что мол ему нужно сформулировать мысль, потом он опустил подбородок и продолжил уже вообще не о тех гигантских южных насекомых и природных аномалиях краснодарского края и казахстана…
- а ты не замечала, что вот перед каждой муткой, ну, типа когда мутиться собираешься, ну,эээ, всегда хочется срать? – он поднял глаза и посмотрел на меня так вопросительно, как только это вообще возможно, продолжив значительно ниже, почти заговорщически, - потому что если посрал, то дело - верное, а вот если нет, то есть повод усомниться…
- если нет, - перебила я Саню на одном дыхании, - то и вообще из комнаты выходить не стоит, стопудово…
Короче мы болтали обо всем,…
Между тем, небо, уже утреннее, сперва вобрало черничной синевы, а затем стало и вовсе каким-то клеенчато-молочным. В маленькой комнате было безбожно накурено. Позже Беня проводил меня до дома. Я кинула джинсы в стирку и легла спать. Мне снились такие хорошие сны…


Рецензии