Оберег

расскажи обо мне Богу.
ты же видел моё детство.
это па-
мять
в открытом слоге,
это па-
губное наследство.

год двадцатый. картина закончена. (?)

мой сутулый район рабочий,
заводской, лёгкий воздух нулёвки
под ребёнка - стык в стык - заточенный.
помню храм - пять минут от отчего.
в том на каждый балкон - верёвка.
и на каждую кухню, впрочем.

про счастливых детей я слышала
(их ваяет небесный зодчий.)
а у нас протекает крыша
и зелёный сырой потолочек -
тут в горошек, а там - в трещинку,
а вот здесь - прям в затрещину целую!

вот подарят когда-то мн; щенка...
можно девочку. лучше белую!
...нет, не дарят. "у нас есть ты."

мамин вой - папин рёв - всхлипы, стоны.
я наследую вас до последней черты -

и во двор.
моя кличка - Алёна.

я гоняю - на велике и пацана,
его тоже зовут Олегом.

нацарапав в анкете "Алегавна",
я ношусь с ней, как с оберегом.

я влюбляюсь. мне пять. но Олегу плевать.
он танцует со мной за игры.
то есть, я ему - комп, он же любит играть -
я ещё не умею заигрывать.

на асфальте, на лужах блестел бензин,
папа слушал "Свинью на радуге".

мне уже целых семь, я бреду в магазин,
покупаю коньяк. для снадобья.

папа вечером будет готовый совсем,
и на кухне он скажет маме:
"у меня в голове, Вита, дома не все,
во мне чёрт, Вита, чёрт, с рогами"

поутру, на запойной заре в небеси
всё застелено слёзным туманом.
эй, Алёна, пойди отмени такси!
твой папаша уже пьяный

вот вдвоём - мы - в дк на концерт ддт,
я сижу на плечах и с биноклем

вот хохочет на полке пузатый Хотэй
пока я распускаю сопли

ну пускай я не вижу дворцов и хором,
не принцесса в опочивальне -
ты приходишь домой, рубишь дверь топором
эта дверь - в нашу с мамой спальню

ну пускай я на лестничной клетке смотрю,
как бросаешь вдогонку обувь
я за мамой, а мама - искать приют
у своей.

....сколько ты там пробыл
сам. один. никого. в бою
с охмелевшей квартирной утробой
сколько лет потолки гниют
стать готовятся крышкой...

злобы,
папа, нет, папа, нет, пожалуйста,
я приеду к тебе на неделю.
ночь бессонная, кухня, жалуйся,
будем слушать и петь "метель" и
не сидеть буду - просто плакать
на плече, на татуировке
мне уже не нужна собака!
ты же ходишь по самой кромке

я нашла в тебе человека,
друга, брата, любимого мужа,
я молчу: "не ходи в аптеку,
это - ужас, но мне - ты - нужен!"

малахольные разговоры.
смотрим в оба меланхолично.

отделения, коридоры.
я рассказываю о личном,
день и ночь: "я влюбилась - больно."
"дочь, мы сами себе враги, и
не тоскуй."
до чего спокойно
у тебя в нейрохирургии...

мы ничем ещё не рискуем,
говоря о пустом и мало.
просыпаюсь от поцелуя
под заправленным одеялом.

телепатия у телефона.
я пою. ты играешь. если
"приезжай погостить, Алёна" -
то домой. дома все, на месте.

и на кухне висит досточка.
только дыры от пуль в доске.

"мне так плохо. алло. доченька." -
я сидела в порту, на реке.

"может быть, у меня депрессия?
я на этой неделе, зайка,
спас троих. всё - исполнил миссию.

у меня под руками месиво.
безвозвратное, без ремиссии.
я не знаю, кто водит скальпелем...

Бога у нейрохирурга
не было, нет и не может...
но как объяснить - тургор,
вылезу вон из кожи,
сутки на стол выложу...
вытяну всё, что мог.
а он всё равно не выживет.
в этом Бог?!
или другой - ****ец
после таких ножевых.
думаешь, что мертвец -
он остаётся в живых.

это мой ад, мой суд и мой первый камень.
ночь бесноватая, ночь бессонная - режь.
я - не спасу - Кто-то водит моими руками.
как заполнять эту тварь, бездонную брешь?"

брешь заливает чёрным.
спиртом и единочеством.
чёрта ли я в тебе помню,
носящая это отчество?!
...
тихо. день третий. застит
свет полуденный морок.
"просто мне плохо" - насмерть.
колокол. звоны скорой.
...

меня с детства учили трагедии,
раздирающей душу драме.
не пропьёшь родовое наследие:
больно - папе, и больно - маме.
про счастливых детей я знаю.
я - несчастно счастливая дочь.
меня в детстве учили: сквозная -
да, чудовищно, да, всё в клочья, -
нет, меня не учили радости,
не учили, как стать счастливой.
но я видела тех, кто дна достиг,
и как невыносимо красива
эта жизнь. ты один - болен, волен -
можно светом весь свет обвить.
я училась их свету и боли.

там меня научили Любви.
...
и прости - выпей рюмку яда
и прими за меня наркоты,
если вдруг - вдруг -
окажется рядом
со мной кто-то -
такой же, как ты.
...
помню храм - пять минут от отчего.
помню двор. от тебя несёт...

ты просил - чтоб когда закончится...
я поставила "это всё".

помню Бога в тебе,
помню трупный смрад,
помню боль, когда после звал к себе.

но всегда - невозможно светлый, бесконечно печальный взгляд,
когда ты улыбался.

это имя как оберег.

расскажи мне о Боге,
Олег.

расскажи обо мне Богу.

ты же слышишь, к какому слогу
пролегал монолог между нами.

это па-
па-

память.


Рецензии