Тягостные вопросы и дерзостные ответы

                               Есть только Ты,  всё прочее излишне.
                                                 (Иеромонах Роман /Матюшин/) 
 
 
 
 
  —  Кто выбрал раз и навсегда дорогу,
  безповоротно встав в Господню рать,
  ужель, всецело повинуясь Богу,
  сам ничего не сможет выбирать?
  (А коль свободу действий хоть немного
  проявит  —  Бог отнимет благодать?)
  
  Неужто лишь одним путём всегда,
  Что Свыше однозначно дан заране,
  Он будет как комета, как звезда,
  Идти и действовать, как по программе,
  
  И чуять лишь внутри души своей
  Раскрепощённость, лёгкость и блаженство?
  И если Бог велит, любую жертву
  Принесть сумеет (хоть убить детей!)
  И всё свершит, вплоть до любого зверства?!
  
  
  —  У Господа  —  лишь так, никак иначе!
  Придя к Нему  —  иди, как Он назначил,
  Не смей решить иль выбрать что-то сам  — 
  Он всё решает!  А твоя задача  — 
  во всём повиноваться Небесам.
  
  И даже если Бог даст повеленье
  зарезать сына, маму и себя  — 
  ты должен всё исполнить, с убежденьем,
  что повелел Он это, вас любя!
  
  Он воскресить всех вас обратно может,
  воздвигнуть новых может из камней!
  Коль Он велит  —  бери немедля ножик
  и повеленье исполняй скорей!
  
  В душе  —  люби и Господа, и ближних,
  а делай то, на что приказ был дан!..
  "Есть только Он, всё прочее излишне"  — 
  так пишет иеромонах Роман...
  
  А за невыполнение приказа,
  за неповиновенье Небесам
  ты будешь предан самой страшной казни,
  какой конкретно  —  знаешь ты и сам.
  
  Поэтому  —  смирись перед Всевышним!
  Плевать, что жутко, что душа болит:
  есть только Он, всё прочее  —  излишне!
  Добро есть только то, что Он велит!
  
  Все наши нормы перед Ним  —  ничто есть,
  все чувства, что возникли на Земле:
  Он выше, чем вся нравственность и совесть,
  чем все понятья о Добре и Зле!
  
  Ему не скажешь: "Что же Ты наделал?!"
  Не скажешь: "Ах, Ты так!" иль "Не замай!"  — 
  нет для Него запретов и пределов,
  переступить Он вправе всякий край!
  
  Он  —  Царь,  Он полновластен абсолютно,
  Он Сам есть Абсолютный Абсолют!..
  
  
  —  Нет, лучше, сидя в комнате уютной,
  я помолчу, пока меня не бьют.
  
  ...А впрочем  —  пусть побьют сильней чем били!
  Пишу ничтожной, немощной рукой:
  "Нельзя, о люди, поклоняться силе  — 
  ни плОтской, ни духовной  —  никакой!"
  
  В сознании и в разуме глаголю,
  и ныне как присягу изреку:
  Не поклонюсь всевластью, всеконтролю!
  Не поклонюсь большому кулаку!
  
  Всеведение, всепроникновенье,
  познанье тайн, скрываемых хитро,  — 
  не есть предмет любви и поклоненья!
  Ум, сила, власть  —  не святость, не добро!
  
  О викинги, варяги-скандинавы!
  Смешав понятья "вещий" и "святой"     *
  вы в чём-то главном глубоко неправы:
  вы разлучили святость с добротой!
  
  Хоть вас к себе мы княжить пригласили,
  у нас понятья искони не те:
  наш, русский Бог  —  Он в правде, а не в силе,
  а правда наша  —  только в доброте!
  
  Величием чудес  —  любовь не вызвать,
  хоть скифов поднимай из их гробов!
  Могуществу, профессионализму  — 
  овации, восторг, но не любовь!
  
  
  —  Так что ж тогда тебе любимо, свято,
  трон Божества кем ты заполнишь свой?
  
  
  —  А вы услышьте, как визжат щенята,
  на молодой траве резвясь весной!
  
  О, этот визг  —  ни рыка в нём, ни лая!  — 
  в нём радость жизни через край полна!
  И лишь одно в нём, лишь одно желанье  — 
  чтоб и у всех всегда была она!
  
  Ни лжи в нём, ни притворства, ни юродства  — 
  лишь искренность, природы торжество!
  И всякий раз, когда он раздаётся  — 
  я жизнь благословляю за него!
  
  Щенята, вы благословенны ныне,
  в теченье этих золотых минут,
  пусть даже вы в грядущем  —  псы цепные,
  что по команде в клочья всех порвут!
  
  Благословен и свят младенец каждый,
  прекрасен он и свят он целиком!
  Пока не вырос, крови он не жаждет,
  питаясь материнским молоком.
  
  Доколе он готов, не разбирая,
  весь род людской ручонками обнять  — 
  он обитатель и владыка рая,
  и от него исходит благодать!
  
  И пусть он глуп, пусть он наивен слишком,
  пусть мiр его прекрасный ждёт обвал  — 
  он всех святее  —  песенный мальчишка,
  что солнце на листке нарисовал,
  
  и, всех любя, без всякой мысли задней,
  он написал, того не зная сам,
  молитву духа всех живых созданий
  и заповедь Земле и Небесам!
  
  
  <i>...Против беды,
  против войны
  встанем за наших мальчишек!
  Солнце  —  навек!
  Счастье  —  навек!
  Так повелел Человек! </i> 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   *  Древнескандинавское hoeleg / hoelga (в прошлом также и английское holy ) имело два значения: "святой / святая" и "вещий / вещая" (т.е. обладающий/-щая какими-либо чудесными силами, великими сверхъестественными способностями).    Кстати, от этого варяжского прилагательного-существительного произошли имена Олег и Ольга  (*так что сочетание "вещий Олег"  —  это, по сути, тавтология, "масло масляное"  :)) *)   
 
 
 


Рецензии