Двор Евы

Двор Евы
       «Во дворе библиотеки им. Евы Симонайтите
       в Клайпеде открыт памятник забытым литовским словам».
                                Йозас Шикшнялис.
Только звук.
    Только шорох листвы,
немота двора,
    бытия разорванный круг,
эхо тяжких шагов,
     глухота, нагота, детвора,
бесправность забытых слов.

Прусская Ева -
    первый шаг
из библейского плена
    прямо в пену
клайпедской сирени,
    Дева с берега Дане,
где есть искушенье,
    есть и изгнанье,
        но есть и прощенье
 после забвенья.

Ещё шаг по двору
 и детские сны:
шипенье ужа,
стук о лодку весла,
  треск упавшей сосны,
мягкие крылья совы.
  Из темноты забытья
проступают слова,
  когда немота
сковала уста – говорят леса
  твоим голосом, Йозас.

Я протягиваю руку
    и чувствую пожатие
твоей потерянной
    правой ладони -
война, как реальность
    языкового сжатия
         и фантомной боли.
Но долгое эхо
    утраченных слов,
позабытых на дне
    прошедшего века,
будет жить во дворе,
    и клайпедская Ева,
прощаясь, мне скажет:
    «Скоро утро,
лабас ритас, сынок».


Рецензии