Константину Гурееву. Вечерний шансон. Катя

Она была не особенной,
Но что то в ней было.
И закрутило нас с ней,
Злою осенью стылой.
Да так закрутило,
Что не развяжешь,
А внешне о ней,
Ни чего и не скажешь.
Носик курносый,
Глаза голубые,
Под челкой веснушки,
Слова озорные,
Жила на опушке,
Где петляет дорога,
Как под ладошкой
У доброго Бога.
Пекли с ней картошку,
Весной на закате,
Сок березовый пили
В старенькой хате.
Я теперь под конвоем
И стволом автомата,
Где моя воля,
Где моя Катя?
Столыпинский вздрогнет,
Лязгнут затворы,
Озверевший канвой,
Войдет в коридоры.
Спец этапом пойдет,
Эшелон замирая,
Где ты родная ,
Я уже не узнаю.
Я по тонкому льду,
Уйду от погони,
Не поймают меня
И никто не догонит,
Не поймают меня,
Я под стражей не буду,
Но такую как ты я уже не забуду!


Рецензии