Поэма Рабии

Рассвет в пустыне, вереницей караван.
Тоска моя, тобою я томим и пьян.
Внутри меня цветет эдемский сад.
Мне нет прельщения, мирским дарам не рад.

Я видел тщетность, видимость утех!
За словом - слово, за искуплением - грех.
Я плакал! О животворящий океан!
Избавь меня от мук моих и ран!

В богатстве не сыскать блаженства мне.
В обрядах спящих не гореть в огне.
В обьятиях мужей не нахожу покой,
Когда я разлучен с самим собой.

Перед возлюбленными голову склонял,
Не зная, что в руках у них: цветок или кинжал.
Я был покорным, сердцем им служил,
Не зная, что тобой, душа моя, я жил!

Мне открывалось таинство любви,
Как кружево сплетались мои дни.
Я шел на зов безмерной глубины.
Мне голоса Любимой были в них слышны!

От слов Арифа я от радости рыдал!
Я знал о смысле, об истоке всех начал!
Я вспоминал себя, Шираз и Исфахан.
Все жизни в тысячах далеких стран.

Моя Любовь - мой столб и мой Иман.
Мне путь влюбленного был наречен и дан.
И льются суры, что вложил в тетрадь.
Мне голосом Аллаха предначертано звучать.

Я сам себя терзал, пытаясь Аль-Хади найти.
В писаниях, в мечетях к самому себе прийти.
Где нет дорог - цветение основ!
В мгновении - вечная, незримая любовь!

И мой удел - все чаяния распять.
Божественное в каждом наблюдать!
Меня учил почтеннейший Муршид:
Забывший про себя, всю красоту узрит!

Сам танцем был, танцующим себя.
Счастливым от того, что я живу любя.
В глазах читал вселенной образа,
В земном покрове открывая небеса.

Мне чашу наполняли, подносили яд.
"Ты недостойный, ты бесчестный," - говорят!
Незрячему не рассказать о чудесах.
О том, что есть у каждого живой родник в сердцах!

Так год за годом скоротечно проходил.
Я оставлял себя, гордыню укротил.
И тот кто порицал, бранил, ругал,
Тому воздал я множество похвал!

Всему Хвала, а мне при жизни смерть.
Где нет меня, Возлюбленной там петь!
И холоден, суров бывает ее Лик,
Но нищетой теперь ты стал велик!

В высотах вновь чарующий закат.
И только ясный ум, он внемлет Шариат.
В руках невежд писания не в прок.
Лишь любящий поймет, о чем сказал Пророк!

Закон без сердца, без любви закон,
Он изначально будет обречен.
Ты каждый миг всему поклон раздал.
Но не поймут, кто вечности не знал.

Не поклоняешься себе, своим страстям.
Мулла и грешник для тебя Он сам!
Ты, нищий дервиш, от тщеты далек,
Всю бахрому с души своей совлек.

Твоя молитва - бессловесная любовь.
Ты видишь сквозь чадру, то что дороже слов.
И даже, если будешь еретик,
Ты сущность необъятного постиг!

На разных языках ты свои песни пел.
Творца ты восхвалял, во всех вещах узрел!
И чарку боли испивал до дна.
Она тебе совсем уж не страшна.

И нет страшнее кары для меня!
Остаться без души, забыть себя.
Себя того, кто в глубине сокрыт.
А в остальном не важен ни укор, ни стыд.

Слова все тленны, тленны миражи.
Кроме одной единственной души.
И если люди не от сердца говорят.
То тотчас попадают в ад!

Священной книгой будут тут стращать!
И муки огненные обещать.
Не правоверный я! Я - раб любви.
Я не судья и не учитель вам рабы.

Спасение ищите, играя с Богом в торг.
Не для него вы исполняете свой долг.
Страдания боятся все Ханжи.
Что ад, что рай - две части у души.

За вольнодумие кто хочет уличить.
Тому от нафса тяжко в мире жить.
Мудрейший, кто раздал сундук ума.
В безмолвном знании сияет здесь Она!

Одна любовь - святой завет.
В ней ты находишь истинный ответ!
Вся тайна бытия проста:
Уста твои и есть его уста!

Суфийский путь - не значит отдавать!
А всей душой Возлюбленного стать.
Так говорил великий Ибрахим,
Свою судьбу соединивший с ним!

Я сам когда-то был у горести в плену.
Я разделял, я проводил черту
Между землей и небом, между добром и злом.
Скитаясь по барханам, я искал свой дом.

Он был со мной, всегда не разделим.
Мой дух, он вечен, непоколебим.
Немой молчит, услада тишины.
Та тишина, развеет твои сны.

Там звук Всевышнего - Безмолвный глас.
Разрушит рамки, все границы нас.
В небытие расстаят все сердца.
Вся бренность жизни той, что нет конца.

Как дивно льется истины вино!
Тут нет других, они и ты - Одно!
Венец любви с самим собой.
И я не мог остаться только мной.

Исчезнув сам, остался только трон.
Того, кто в каждом утвержден.
И этот блеск, что не увидит глаз.
Во всем я здесь, я был еще до вас.

Я спрятан в теле, в покрове тайный свет.
В самом дыхании - Взирающего нет!
Я есть везде, везде здесь мой Михраб.
Я мудрый суфий, искуситель и безвольный раб.

Моя мелодия - бескрайняя стезя.
Я есть восход, вечерняя заря.
И без меня нет ничего в миру.
Вершитель судеб, сотворяющий игру.

С начала века и до нынешнего дня
Я мироздание творю, любя!
Руми, Хайям и Ибн-аль-Араби -
Во всех Я! В нежных строках Рабии.

Как корень и бутон в любви слились
В единый храм, где сотни звезд зажглись.
Ты это Я! Я это Ты!
Явление духовной чистоты.

Ночь приближается, ее безликий стан.
Я любящему сердцу неизбежно дан.
И эта музыка, звучащая в горах.
И скажет Рабия: Subhanallah!

Christina Neimark. Май 2017


Рецензии
очень ВПЕЧАТЛИЛО. ( хотя я другой веры ).
Чувствуется Дыхание Бога.
Вы проделали большой труд. И внутренний, и поэтический.
Спасибо.

Лидия Фугалевич   17.05.2017 20:48     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.