Сказки Гунхабы. Сказка

               

                I               

       Давным-давно, тысячу лет назад, а может и более, в далёкой стране за Северным
морем стоял  великий  город  Гунхаба, который был настолько велик, что скачи по его
улицам весь день, и всё равно до края не доскачешь.

       Покровительницей города была богиня-змея Алфинифа, олицетворявшая мудрость и
жившая на Священной горе Сульма.

       Правил в этом городе  великий  реф  Юрхуз. Жителей там было такое множество,
что и сосчитать нельзя. Дома у горожан были всё сплошь из камня, у купцов – в несколько
этажей, у вельмож и того более, а  у самого правителя дворец был, как гора.

       В городе процветали науки и ремёсла. Строители возводили такие здания, каких не
было нигде на свете.

       Художники писали такие прекрасные картины, что со всех концов земли съезжались
люди полюбоваться на них.

       Ткачи создавали великолепные ткани и продавали их повсеместно.

       Золотых дел мастера удивляли своими невиданными украшениями, золотой и
серебряной посудой, драгоценным оружием.
 
       Реф Юрхуз всячески поощрял науки, ремёсла и искусство. Учёные, ремесленники и
художники были освобождены от уплаты налогов. Также процветали торговля, земледелие и
военное дело.

       У рефа было две жены, самые прекрасные на всем свете. Они родили ему по два сына.

       У рефа был родной брат, которого он очень любил и которому безмерно
доверял. У рефа была власть, данная ему по закону наследования.

       И он был также правителем самого лучшего города из всех. Проще говоря, реф
Юрхуз считал себя самым счастливым человеком, потому что у него было всё, о

чём только можно мечтать.
 
       Но однажды произошли некоторые события, после которых реф перестал считать
себя самым счастливым человеком на свете. А было вот что.

       Как-то реф гулял среди цветущих яблонь и увидел, что один из его
садовников подбил птицу, которая клевала ягоды в его саду.

 - Не убивай эту птицу, а посади в клетку и ухаживай за ней, пока она не
окрепнет, - приказал Юрхуз садовнику.

       Садовник так и сделал, а клетку с птицей поставил в одном из залов дворца.
 Вскоре птица окрепла и стала петь рефу песни.

       На рассвете одного обычного дня Юрхуз сидел в большом зале около клетки с
пойманной птицей. Он смотрел в окно на площадь перед дворцом.

       Вдруг в зале засветилось, затрепетало столь яркое сияние, что реф даже
зажмурился. Он услышал голос:

 – Не страшись меня, великий реф Юрхуз! Я – крылатая волшебница  Хабаш. Благодарю
тебя за то, что ты спас мне жизнь, когда я была маленькой птичкой. За это я дам
тебе всё, что ты пожелаешь, проси!

       Реф поклонился волшебнице и сказал:
 - Очень рад был помочь тебе, волшебница Хабаш! Но только мне ничего не нужно, у
меня всё есть!

 - Не спеши отказываться, великий реф! Подумай хорошенько! Я могу превратить
тебя в птицу, и ты полетишь за море, чтобы посмотреть, как там живут люди! – Предложила Хабаш.

 - Благодарю, волшебница Хабаш! Но я боюсь высоты, - ответил реф.

 - Я могу превратить тебя в рыбу. Ты поплывешь и увидишь чудеса подводного мира,
- сказала волшебница.

 - Благодарю тебя, но я боюсь воды, - ответил реф.

 - Я могу превратить тебя в змею. Ты отправишься в тёмные пещеры и увидишь там
всевозможные сокровища земли, навеки скрытые от глаз людских, - сказала
волшебница.

 - Благодарю тебя, но я боюсь темноты, - ответил реф.

 - Неужели нет у тебя ни одного желания? – Спросила Хабаш.

       Реф улыбнулся, покачал головой  и сказал:
 - Впрочем, есть у меня одно желание. Я хочу узнать все тайны людей, по какой-
либо причине скрытые от меня.

 - Хорошо, великий реф! Но хочу предупредить тебя. Знать чужие тайны бывает
очень опасно. Ты можешь пожалеть о своём желании и сильно разочароваться!

       Но Юрхуз не желал её более слушать. Тогда Хабаш дала рефу серебряное
пёрышко из своего хвоста и сказала:

 - Возьми перо, взмахни им и скажи: «Именем волшебницы Хабаш приказываю тебе
показать мне то-то и то-то», и ты увидишь всё, что пожелаешь!

       И волшебница улетела. Юрхуз, поспешил сделать так, как сказала ему Хабаш.
Во-первых, он решил негласно заглянуть к своему брату Мираю. Вот потом будет
смеху, когда он расскажет брату, что тот делал и о чём говорил.

       Реф взял перо, взмахнул им и сказал все слова,  которые требовались. Перед
ним показалась комната Мирая. Там сидели и стояли несколько человек. Юрхуз знал
их всех, как преданных ему людей.

 - Пора что-то предпринимать, - говорил Мирай, - клинки заржавели, стрелы
затупились, а кожа на барабанах треснула. Как же я ненавижу этого глупого
павлина, вырядившегося в яркие шелка!

      Реф подумал: «О ком мой брат говорит? Кто его так обидел и чем?»

      Мирай продолжал: - Вот если бы я был рефом, всё было бы по-другому! Каждый
день - охота, каждый месяц – война! Чтобы устранить Юрхуза, необходимо подослать
к нему наёмного убийцу! Если не получится, то выступить против братца в открытую!
Он слишком труслив, чтобы оказать сопротивление!

      Словно кинжал вонзили рефу в сердце, и он закричал: - Брат мой! Брат мой!
Нет у меня больше брата!

      Через некоторое время реф пришёл в себя и подумал: «Меня ненавидит мой
единственный брат, но меня любят мои жёны и дети».

      Юрхуз снова взял птичье перо, взмахнул им и сказал нужные слова. Перед ним
показался фонтан, а возле него жёны рефа – старшая Джалла и младшая Вивичен.
Джалла была невысокая, черноволосая, пышнотелая. Вивичен, напротив, была тонка,
стройна и белокура.

 - И что же? Ты не любишь нашего драгоценного супруга? – Спросила младшая жена
старшую.

 - А за что мне его любить? Он такой противный, толстый, ест чеснок. Бр-р-р-р!

 - Да я и сама его не очень-то люблю, - сказала младшая, - мне больше нравится
вон тот красивый садовник.

      Старшая ответила: - А я люблю визиря.  Как он меня обнимает и целует…

      Вивичен ехидно заметила: - Недаром оба твоих сына похожи на визиря!

 - А твои сыновья похожи на садовника! – Огрызнулась Джалла.

 - Что же делать, если наш господин бесплоден и вял? – Произнесла младшая из жён.

 - Пусть наш повелитель думает, что это его сыновья. Никто и не собирается его в
этом разубеждать, – сказала старшая жена, и они обе засмеялись.

       Реф Юрхуз не мог больше слышать этого.

 - О, прекрасная Джалла! О, нежная  Вивичен! О, мои сыновья! – Закричал он.

       Немного погодя Юрхуз пришёл в себя и подумал: «Нет у меня больше ни жён,
ни детей. Но есть огромный, прекрасный город Гунхаба и я являюсь правителем этого
города».

       Реф снова взял пёрышко, взмахнул им и сказал нужные слова. Перед ним, как
в зеркальной глади, отразились городские стены в дыму и огне, плачущие люди,
смерть и кровь. Юрхуз от ужаса выронил  пёрышко. Оно застонало, как человек.

 - Что это? – Спросил Юрхуз.

 - Небывалая доселе, страшная  война, в огне которой погибнет весь город и все
люди в городе, - был ответ.

 - За что такое наказание этому городу? – Спросил Юрхуз.

 - За грех, - ответило птичье перо.

 - За какой грех?  –  Снова спросил Юрхуз.

      В ответ пёрышко показало рефу далёкие времена, когда он был ещё младенцем.
Кормилица гуляла с маленьким Юрхузом и недоглядела за ним.

      Некие злоумышленники похитили наследника и убежали с ним. Боясь тяжкого
наказания за свой  недосмотр, нянька украла  ребёнка у бродячего фокусника и его
жены, и подложила младенца в люльку наследника. 

      Поскольку родная мать Юрхуза умерла от родов, а отец полностью доверял
кормилице, то подмена прошла незамеченной. Маленький мальчик вырос и стал рефом,
а настоящий наследник сгинул неизвестно куда.

 - О, боги! Нет у меня теперь ни города, ни власти, ни имени! – Закричал Юрхуз.
 
      Внезапно поднялся сильный ветер, вырвал из рук рефа перо и унёс. И понял
бывший великий реф Гунхабы, что он самый несчастный человек на всём свете.

      Горько заплакал тогда Юрхуз и спросил: - Что же мне делать?
      Но никто не ответил ему.


                II

      Всю ночь думал Юрхуз, а утром приказал похоронить себя живым в пустыне.
Среди песков наскоро соорудили усыпальницу, опустили  в неё Юрхуза и замуровали.

      В полной темноте лежал человек, ни о чём не думая и ничего не желая, только
 одного – поскорее умереть, потому что незачем жить человеку, у которого ничего
нет, и которого никто не любит.

      Полных три дня так пролежал бывший великий реф. Вскоре он услышал
непонятный шум, доносящийся снаружи. Это было ни что иное, как стук кирки о камень.

      Кто-то вспомнил о нём и хочет раскопать, чтобы вернуть его к жизни. Так
думал бывший велbкий реф. Через недолгое время упали последние камни, давая
доступ свету, и Юрхуз услышал два голоса:

 - Мы возьмём самое ценное, а само тело не тронем.

 - Да, - ответил другой голос, - потому что, если мы тронем тело, нас за это
накажут боги.

      Юрхуз понял, что его усыпальницу раскопали обыкновенные грабители. «Нужно
обмануть их, чтобы они не убили меня», - подумал Юрхуз и притворился мёртвым.

      Грабители расширили лаз и пробрались внутрь, освещая  всё вокруг себя факелом.

 - Какой бедный был покойник, - говорил один из грабителей, - Кроме горшков с
кашей, да корыта с водой, ничего в захоронении нет!

 - Должно быть, какой-нибудь рефский слуга, - ответил другой.

 - А где же тогда похоронен сам реф? Не иначе, как в Городе, Засыпанном Песком! –
Сказал первый из грабителей.

 - Почему ты так думаешь? – Спросил второй.

 - Да потому, что другая похоронная процессия пошла в Город, Засыпанный Песком.
Я сам видел. Если здесь нет рефа и его сокровищ, то уж там они должны быть
непременно!

 - Тогда чего же мы медлим? – Закричал второй, - бежим скорее, пока кто-нибудь
другой не раскопал ту усыпальницу!

       Когда расхитители гробниц ушли, Юрхуз выбрался на поверхность вслед за ними.

      «Кто же умер и отчего?», - вот какая мысль волновала бывшего рефа, потому
что усыпальницу в Городе, Засыпанном Песком, он строил для себя, и похоронить в
ней могли только кого-нибудь из близких ему людей.

       Юрхуз напился воды из корыта, прихватил с собой один из горшков с кашей,
оставленных для псов Крониксов*, и покинул свою преждевременную могилу. Он пошёл
в город, чтобы узнать, что произошло.

       Юрхуз был похоронен в одежде простого ремесленника, поэтому он, не
привлекая излишнего внимания, спокойно подошёл  к гостинице, сел на крыльцо и
попросил себе воды. Он был босой, усталый, в пыли.

       Служащий гостиницы спросил его: - Ты пришёл к нам издалека?

       Юрхуз ответил: - Да. – И спросил: - Я слышал о смерти вашего великого
рефа. Расскажи мне, будь любезен, что с ним случилось?

       Служащий ответил: - Внезапная болезнь скосила его, пусть покоится с миром.

       Юрхуз хотел спросить ещё что-нибудь, но служащего позвали, и он ушёл.
Тогда Юрхуз отошёл подальше в тень и сел прямо на землю. От усталости он задремал.

       Вдруг над своей головой он услышал тихие голоса. Оказалось, что Юрхуз сел
под раскрытым окном гостиницы и нечаянно подслушал чужой разговор.

 - Говорят, что сыновей Юрхуза похоронили живыми в Городе, Засыпанном Песком.
Опоили настоем сонных трав и замуровали, - сказал осторожный голос.

 - Тс-с-с…, - послышалось в ответ, - теперь в Гунхабе будет править жестокость
и несправедливость, проще говоря, родной брат рефа Юрхуза Мирай.

   От услышанных слов бывший великий реф чуть не закричал.
   
       Не зная, что предпринять далее, Юрхуз пошёл к дворцу в надежде узнать
что-нибудь ещё. Он сел на землю напротив ворот и стал ждать. Некоторое время
спустя он увидел, что стражники выталкивают за ворота некую женщину с узелком в
руках.

 - Куда же я пойду? - Со слезами спрашивала она, но они и слушать не хотели.

      Бывший великий реф узнал в изгоняемой свою старую няньку Санаш, по
недосмотру которой и произошла подмена младенцев.

 - Здравствуй, уважаемая! – Сказал он ей.

      Женщина узнала его по голосу и испугалась.

 - Это ты, реф Юрхуз?! – Дрожащим голосом спросила старуха.

 - Это я, - ответил он, - пойдём со мной, я о чём-то тебя спрошу.

      Старая женщина, хоть и испугалась, но рассказала Юрхузу всю правду. Юрхуз
решил с помощью старой няньки спасти мальчиков, если они ещё живы. Наверняка,
усыпальницу в Городе, Засыпанном Песком, охраняют стражники Мирая.

      Бывший великий реф придумал, как отвлечь стражников. Он взял у Санаш
несколько мелких монет и купил на них всё необходимое. Таща за собой это самое
необходимое, Юрхуз и старая нянька пошли в Город, Засыпанный Песком.
 
      Издалека реф увидел две фигуры, крадущиеся вдоль одной из разрушенных стен
города. Он узнал в них злополучных грабителей и подумал, что они тоже должны
сыграть свою роль в его спектакле.

      Оставив Санаш на время, Юрхуз подошёл к грабителям и сказал:

 - Уважаемые! Вам одним с таким делом не справиться! Возьмите меня в долю. Я
знаю, как напугать стражников, да так, что они убегут и больше не вернутся.
Тогда мы вместе откроем гробницу, возьмём сокровища и разделим их по-братски.

      Грабители сначала испугались, потом возмутились, а затем и сами поняли,
что им без помощи Юрхуза не обойтись, и согласились.
 
      Приближалась ночь, пора было начинать спектакль. Санаш, одетая гадалкой,
подошлак стражникам и сказала:

 - О, храбрые стражи Мирая! Как не боитесь вы оставаться на ночь возле гробницы?

 - Что такое? О чём ты говоришь, гадалка? – Спросили её воины.

 - Я говорю о том, что сегодня страшная ночь! Видите, полная Луна восходит? –
Сказала гадалка.

         
         *** Крониксы – два пса, которые приходят за умершими. Один пёс ледяной, а
             второй – огненный. Они запряжены в чёрную повозку, увозящую умерших в
             Долину Вечного Сна. Этим псам не разрешается есть мясо, чтобы они не
             осквернились, а можно есть только кашу из варёной пшеницы с растительным
             маслом. Поэтому и оставляют в усыпальницах большое корыто с водой, чтобы
             псы могли напиться, и два горшка с варёной пшеницей, чтобы псы не съели
             умерших, но и не остались голодными перед дальней обратной дорогой.

 - Ну и что? – Спросили они её.
 
 - А то, что сегодня ночью за умершими придут вечно голодные Крониксы, увидят вас и
сожрут!
 
        Воины не поверили ей и засмеялись.

 - Не смейтесь, храбрецы! Сначала вдалеке вы услышите звук трубы. Это богиня смерти
Хоо призывает своих верных псов. Потом вы услышите ужасный скрип. Это Хоо, богиня 
смерти, открывает ворота, ведущие в Долину Вечного Сна. И только затем вы увидите 
мчащихся прямо на вас двух огромных Крониксов, одного ледяного, а другого огненного.
Я, величайшая и правдивейшая гадалка Санаш, говорю вам – уходите, а то будет поздно!
 
        Но храбрые стражи Мирая и слушать не хотели эту достойную женщину. Они
хохотали, как безумные.

        И вдруг, о ужас! Вдалеке послышался протяжный низкий звук трубы. Гримасы смеха
застыли на лицах храбрых мужей.

        Через несколько мгновений раздался  громкий, тянущий за душу скрип. Казалось,
что это скрипят врата самого ада.

        Следующая минута показалась этим отважным воинам самой последней в их жизни,
потому что они увидели, как прямо на них несутся две огромные собаки, впряжённые
в грохочущую колымагу. Причём, одна из собак была вымазана белой краской, а вторая
красной.

        Бегство доблестных солдат Мирая может показаться кому-то смешным, но поставьте
себя на их место! Неужели вы бы не испугались?

        Обрадованные Юрхуз, Санаш и два грабителя тут же принялись долбить камни, чтобы
побыстрее добраться каждый до своей цели.

        Наконец-то подалась крепкая каменная кладка. Трое мужчин с трудом отковыряли
несколько камней и просунули внутрь чадящий факел.

        В кромешной темноте, чуть разбавленной тусклым светом факела, они увидели
испуганных, прижавшихся друг к другу мальчиков. Слава богам, все четверо были живы.
К утру их удалось извлечь из гробницы.

        Юрхуз и Санаш получили желаемое – дорогих детей. Грабителям тоже кое-что
перепало. В усыпальницу были положены некоторые ценные вещи, которые могли бы
пригодиться умершим в их загробной жизни. Эти вещи и ценности отдали грабителям за их
молчание.


                III

        Боясь возвращения горе-стражей, Юрхуз и Санаш повели детей в город, где на
самой окраине  находился постоялый двор. Там они и заночевали. Утром Юрхуз увидел
купеческий караван, который собирался в дорогу. Юрхуз подошёл к самому богато одетому
купцу и сказал:

 - Уважаемый господин! Скажи мне, куда направляется твой караван?

 - В великий город Зенгару. Я везу туда на продажу пряности и шелка. Хочешь, и тебя
возьму с собой?

 - Да, мой господин! Но со мной ещё мать и четверо сыновей.

 - Их мы тоже можем взять. Собирайтесь быстрее, скоро взойдёт солнце!

       Юрхуз побежал сообщить эту прекрасную новость Санаш и мальчикам. Очень скоро
они уже сидели на верблюдах. Караван благополучно миновал городские ворота и не спеша
двинулся на восток.

       Несколько дней пути прошли спокойно. Юрхуз и его старший сын Оллой помогали 
развьючивать верблюдов на привале и навьючивать их снова утром, когда нужно было
трогаться в путь. Младшие мальчики собирали сухие ветки для костра, носили воду, делали
другую посильную работу.

       Но однажды Санаш не спалось, и она нечаянно подслушала, о чём говорили между
собой караванщики, сидевшие у костра.

 - Ты, Юлдым, не спускай с них глаз. Что-то подозрительно всё это. Ни с того, ни с
сего, напросились к нам в караван, сами одеты, как нищие, а расплатились чистым
золотом. Не иначе, как ограбили кого-нибудь и теперь удирают,  -  так говорил
предводитель каравана, тот самый купец, который и взял наших беглецов с собой.

 - Как же ты намерен с ними поступить, уважаемый Даббар? – Спросил его один из
караванщиков.
   
 - Как только доберёмся до Зенгары, я продам их какому-нибудь работорговцу за хорошую
цену. А всё золото, что у них ещё осталось, заберу себе! Ха-ха-ха!

       Санаш тут же разбудила Юрхуза и пересказала ему весь разговор.

 - Ложись спать, уважаемая, - сказал ей Юрхуз, - а я посижу и подумаю, как нам дальше
быть.
 
       До утра не сомкнул глаз бывший великий реф и понял, что бежать надо при первом
же удобном случае, не дожидаясь прибытия каравана в Зенгару.

       На десятый день пути сделали привал в густом лесу. К Юрхузу подошёл один из
караванщиков и потихоньку сообщил, что купец Даббар злоумышляет против них и хочет
продать их в Зенгаре работорговцу.

 - А ты не боишься идти против своего хозяина, купца Даббара? – Спросил Юрхуз этого
смелого караванщика по имени Брамат.

 - Я его раб, - ответил Брамат, - меня он тоже грозился продать в Зенгаре.

 - Какая тебе разница, быть рабом Даббара или другого какого человека, - сказал ему
Юрхуз, - другой хозяин, может, будет к тебе добрее.

 - Господин Юрхуз, видимо, не знает, что в Зенгаре людей покупают, чтобы есть, -
ответил на это раб Брамат.- Сегодня же ночью нужно бежать. Я помогу вам, ну а вы за это
возьмёте меня с собой.

        И раб посвятил Юрхуза в свой план.

        Наступила ночь. Все уснули, кроме двух стражей, которые вскоре тоже начали
клевать носом. Стояла сладкая тишина, лишь изредка слышались какие-то лёгкие звуки, то
будто мышь пробежит, то будто веточка хрустнет.

        И вот вдруг, посреди этой гробовой тишины, просвистели огненные стрелы. Это
наши смельчаки выпустили их и подожгли шатры караванщиков. Одновременно с шатрами
загорелись подожжённые ветки калабужи, которая, как известно, горит с таким ужасным
запахом, что выжимает слёзы из глаз.

 - Разбойники! Разбойники! – Что есть мочи закричали наши хитрецы.

       С двух сторон раздались дикие вопли ослов. Сыновья  Юрхуза привязали им под
хвосты сухую траву и подожгли.  Один из мальчиков, пристроившись за деревом, стучал
деревянной колотушкой по дну огромного медного казана, добавляя свою ноту в этот
невероятный шум.
 
       Лагерь, разбуженный столь бесцеремонным образом, забурлил, как муравейник, в
который сунули горящую головешку. Караванщики с вытаращенными глазами, не глядя себе
под ноги, разбегались, кто куда. Брамат бегал по лагерю, вопя и сталкиваясь со всеми,
и вносил дополнительную сумятицу.

  - Разбойники! Разбойники! – Раздавались крики уже со всех сторон.

       Благодаря этой неразберихе удалось убежать нашим храбрецам. Конечно же, они
прихватили с собой некоторые, необходимые в дальнейшем путешествии, вещи.    
   
       Юрхуз и Брамат единодушно решили идти в обратном направлении, подальше от
гостеприимного города Зенгары, где добродушные жители могут съесть ничего не
подозревающих путников.


                IV

       Беглецы шли без отдыха вплоть до самого вечера, так как опасались погони.
Наконец, каменные россыпи закончились, и начались заросли кустарников. Путники так
измучились страхом и обессилели от голода, что свалились с ног и уснули, как убитые.

       Брамат проснулся первым и пошёл поискать воды и поосмотреться. Вскоре он
вернулся и разбудил Юрхуза.

 - Пойдём со мной, дорогой друг! Я покажу тебе кое-что. – И он повёл  Юрхуза за собой.

       Немного прошли они и увидели странный водопад. С отвесной скалы бесшумно падала
стена воды. Не видно было ни пены, ни озера, в какое должна была стекать вся эта лавина
воды. Более того, в отвесно падающей воде отражалось что-то непонятное.

       Брамат взял камень и бросил его в водопад. Камень без всплеска вошёл в воду и
упал далеко с той стороны на жёлтый песок. Вспугнутая падением камня, с высоких
зарослей поднялась стайка маленьких птичек и упорхнула ввысь. Юрхуз и Брамат оглянулись
и ничего не увидели, ни песка, ни высоких зарослей, ни птиц.

 - Там другой мир, - сказала, незаметно подошедшая к ним, Санаш.

 - Олень! – Воскликнул маленький Хавиш, самый младший сын Юрхуза.

       Мальчики тоже подошли и во все глаза смотрели на то, как за стремительно
промчавшимся оленем бежали несколько лягавых, за ними пролетели на превосходных
скакунах четыре всадника.

       Такая непостижимо притягательная сила была в том мире, что двенадцатилетний
Оллой, старший из сыновей Юрхуза, подбежал к водной стене и приложил к ней свою ладонь.

       Зазвучала удивительная мелодия и на поверхности водной стены появилось 
прекрасное  лицо. Голос, исполненный повелительной силы, сказал:

 - Стойте, люди! За этой завесой воды находится Долина Счастья. А я являюсь Волшебным
Голосом Долины Счастья и предупреждаю всех желающих попасть сюда о необходимости
выполнения некоторого условия. Но для начала скажите мне, кто вы?

       Путешественники назвались и тогда Волшебный Голос Долины Счастья сказал:

 - Приветствую тебя, великий реф Юрхуз! Я давно жду тебя и прошу выслушать меня! К тебе
обращаюсь я, чтобы передать волю богов! Ты не знаешь, что сейчас происходит в твоём
родном городе Гунхабе. Твой неразумный брат правит великим городом. Но он не был рождён
рефом. По собственному недомыслию развязал он кровавую войну с царём восточных земель
Вехефом. Полчища наёмных убийц атакуют твой родной город. О, великий реф! Если ты
сейчас не обратишь свой взор назад, на Гунхабу, и не пойдёшь туда, чтобы спасти
прекрасный город, то никто не спасёт его! Гунхаба падёт и никогда не восстанет из
пепла!
 
       Перед мысленным взором Юрхуза тут же предстала картина войны, какую ему показало
волшебное пёрышко несравненной Хабаш. Он ужаснулся и сказал:

 - Простите меня, друзья! Я вынужден вернуться в Гунхабу, чтобы спасти её и её жителей
от гибели. А вы идите в Долину Счастья, живите там и радуйтесь!

       Брамат сказал: - Мой дорогой друг! Неужели ты мог подумать, что я покину тебя в
такой трудный час? Куда бы ты не пошёл, я всюду пойду за тобой!
 
       Мальчики закричали: - Отец! Не оставляй нас здесь! Мы пойдём с тобой!

       Санаш сказала: - О, великий реф Юрхуз! Твоя старая нянька до скончания своих
дней хочет быть с тобой и в радости и в горе. Не оставляй меня, возьми с собой!

       Волшебный Голос Долины Счастья сказал:
 - Мудрое решение принял ты, великий реф! Боги дают тебе в помощь вот эти янтарные
зёрна золотой пшеницы. Их так любят зелаи, летучие мыши с железными  когтями и зубами.
Когда тебе будет особенно трудно, брось их под ноги своих врагов. Ещё дают тебе боги
заколдованный кинжал, который сам умеет разить врага, нужно только приказать ему!
 
       Реф принял подарки, поклонился Волшебному Голосу Долины Счастья, и все они опять
отправились в путь.


                V

       Через десять дней они были уже недалеко от Гунхабы. По дороге они встретили
бегущих людей. Реф и Брамат спросили их, от кого они убегают.
 
       Беглецы рассказали им, что великая Гунхаба пала под ударами нечестивого Вехефа.
Хоть город и был хорошо укреплён, но из-за предательства не устояла Гунхаба.

  - Какого предательства? – Спросил Юрхуз.

       Со слезами на глазах убегающие от поработителей рассказали ему. На высоте в
городской стене жила дева по имени Аючен с младшим братом Шадигом.

       Однажды гуляли они в лесу недалеко от города. Аючен не заметила, как к её брату
подкрались воины Вехефа и захватили его в плен. Аючен плакала и просила отдать ей
брата. Она сказала, что готова даже выкупить своего единственного брата Шадига.

       Предводитель воинов ответил, что им ничего от неё не нужно. А мальчика он отдаст
только в том случае, если она поможет воинам проникнуть в город.

 - Как же я могу помочь в таком деле? – Сказала Аючен.

 - Где находится твой дом? – Спросил предводитель.

 - С западной стороны в городской стене, - ответила девушка.

 - Когда совсем стемнеет, ты подашь нам знак зажжённым факелом из окна. Затем спустишь
крепкую верёвку достаточной длины, чтобы мои воины могли подняться в твой дом по стене.
Только в этом случае я смогу отдать тебе твоего брата.

       Поневоле Аючен согласилась. Она сделала всё так, как ей приказали. Ночью по
верёвке к ней в дом поднялись вражеские воины. Пройдя по стене до городских ворот, они
убили стражников и открыли городские ворота. Таким обманным образом и проникли враги в
Гунхабу.
 
       И Аючен стала ждать брата. Предводитель воинов отпустил Шадига к сестре, и он
побежал к ней. Но в это время военные колесницы начали движение и затоптали бедного
Шадига. На глазах у Аючен погиб её драгоценный брат.

       А предводитель воинов, видя это, сказал:
 - Я обещал отдать ей брата, я его ей отдал!

       Аючен похоронила брата под высоким платаном, что рос у городской стены. Целыми
днями она смотрела на могилу брата. В один из хмурых дождливых дней она увидела под
платаном своего драгоценного Шадига.

       Он смотрел вверх на окна своего дома и звал её:
 - Сестра, мне скучно без тебя! Иди скорее ко мне!

       Аючен бросилась из окна к своему любимому маленькому брату. Так умерла Аючен,
предавшая в руки врага свой родной город и всех людей, живших в нём.

       А в это время реф Мирай, видя своё поражение, решил бежать. Он надел одежду
нищего, вывалялся в грязи, чтобы не быть узнанным, и босиком покинул город, оставив на
произвол судьбы своих воинов и жителей города.


                VI

       Ещё несколько дней Юрхуз и его друзья продвигались вперёд со всей осторожностью,
чтобы не попасть в руки рыскающим по округе воинам Вехефа.

       Целью Юрхуза была гора Сульма, находящаяся ввиду Гунхабы. На этой горе жила
четырёхглазая богиня-змея Алфинифа, олицетворяющая мудрое начало и являющаяся
покровительницей города.

       В пещере горы был древний храм, в котором предки жителей Гунхабы совершали
богослужения в честь богини. Но однажды произошёл обвал и закрыл вход в храм.

       Верующие хотели откопать вход, но это оказалось невозможным. Огромные глыбы
гранита перегородили его. Тогда люди стали совершать богослужения у Священной горы
Сульма и приносить дары к её подножию.
 
       Из храма на вершину горы вела каменная лестница. Этот ход служил богине для
того, чтобы подниматься на вершину и оттуда любоваться великой Гунхабой. Юрхуз хотел
проникнуть в пещеру и по змеиному ходу Алфинифы выйти на вершину горы и наблюдать
оттуда за всем, что происходит в городе.

       День клонился к вечеру. Наши герои долго шли и очень утомились. Они укрылись в
густых зарослях кустов и провели там беспокойную ночь. Брамат охранял своих друзей от
нападения врагов и диких зверей.

       Днём Оллою удалось приманить верблюдицу с верблюжонком, которые, по-видимому,
были потеряны своими хозяевами. Санаш подоила верблюдицу и напоила мальчиков верблюжьим
молоком.

       Это пришлось очень кстати, так как на завтрак у путников были лишь сухие лепёшки
и вода из родника. Наши герои вновь тронулись в путь.

       Вечером к ним приблудился маленький осиротевший детёныш дикого оленя. Он
настолько был напуган одиночеством и истощён от голода, что сам подошёл к людям и
теперь сосал верблюдицу, а та не отгоняла его.

       Оллой рассказал младшим братьям об оленёнке, а те рассказали отцу и спросили
его: - Отец! Неужели ты убьёшь оленёнка, чтобы нам съесть его?

   Юрхуз, видя сострадание своих детей к дикому маленькому существу, ответил:
 - Нет! Мы не будем его убивать, ведь он сам пришёл к нам!

      Отец так сказал своим сыновьям, хотя на ужин у них в этот вечер, как и во все
предыдущие, были только сухие лепёшки и родниковая вода. К тому же, мужчины не
разводили огонь из опасения быть обнаруженными рыскающими повсюду воинами Вехефа.

      Когда Юрхуз собирался ложиться спать, к нему подошёл маленький оленёнок и сказал
человеческим голосом:

 - Великий реф Юрхуз! Я – Эскай, сын волшебной лани Лильрух. За то, что вы пощадили
меня, я расскажу тебе нечто очень важное. Неделю назад меня и мою мать поймал в сеть
завоеватель Гунхабы Вехеф. Моя мать Лильрух, желая откупиться от него, предложила ему
волшебную кожу бессмертного Зустрикума, человека-гада. Один раз в сто лет бессмертный
Зустрикум меняет кожу, старую сбрасывает, а новая у него нарастает. Когда-то давно моя
мать нашла старую кожу Зустрикума, которую нельзя пробить ни стрелой, ни мечом, ни
камнем. Эту кожу нельзя сжечь. Не страшны этой коже ни когти, ни зубы диких зверей.
Тот, кто наденет эту кожу, становится неуязвимым. Чтобы купить свободу для себя и для
меня, Лильрух отдала эту кожу царю Вехефу. Но Вехеф обманул мою мать. Он отпустил
только меня, а мою мать убил. Если бы он отпустил волшебную лань Лильрух, то узнал бы,
что у этой кожи есть одно незащищённое место – открытый во время еды рот. Я знаю, что
ты, великий реф Юрхуз, хочешь победить царя Вехефа. И ты победишь его, потому что я
открыл тебе эту тайну.

 - Благодарю тебя, смелый Эскай, сын волшебной лани Лильрух! Оставайся с нами. Мы будем
почитать тебя и никогда не сделаем тебе зла! – Так ответил маленькому оленёнку реф
Юрхуз.

       Рано утром наши герои вновь тронулись в путь.


                VII

       К середине дня они увидели жилище богини Алфинифы. Посреди равнины на краю
густого леса возвышалась гора Сульма, подставляя палящему солнцу свои гранитные склоны.
Юрхуз извлёк из-за пазухи небольшое, отлитое из железа, изображение богини-змеи и стал
молиться ему, говоря:

  - О, мудрейшая из мудрых, богиня Алфинифа, покровительница Гунхабы! Покажи нам вход
в твоё жилище. Мы хотим спасти великий город от наводнивших его врагов. Они разрушают
твой город и убивают его жителей. Прошу тебя, забудь прежние обиды и спаси город и его
жителей!

       Через некоторое время остроглазый Селур воскликнул:
 - Отец! Я нашёл узенькую тропинку!
 
        Все подошли к Селуру и действительно увидели такую малоприметную тропку, как-
будто по ней ползла змея. По этой тропке они дошли до подножия горы, где сплошь и очень
густо росла удивительная трава, которая в народе называется змеиной травкой.

        И опять отличился остроглазый Селур. Он сказал: - Отец! Посмотри, что я нашёл!

        Юрхуз посмотрел и увидел скрытое густой травой изображение богини Алфинифы, в
точности такое же, какое он носил за пазухой. Юрхуз понял, что у него есть ключ.

       Он вставил ключ в скважину и легонько повернул. Сверху посыпался песок, и камень
с шумом отошёл, освобождая проход внутрь горы. Путешественники отпустили верблюдицу, а
сами вошли в храм мудрейшей Алфинифы.

       Они ощутили аромат роз, любимых цветов богини. Им открылась удивительная
картина. Сверху, сквозь несколько отверстий в своде, проникал свет и освещал
великолепное золотое изображение спящей богини-змеи с венком из роз на голове.

       Кругом были сокровища – шкатулки с золотом, серебром, жемчугом. Повсюду стояли
вазы, горшки с живыми цветами, как будто кто-то только сейчас принёс их. По стенам
пещеры было развешено разнообразное оружие, вышитые и вытканные изображения богини.
Множество различных других подношений находилось в храме.

       Путешественники низко поклонились мудрейшей из мудрых и Юрхуз сказал:

 - О, величайшая Алфинифа, покровительница Гунхабы! Мы – жители твоего города пришли в
твой храм, чтобы просить помощи у той, которая является олицетворением мудрости и
имеет дар видеть прошлое и будущее. Помоги нам победить наших врагов, о, разумнейшая и
прекраснейшая Алфинифа!
 
       Никто не ответил Юрхузу, в храме стояла звенящая тишина. Юрхуз снова обратился
к богине, и снова ответом ему была тишина.

       Тогда Брамат, Санаш, Оллой, Селур и Дадан стали просить богиню, но и им она не
ответила. Неожиданно для всех маленький Хавиш побежал вперёд, взобрался по ступеням на
алтарь и обнял Золотую Змею за шею:

 - Дорогая богиня Алфинифа! Прошу тебя, помоги моему отцу спасти Гунхабу и прогнать
злого Вехефа! Тогда и я, и мой отец, и мои братья, и тётя Санаш, и дядя Брамат, и все-
все другие жители города смогут вернуться домой!

       После этих слов Хавиш, младший сын рефа, поцеловал богиню-змею.

       И произошло величайшее чудо. Богиня почувствовала биение маленького, но такого
благородного сердца, услышала его искренние, полные любви слова, ощутила на своих губах
горячий поцелуй юного героя.
 
       Золотая Змея глубоко вздохнула, открыла глаза и посмотрела на маленького Хавиша.
Затем она подняла голову, посмотрела на остальных людей, пришедших в её храм, и
сказала:

 - Приветствую вас, лучшие люди Гунхабы! Благодарю вас за то, что вы пришли сюда и
сняли с меня заклятие злых богов. Они наложили на меня вечный сон, но при этом сказали:
 - Если в этот храм придут сразу три рефа Гунхабы и обратятся к тебе, и ты почувствуешь
биение их благородных сердец, услышишь их искренние слова и ощутишь их горячую любовь к
тебе, только в этом случае сможет разрушиться наше заклятие, и тогда ты очнёшься от
сна, и снова будешь жить!

       И вот сегодня настал этот прекрасный, удивительный день! Ко мне пришли сразу три
рефа Гунхабы – нынешний реф города Юрхуз, будущий реф Гунхабы Оллой, и будущий за
будущим реф Хавиш. И я почувствовала, как страдают ваши чистые души, как бьются ваши
честные сердца! Я услышала самые лучшие слова из всех, ранее слышанных мною. Я ощутила
всю силу вашей любви ко мне и к родному городу, и открыла ваше благородство и
преданность! За это я отблагодарю вас и помогу спасти Гунхабу, и прогнать чужеземцев!

      Вслед за богиней наши герои поднялись на вершину горы Сульма. С высоты птичьего
полёта они взглянули на открывшийся им город. Ужасное зрелище предстало их глазам.
Многие дома горели, по улицам сновали вражеские воины, бежали люди и животные. Кое-где
всё ещё продолжалось сражение, были слышны крики и лязг оружия.
 
       Богиня-змея обратилась к людям:
 - Я, мудрейшая из мудрых, видящая прошлое, настоящее и будущее, богиня Алфинифа,
говорю тебе, реф Юрхуз, и тебе, храбрый Брамат! Сегодня вам надлежит исполнить мою волю
и спасти мой город от разрушения, а его жителей от смерти!

       Мужчины выслушали богиню Алфинифу и сделали всё так, как она повелела. С
наступлением темноты они развели огонь в большой печи, стоящей на вершине горы. Затем
взяли чехол из тончайшей кожи, который им дала богиня Алфинифа, надули его с помощью
мехов горячим воздухом, затянули отверстие шёлковым шнурком.

       Огромный чехол, сшитый в виде лодки, имел под собой сплетённые сидения, в
которые сели Юрхуз и Брамат. Богиня Алфинифа подула своим дыханием на летучую лодку и
создала поток попутного ветра. Лодка с двумя седоками медленно поплыла по воздуху в
сторону Гунхабы.


                VIII


       Через короткое время они оказались над дворцом рефа. Брамат бросил вниз длинную
верёвку, и по ней мужчины спустились прямо на крышу дворца.

       Юрхуз знал свой дворец, как никто другой, поэтому они незаметно попали внутрь
здания, убили двух воинов Вехефа, стоящих на ночной страже, переоделись в их одежду и
стали ждать наступления утра. Когда подошло время смены, и пришёл начальник стражи, то
Юрхуз обратился к нему и сказал:

 - Господин начальник стражи! Мы с напарником видели, как ночью на воздушной лодке
прилетели два злых духа. Они угрожают благополучию нашего наимилостивейшего
повелителя Вехефа!

       Начальник стражи, услышав это, подумал, что воины пьяны. Убедившись в обратном,
он страшно рассердился и начал кричать и ругать стражников. Он подумал, что они над ним
смеются. Но, увидев воздушную лодку, очень испугался и припустил бежать прямиком к
своему повелителю Вехефу. Конечно же, он взял с собой Юрхуза и Брамата, чтобы они сами
могли рассказать обо всём, увиденном ночью.

       Брамат и Юрхуз рассказали всё царю Вехефу.

 - Я не боюсь никого! Но, всё же, для всеобщего спокойствия, нужно поймать этих самых
злых духов!

       Хитроумный  Юрхуз низко поклонился господину и сказал:

 - Многомилостивый царь Вехеф, победитель гордой Гунхабы! Позволь мне, недостойному
твоему рабу предложить, как можно изловить злых духов.

       Вехеф сказал: - Говори!
       Юрхуз продолжил:

 - О многомудрый и величайший из всех, повелитель Вехеф! Мы с моим напарником хорошо
запомнили этих злых духов и можем узнать их в лицо. Нужно только приманить их. Я
осмелюсь предложить тебе, нашему повелителю, устроить пир во дворце для всех. Тогда
эти злодеи тоже явятся, чтобы застать нас врасплох. Мы с напарником будем ходить и
высматривать их. А когда мы их увидим, то закричим: «Вот они здесь, два злых духа!»
Тогда пусть твои воины бросаются к нам и хватают тех, на кого мы покажем.

       Вехеф сказал: - Я и сам только что подумал,  а не устроить ли нам пир, чтобы
поймать злоумышленников?

       Юрхуз и Брамат, что есть мочи, закричали:
 - Слава наивеличайшему завоевателю Гунхабы, наипрекраснейшему царю Вехефу! Слава!
Слава!

       На следующий день был назначен пир с целью поимки двух неизвестных
злоумышленников. С самого раннего утра Юрхуз и Брамат ходили по всему дворцу,
всматривались в лица людей, усиленно делая вид, что хотят узнать в лицо злодеев.
 
       В пиршественной зале был накрыт длинный стол. Из рефских хранилищ были выкачены
бочки с вином, заколоты и зажарены тельцы, бараны и дичь. Множество блюд с зеленью,
фруктами и хлебом было расставлено на столах. Музыкантов не пригласили, чтобы не
пропустить тот миг, когда Юрхуз и Брамат подадут знак к поимке злодеев.
 
       Во главе стола восседал Вехеф, глядя на всех жёлтыми змеиными глазами.
Повелителю подали большую золотую чашу с искристым вином, и целую телячью ногу с
пряными травами на блюде.

       Господин приказал своему слуге выпить вина из его чаши и съесть большой кусок
телячьей ноги. Всем остальным тоже подали блюда с жареным мясом и птицей. Юные
прекрасные девы начали разносить вино. Скоморохи в нелепых нарядах сновали по зале,
вызывая то там, то сям взрывы хохота.

       Вехеф смотрел на присутствующих, как они едят и пьют из его рук, и сердце его
наполнялось величием и ликованием. Он чувствовал себя властелином не только Гунхабы,
но и всей вселенной.
 
       Слуга Вехефа съел, наконец-то, большой кусок телячьей ноги и выпил полчаши вина.
Он поклонился господину и сказал, что мясо и вино отменного вкуса. Вехеф взял чашу в
руки и стал медленно пить лучшее вино Гунхабы, наслаждаясь букетом.
 
       Брамат рыскал по зале, усиленно изображая поиски врага на своей земле. Юрхуз
стоял недалеко от трона Вехефа и пристально смотрел на повелителя, сжимая кинжал и
боясь пропустить момент, когда завоеватель откроет рот, чтобы начать есть мясо.

       Вехеф отставил чашу с вином и взял в руки жареную ногу. Повелитель открыл свой
широкий рот, выбирая глазами место, с какого лучше начать есть.

       В этот самый миг Юрхуз с силой метнул кинжал, приказав ему:
 - Порази Вехефа в самую глотку!

       Кинжал точно выполнил приказание Юрхуза. Он с такой силой вонзился в пасть
повелителя, что пригвоздил его голову к спинке трона, на котором тот сидел. Смерть
молниеносно настигла завоевателя Гунхабы.

       Ничуть не медля, Брамат закричал: - Вот они здесь, два злых духа!
И он указал рукой на первых попавшихся воинов Вехефа.

       В пиршественной зале началась невероятная неразбериха. Те немногие, кто видел,
как Юрхуз поразил кинжалом повелителя, кинулись ловить Юрхуза. Большинство же бросилось
на зов Брамата, как и было приказано, и стало ловить непонятно кого.

       Поскольку стояло жаркое лето, все окна в пиршественной зале были распахнуты
настежь. Об этом заранее позаботились Юрхуз и Брамат.

       Брамат достал из кармана горсть янтарной пшеницы, выбросил в окно и закричал:
 - Зелаи! Летите все сюда! Здесь для вас приготовлена янтарная пшеница!

       Не прошло и минуты, как над городом появилась стая бронзовых зелаев и стала
кружить над дворцом, заслоняя солнце.

       Брамат вытащил из кармана ещё горсть янтарной пшеницы и бросил её под ноги
бегающих туда-сюда по зале воинов Вехефа. Туча железнозубых чудовищ устремилась в окна
пиршественной залы. Они стали рвать когтями и зубами мечущихся людей, мешающих им
добраться до лакомых зёрен, рассыпанных по полу.

       Юрхуз спрятался в секретной нише, завешенной ковром, иногда выглядывая из-за
него и подбрасывая янтарных зёрен туда, где скапливалось много врагов.

       Брамат опрокинул бочку с недопитым вином, забрался в неё и загородился блюдом,
мясо с которого было сброшено на пол. Таким образом, наши герои смогли избежать острых
когтей и зубов бронзовых летучих мышей.

       Недолго пировали зелаи в пиршественной зале. Когда они улетели, Юрхуз и Брамат
вышли из своих укрытий. Они увидели, что многие воины мертвы, другие ранены.

       Юрхуз подошёл к телу Вехефа и убедился, что он тоже мёртв. Юрхуз забрал
волшебный кинжал.


                IX

       На горе Сульма затрубили в три рога, призывая горожан к храму. Все оставшиеся в
живых горожане пришли к Священной горе, взяли оружие в храме, вернулись в город и
изгнали из великого города оставшихся вражеских воинов.

       Трупы убитых врагов, в том числе и царя Вехефа, закопали на дороге к Священной
горе, чтобы всякий раз, проходя по их головам к храму, подтверждать свою победу над
ними.

       Дальнейшие события были таковы: празднуя свою победу над могущественным врагом,
горожане собрались в храме своей покровительницы богини Алфинифы. Золотая Змея
приветствовала их и указала им на их повелителя Юрхуза, воскресшего из мёртвых и
убившего завоевателя Вехефа.
 
       На голову Юрхуза богиня возложила платиновый венец, чтобы мудрость правителя
была такой же драгоценной, как платина.
 
       На шею рефа Алфинифа возложила тяжёлое золотое ожерелье, чтобы он всегда ощущал
вес и цену данной ему богами власти.

       В левую руку Юрхуза богиня-змея дала серебряный свиток с написанием законов
города Гунхабы, чтобы и сам повелитель и все горожане были перед законом и своей
совестью чисты, как серебро.

       В правую руку рефа богиня дала железный меч с обоюдоострыми краями, чтобы
беспощадно разить своих врагов.
 
       Казну города Вехеф не успел разграбить, поэтому немедленно были приглашены
каменщики, плотники и другие мастера. Прошёл год, а великий город был полностью
возрождён и даже стал ещё краше.

       Юрхуз, Брамат и Санаш и думать забыли о Долине Счастья, потому что были очень
счастливы здесь, в прекрасной Гунхабе.

       Реф Юрхуз правил справедливо ещё тридцать лет и все эти годы рядом с ним были
его друг Брамат и старая нянька Санаш. Умирая, Юрхуз передал власть своему старшему
сыну Оллою, который был так добр и светел душой, что в народе его прозвали Оллой
Добросердечный.
 
       Второй сын рефа Юрхуза Селур проявил большую склонность к живописи и стал
мастером этого дела. Он ездил по всем городам и показывал там своё искусство. В одной
из дальних стран он женился и остался там навсегда.

       Третий сын рефа Дадан взял в жёны принцессу Дигру, единственную дочь правителя
Восточных земель царя Вехефа, того самого, который чуть было не погубил великую
Гунхабу, но погиб сам. Таким образом, Дадан стал соправителем Восточных земель и города
Усудара.
 
       Добросердечный Оллой счастливо правил в Гунхабе тринадцать лет и умер от холеры.

       Наследников по мужской линии он не оставил, поэтому наследовал трон и рефский
титул в Гунхабе четвёртый сын Юрхуза Хавиш. Он правил в великом городе долгие-долгие
годы и прославился тем, что у него было тридцать восемь дочерей, одна прекраснее
другой.

           Вера Зеленова             06.07.2010 г.


Рецензии
Проснулась сегодня и сразу захотелось прочесть ещё одну Вашу сказку. Муж мне перед свадьбой обещал "золотые горы" , но обманул и теперь я - как птица в клетке , и уже так устала от мужской тирании. А так хочется , чтобы в жизни у меня тоже было бы всё как в доброй сказке. Рада была у Вас побывать. С теплом души , Наташа!)

Наташа Любченко   10.03.2019 09:12     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.