Бородатый апломб

Умудренный опытом
Литератор седой,
С густой и красивой
Лопатой бородой
Вещает с экрана
О жизни без обмана.

Дескать, были времена,
Дескать, в бой вела страна,
И чтобы стать поэтом -
Мастером тонким
Творить нужно было денно и нощно
И обязательно – с толком.

Не каждый мог прийти в горком,
Крайком, обком и облисполком,
Чтобы сказать, что он готов
Во славу партии писать,
Учиться, жить, любить, страдать
И думать о победе коммунизма
И над царизмом,
И над капитализмом.

Что, дескать, графоманов
Тогда не было совсем,
И что седые горлопаны
Устраивали, ну, почти всех.

А сам он – литератор
Работал, как вол
И выпустил целых
Две тоненьких книжки стихов.

Про партию и про народ,
Про комсомол и кислород,
Про небо, полное чудес,
И про любимых поэтесс,
Про иностранцев, и много еще -
Про то, как другу подставить плечо,
Про почки и сердце
И скучную жизнь без толики перца.

А сейчас настали такие времена,
Что он лишился покоя и сна.
А потому что пишут все подряд
И он, признаться, этому вовсе не рад.

Он знает, что много вокруг профанов,
И шарлатанов и хулиганов,
Они только зря тратят время
И портят литературное семя
Писульками, баснями
И еще многим,
И стоит запретить
Писать им, убогим.

И только профессионалы,
Такие, как он,
Должны иметь право
На литературный звон.

Смотрел я и думал,
А может – он прав?
А я, как жираф,
Что вырастил шею -
Кормлюсь и за счет его
Тихо жирею?

И не нужно никого,
Кроме бородатого одного.
И даже Пушкина отправить подальше -
Ведь, может, в нем тоже есть толика фальши.

Однако же, нет.
Я не поэт,

Но я буду писать,
А на него мне плевать.


Рецензии