Опять

ну вот, тебе снова пять
мама идёт на кухню -
в руки верёвку, ноги на табурет
сейчас под тобой что-то рухнет
но ты продолжаешь стоять
не бойся туда смотреть

через десяток лет ты полюбишь смерть
вместе с ушедшим отцом и битым стеклом
помнишь, на красном пятне копошились опарыши
с чем это всё увязать - с алкоголем, стволом?
нет, не заряжен
ну вот, ты становишься старше
и понимаешь, что был ещё порошок

в чём-то и хорошо
это желание вжаться, забиться в угол
чтобы не слушать неутолимую ругань
неудаляемую из кода сознания
так и забьёшься:
ребёнок-партак
ребёнок-сплошной-косяк
ребёнок-дурак, у-тебя-всё-не-так
ну вот ты и вырос, ребёнок-мрак

узнавший Бога-отца
так же, как он, печально смеёшься
и как Богиня-мать
радостно слёзы готов лакать
верёвку на мыло менять без конца
чёрным ложиться спать
чёрным вставать

мортидо - любимая мания
невермор, неизвестный ворону

двое детей упираются лбами в окно
я - по другую сторону -
они говорят вразнобой
не слышно их, но сама шевелю губами
"живи здесь" - шепчу маме
папе - "живи там"
сначала, Вита, с тобой
а потом, Олег, к вам

22ФЕВ17


Рецензии