Болезнь роста

я жива - и это научно доказано.
есть документы и учащённый пульс, и
у меня не было чувства последнего раза,
когда я засыпала, когда мысли бились о черепицу в конвульсиях.
 
когда крыша ехала, ничто не предвещало аварии.
всё шло по плану, и даже на опережение.
мне тоже досталось любви, как и каждой твари.
обещали, что после вступления в силу потопа всех нас переженят.
 
разбитое сердце окажется сказкой для маленьких, для несмышлёных.
на деле тебя прививали, готовя к болезни роста.
надели рубаху на счастье на вырост на душу с пелёнок,
чтоб научить тебя чувствовать - это мягко, это просто.
 
ты всё ещё ищешь улики случайной смерти,
которой вокруг по халатности не заметили.
говоря о боге искренне, всё равно извиняешься, мол, не верьте мне,
думаешь: чей я? а вдруг это видимость света, вдруг мне за это
положено место на вертеле.
 
ад - это то, что везде. неотступно, привлекательно, отвратительно и горячо.
рай - это тоже всегда. но пока под рукой у тебя таблица пространства-времени.
трудно поверить в одну бесконечную точку, когда не рядом родное плечо.
когда прошлое - выкидыш, а будущим жизнь не торопится забеременеть.
 
и остаёшься ты - настоящий, насколько можешь себе позволить
не оглядываться, но всматриваться внимательно
в то, что сейчас, не с отрицанием, да с утверждением боли,
и решаешь, куда послать её - к чёртовой ли, к бога матери.
 
боль - это твой совершенный ручной механизм, бесперебойный ток,
предохранитель и переводчик с душевного на телесный.
используй её как фонарь по дороге из, как по назначению кипяток,
пробуй её пролить на себя и бежать как ошпаренный в бездну.
 
жизнь - это боль, говорят, и правы, но для краткости умолчали кое-что:
боль - это чтобы не задохнуться в угаре, отдёрнуть руку от пламени,
боль - это новая кожа на месте содранной после побоища,
это молочная кислота и гипертрофия тканей.
 
я жива - доказать себе это бывает больно.
а честнее - так только предел болевого шока.
если это синоним слабости, то я продаю дезоморфин подпольно.
то есть, я отвечаю, нет - мне не дадут никакого срока.
 
счёт идёт на другие, немыслимые минуты.
сегодня освобождается самый опасный, он же мой лучший враг -
жизнь, не принадлежащая больше ещё кому-то,
со всеми её муками совести, творчества, разума, духа, любви -
и да будет так.


Рецензии