Город Солнца

Из цикла "Сионские летописи"

   
               Лене Игнатовой и Володе Родионову

   
Утопию Кампанеллы наблюдаю вживе.
    Город зовется Бейт-Шемеш, что означает:
    "Дом солнца" (почти что - город.
    О, пророческий дар Кампанеллы!).
    В этом Солнечном городе
    я блуждал бы Незнайкой,
    когда б не друзья. Мы гуляем вместе
    по "Философише штрассе" -
    главной его магистрали.
    Здесь, среди ирисов нежных,
    мы встречали рассвет.
   
Раннее утро. С северных гор
    порывами шквальными
    зябкий хамсин* набегает,
    суля неизбежную в полдень грозу.
    Город спит. Спят фаланстеры
    (кажется, так их назвал Кампанелла. Или Фурье?).
    Только квартал марокканский - "квартал программистов"
    (так нарекли его в Силиконовой нашей долине)
    уже пробудился от сна. Спал ли вообще?
   
Сколько, однако, энергии в этих восточных людях!
    Неугомонные, трудятся изо дня в день.
    Словно мотор, словно двигатель вечный
    сидит в них. А нам, северянам,
    темп их и живость ума недоступны.
    Мне объясняют друзья (Володя - Ученый,
    а Елена - Поэт. Сей дивный союз
    только в городе Солнца, пожалуй, возможен), так вот -
    мне объясняют они, что причина энергии этой -
    южная жаркая кровь, что по жилам течет марокканским.
    Тело и мозг она возбуждает сильней,
    чем прохладная кровь ашкеназа**
   
Мы продолжаем свой путь, а над нами
    неподвижно парит альбатрос, прилетевший с недальнего моря.
    Так же, наверно, парил он и в давние годы,
    ловя немигающим оком солнечный луч,
    отраженный мечом сарацина.
    Так же, наверно, следил он за Германом Гессе,
    часто гостившим у Маннов в их бедуинском шатре.
   
"Глянь! - восклицает Володя. -
    Вот первый июльский подснежник!"
    Мы замираем, любуясь нечаянным чудом,
    словно боимся вспугнуть.
    Впрочем, на этой поляне вскоре находим
    множество этих созданий величиною с ладонь.
    Редкой добычей наполнив корзину и сумки,
    мы устремляемся к дому Володи и Лены.
    Аромат подснежников, словно облако, окутывает нас.
   
Мы минуем Центральную прядильню. Дворец общественных работ.
    Мы убыстряем шаг - нас уже ждет
    добрая доза слегка подогретого эля.
    Но я не могу удержаться. Я выбираю
    самый крупный подснежник.
    Разломав довольно ловко твердый хрустящий панцирь,
    я вонзаюсь зубами в нежную сочную мякоть.
    О, блаженство! О, лакомство! В Городе Солнца
    подснежник вкусом подобен подсоленным в меру креветкам.


*    Хамсин - ветер, песчаная буря с Аравийского полуострова.
**   Ашкеназы - самообозначение живших в Европе потомков хазар, ошибочно считавших себя евреями и немало претерпевших в результате этого заблуждения. 


Рецензии
Не знаю почему, но это произведение мне напомнило стихи Рильке..в переводе... эта форма очень приятна на слух (не знаю как она называется, белый стих? Велибр?)

В любом случае, чудесно!

Анна

Анна Иделевич   31.08.2017 21:55     Заявить о нарушении
Анна, большое спасибо! А сравнение с Рильке "сделало мой день, а, может, даже год"!

Исаак Розовский   01.09.2017 06:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.