Про вождя Шкрябса

 
    
              Шкрябс внезапно проснулся. День ещё не кончился, в брюшке приятная тяжесть,  щель, образованная отклеившимися обоями за батареей водяного отопления, уютная и тёплая, но… Откуда же у обычного рыжего таракана-прусака в крошечной головёнке столько мудрых мыслей? Вчера их не было. Вчера всё было как всегда! Нет, не как всегда – хорошая была ночка! Сын соседки с седьмого этажа вернулся со стажировки из Германии, собрал друзей по аспирантуре и угощал их привезённым оттуда баварским пивом. Остатки которого, ясное дело, достались Шкрябсу. Закусон, надо сказать, был так себе – но пиво! Пиво было оценено по достоинству, жаль, не часто достаётся. Не часто – это неточность, точнее – первый раз. И не то, чтобы так уж здорово, но непонятное что-то с этим напитком. Незнакомый и знакомый. Вот, и надпись на банке тоже. Шкрябс досадливо махнул правой бегательной – ладно, не до надписей. И даже не до пива, когда, наконец, сложилось: вот оно, его истинное предназначение! Вот оно, откровение! Ему, и только ему, вести народ к господству и процветанию.
         Вечером  на кухне пустующей «трёшки» собралось всё тараканье население многоквартирного дома. Шкрябс, как на трибуну, влез на единственное возвышение в центре стола – сахарницу. Заговорил как можно громче; - Сограждане! Само небо избрало меня вашим вождём! То есть как это почему? Потому, что мне известно, как мы завоюем весь мир.  Итак – двуногих безмозглых животных мы уже покорили и одомашнили. Они служат нам кормовой базой, правда, кормить могли бы и получше… а то крошки, крошки, крошки… А пиво – это вам шиш, это редко, особенно хорошее пиво. Итак, о чём это я. Ах, да. Кормовая база. Насколько она велика? Она не безразмерна! Зато сколько желающих на халяву кормиться. Ты это про мух, что ли? Плюнь! – выкрикнул с места Шкримс, - Ночью они не летают! Да их в доме и мало, и не всегда, они летом и по помойкам… Молчать! – взвизгнул Шкрябс, - Как с вождём разговариваешь? Неуч! А ну, встал на две лапы, правую к голове и обратился по форме: мой вождь! Итак. Мы, тараканы, высшая форма жизни. Высшая, но не одинаковая. Мы, рыжие прусаки, высшие среди высших, венец творения, природная знать! Все остальные… Эй! – возмутился Шкримс, - Я тебе, Шкрябсик, не «остальной! Я тут коренной. Исконно-посконно-родной. И род мой до фига древний: моих предков ещё Вергилий с Горацием проклинали. Я – прямой потомок бегового таракана Янычара, нашего героя. Я…  Хорошо, - милостиво тряхнул усом Шкрябс, - Вы – после нас. Вы наши высшие слуги. Будете себя хорошо вести, получите место у кормушки. Я не про вас. Я насчёт других. Вы про кого, вождь? – нервно выкрикнула Шкрябба, - Вот, например, чёрные, они тоже древние, так про себя говорят. Шкрябс пренебрежительно махнул лапой; - Чёрные, тьфу. Низшая раса! Они же зародились на юге. На юге мозгов не надо, поэтому они никто и ничто. Чёрные… Слышали бы вы, какую ахинею тут один такой нёс! Что мы – завоеватели, агрессивно лезем в дома двуногих животных. Которые, оказывается, ещё и разум имеют! Это же надо такое ляпнуть… Шкримс и Шкрябба громко захохотали, масса одобрительно зашуршала. А мадагаскарские? – выкрикнул кто-то из собравшихся. Понаехали! – злобно прощёлкал Шкрябс, - Нахлебники! Двуногим животным прислуживают. Предатели! Недотараканы! Уничтожим, всех уничтожим. Даром наши крошки едят. Из последних рядов кто-то робко спросил; - А американские ? Шкрябс разъярился; - Эти? Пиндосы проклятые! Вот, вот. Это самые наши главные враги. Наглые. Хитрые! Всем миром правят. Идейки поганые подкидывают тем же чёрным, что, этот деятель сам до такого додумался? Ни фига не сам – это они, они. А жрут, жрут-то сколько: огромные, жирные. Никакой кормовой базы не хватит. Убьём! Всех недотараканов убьём! А кого не успеем…
          Бац! Бац! Бац! Шкрябс не успел удрать – хозяева вернулись с дачи и при виде собрания оперативно схватили тапки. Нет, ну надо же! – возмущалась хозяйка на общем собрании жильцов, - Откуда только взялись… С хлебозавода, - ответил ей один из жильцов, - Там совсем с санитарией плохо, закрывать его собираются. Собрание жильцов быстро пришло к единому решению: вызвать морильщиков для всего дома. Все были «за», независимо от национальности и цвета кожи (в доме жила семья выходцев из Африки). О решении жильцов тараканье население оповестил мелкий шустрый таракашка.  Часть насекомых тут же решила покинуть здание. Но только часть.  Не посмеют! Они не посмеют! – возмущалась Шкрябба, - Не покинем наш дом! Отомстим за вождя! Это они, они. Американские.
          Через 10 дней в пустом здании остановленного за антисанитарию хлебозаводика собрались тараканы. Они поминали родственников крошками от булок и брызгами глазури от ромовых баб. Грустный чёрный таракан сказал речь. Он не лез в лидеры, просто делился мыслями. О том, что завоеватели, как правило, получают ответ. О том, что нужно думать не о том, кто круче, а о том, как выжить, не мешая жить никому. О том, что надо бы вернуться к истокам, обратно в природу. Кое-кто загрузился. Но – обратно, в природу? Это что же, на холод, и чтобы без пива, и даже без хлеба? Дураков нет. Это всё они, они… Американские.


Рецензии
Интересная история "из жизни насекомых"!
Понравилось!

Юрий Мушкало   25.11.2017 20:55     Заявить о нарушении
Кое-что на тему реинкарнации! Бывает...

Елена Гусельникова   25.11.2017 20:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.