Серебряной ночью - Павло Тычина, перевод

С е р е б р я н о й   н о ч ь ю


То мама спит. Так дышит в спальне,
будто сверчёк в ночной степи...
Вдали трамваи
                прошумели...
Сиянье звёзд в окне открытом,
вдохнувши свежесть, лето спит.

Тихонько встал я. В доме темень.
Но не до сна – нет, не уснуть мне.
В сердце тесно,
                звёзды светят...
Осина где-то там вздыхает,
осина сонно шелестит.

Во мне два голоса проснулись.
– Ещё б пожить ему! Ведь...
далеко не воплотились, –
молвит первый: –
все творческие планы, но...
всё ж пал он
                будто в пропасть...
Другой же голос: ты молчи!
    
     Упасть придётся всё равно –
     лицом, как выйдет, вверх иль вниз.
     Каких же выгод тут, каких?
     Без пропуска без разных виз
     взметнёшь на мачте полотно –
     и в вечность... хлюпким всем
     волна'м – наперерез –
     ОДНО ты будешь плыть – одно –
     под убаюкивающий бриз...

Вдруг третий голос: – Так ведь каждый...
– это супруга из постели
                своей спросила:
– Ты встревожен?
Мне ж приснилось, словно здесь он
дома в кресле вон сидит:
                Прошу любить...
Я вновь к вам в гости,
                принимайте!

...В гиганстком росте
                начинал он,
как музыкант, поэт, философ...
Людей любил по христиански:
«Проснулся я – и я уж Ты!»
И вот навеки –
                живой молчанье темноты...





             Павло Тычина / Павло Тичина,
             поэма (укр.): "Срібної ночі" (1964), вступительный отрывок
             перевод с украинского




Соответствующий трывок из оригинала поэмы по украински:


С р і б н о ї   н о ч і

                Пам'яті Олександра Івановича Білецького.

То мама спить. Так дише в спальні,
немов вночі в степу цвіркунчик...
Трамваї дальні
                прошуміли,
В розчинене вікно зоріють зорі.
Дихнула свіжим літня ніч.

Потиху встав я. В хаті темно.
Не можу спати, — ні, не можу!
У серці щемно.
                Зорі світять.
Осика раз у раз зітхає,
осика сонно шелестить.

В мені два голоси проснулись.
Ще б жить йому! — говорить  перший: — 
не всі ж і збулись
                творчі думи.
А от... упав. Як в ту безодню...
А голос другий: — ты мовчи!

          Упасти треба все одно —
          обличчам до гори, чи вниз.
          Яких виго'д ще тут, яких?
          Без дозволу, без жодних віз
          напнеш на човні полотно
          і в вічність по хлюпки'х
          морях — навпереріз —
          одно пливтимеш ти, одно
          під заколисуючий бріз...

Враз чую голос: — Так  же й кожний... —
То з ліжка із свого дружина:
— І ти трівожний? —
                запитала. —
Мені ж приснилось... наче в хаті
отут у кріслі він сидить...
— Приймайте, — каже: — знов  я в гості. —
...Й дружина тяжко зажурилась. — 
В гігантськім зрості
                почувався.
Людинолюбний... Й ось — навіки! —
...Жива мовчала темнота.

 —  Людинолюбний... — повторив я.
Бо скільки в ньому серця, сонця
і повнокрів'я!
                Та невже він,
як вчений, як поет, філософ, —
більш не освітить тему дня?

[...]

(1962)



Другой вариант перевода:


С е р е б р я н о й   н о ч ь ю    

(перевод - 2)



То мама спит. Так дышит в спальне,
что тот в степи ночной сверчёнок...
Вдали трамваи
                прошумели.
В открытое окно сияют звёзды.
Дыхнула свежим лета ночь.

Тихонько встал я. В доме темень.
Спать не могу, — нет, не уснуть мне!
В сердце тесно.
                Звёзды светят...
Осина где-то там зевает,
осина сонно шелестит.

Во мне два голоса проснулись.
Ещё б пожить — вещает первый: —
ему! Ведь, и не воплотились
все творческие думы, но...
всё ж пал он...
                будто в пропасть...
Другой же голос: —  ты молчи!

          Упасть придётся всё равно —
          лицом, как выйдет, — вверх иль вниз.
          Каких же выгод тут, каких?
          Без пропуска, без разных виз
          взметнёшь на мачте полотно
          и в вечность, хлюпким всем
          волна'м — наперерез —
          ОДНО ты будешь плыть, одно
          под убаюкивающий бриз...

Враз третий голос: — Так ведь каждый... —
Это супруга из постели:
 — И ты тревожный?  — 
                вдруг спросила.  —
Мне ж приснилось... будто в хате,
тут вон, в кресле он сидит...
— Встречайте, — молвит: — вновь я в гости. —
...И тяжко, так, затосковала. —
В гигантском росте
                ощущался:
как музыкант, поэт, философ...
Людей любил по христиански:
“Проснулся я — и я уж Ты!”
...И вот навеки
                живой молчанье темноты...

[...]

(1962)


Рецензии
Доброе утро, Герберт!

Текст хороший. Четырёхстопный ямб. Кое-где с ударениями не всё в порядке,
начиная со второй строки...

Удачи Вам! Спасибо за стихи.

С уважением,

Людмила Кочегарова   06.08.2018 08:22     Заявить о нарушении
Добрый день, Людмила!

спасибо и Вам, моё искреннее... за Ваши визиты,
за небеглое внимание, за вежливые критические замечания,
и за комплимент со "шкатулкой"!

Я давно мечтал/мечтаю о том, чтобы рядом оказался б и далее присутствовал бы кто-то, быть может даже кто-то не один, кто бы вот так, ненавязчиво напомнил/приоткрыл/приоткрывал... бы мне, что текст вышепереведённой мной поэмы, к примеру, писан той же стопой, что и "Евгений Онегин" (?!!).

Касательно "шершавости" ударений я попросил бы Вас, если можно, дать мне знать, считаете ли Вы, что необходимо было бы над текстом ещё поработать и немного "пошлифовать"? Во второй строке я попробую заменить слово "словно" на "будто", т.к. тогда вроде как менее "спотыкаешься", пробегая по мелодике строки... (?) В качестве собственного оправдания за "недисциплинированность" ударений - приходит мне на ум исключительно вежливое указание на тот факт, что Павел Тычина, являясь филигранным мастером поэтики, который, по мнению многих критиков - "бездоганно" (укр. т.е. по-русски: "безупречно") владел всеми параметрами "классического" стихосложения, был одновременно неутомимым экспериментатором и "новатором". В этой поэме 4-хстопный его ямб значительно "оригинализован" с самого начала характерной интонацией "наративности" повествования, которая, на мой взгляд, позволяет, или даже подразумевает присутствие "шероховатостей" ритмо-мелодики (?!)...

В Вашем собственном стихосложении, в Вашей поэтике, однако, насколько я теперь способен судить, Вы придерживаетесь "бездоганного" течения размеров и ритмов!.. В подобном случае, как я себе представляю, надо очень-очень хорошо сочинять, чтобы читатель чего-доброго не соскучился... всё время воспринимая текст, где ритмо-мелодика всегда точно "в лунку" попадает... Не так ли?

Благодарю Вас за выраженное в другом месте искреннее СПАСИБО! Хотя, если быть откровенным, не совсем догадываюсь, за ЧТО конкретно Вы меня столь сердечно благодарите (!?!).

С уважением, признательностью, пожеланием бесперебойных инспираций и низкими поклонами! Герберт

Герберт Нойфельд   17.08.2018 16:04   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Герберт!

Перечитала Ваш перевод. Моё мнение не изменилось... Замена "словно" на "будто" не придало строке глубины и не улучшила звучания, т.к. в строке лишний звук. Я не могу судить о качестве перевода в связи с тем, что не читала оригинала на украинском языке. У меня был малюсенький опыт переводов текстов с болгарского языка. Я перестала этим заниматься, потому что считаю, что перевод – своего рода "операция". И она может быть болезненной для переводимого текста. Я читала много переводов Брюсова, Пастернака, Баратынского, Набокова. У каждого свой подход. Пастернак ратует за свободный перевод, за полёт поэтической мысли, самовыражение. Я больше придерживаюсь мнения В. Набокова – перевод должен быть точным, сохраняющим ритм стихотворения.

Всего Вам доброго, Герберт! Удачи!!!

С теплом и уважением,
Людмила.

Людмила Кочегарова   20.08.2018 09:32   Заявить о нарушении
Добрый день, Людмила!

Теплейшее моё Вам — спасибо!
За предложение ещё немного поработать над переводом — конкретно этого произведения.

Я постарался... насколько было пока-что в моих силах... и вот что вышло...
Дополнил публикацию:
а) соответствующими строками оригинала поэмы на украинском языке
б) вторым вариантом перевода, предпринявши попытку учесть Ваши замечания...
где я поставил целью (скажем так: не “по-Пастернаковки”, а “по-Набоковски”! — в Вашем изложении постановки проблемы...) оставаться как можно более близко к источнику в ритме перевода текста.

В этой связи разрешите мне покаяться в одном только непростительном прегрешении...
Одного лишь “одолжения” не удалось мне пока сделать Вам... на данный момент: не велите казнить!

Наиболее "брахиального" отклонения от оригинала не в состоянии я пока-что избежать:
В финальной части переведённого отрывка поэмы, я — откровенно сознательно и... воистину “по-хулигански” — подтасовал строки первоисточника, для того чтобы, извините, наиболее “эффектно” вставить сюда в обоих вариантах перевода строчку из переводимого же автора — Павла Тычины — но из совершенно иного его произведения (“Солнечные Кларнеты”): “Проснулся я — и я уж Ты!”...

И решительно ничего... простите сердечно, пока-что не могу тут с собой поделать!..
Просто вот... терплю в себе эдакого... хулигана!
И каюсь неустанно...

Всех Вам благ, с уважением и любовью к Вам и Вашим стихам (особенно тем, как ни странно... где Вы скромно просите не комментировать...)! Герберт

P. S.
Oчень благодарен Вам за “развязание”, надеюсь плодотворной и неутомительной так же и для Вас самой, дискуссии на тему: “О смысле и бессмыслице перевода с языка на язык — поэзии”! Попробую чуть-позже обменяться с Вами несколькими соображениями на этот счёт... в формате “Дневника”, с Вашего разрешения, если изволите, конечно!..

Удачи и Вам, и успехов!!

Герберт Нойфельд   20.08.2018 17:52   Заявить о нарушении
Добрый вечер, Герберт!

Текст непростой. Я подумаю, что можно сделать. Спасибо, что опубликовали оригинал. Теперь намного проще. Я украинский язык понимаю, т.к. знаю белорусский. Много однокоренных слов.

/Не знаю, говорили Вам читатели или нет – Ваша фотография на странице лежит горизонтально тонкой полосочкой 10 Х 90 мм /

С уважением...

Людмила Кочегарова   20.08.2018 21:30   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Людмила!

Спасибо теплейше, за Ваше внимание и заметки! Прошу Вас, пожалуйста, не обременяйте себя, коль скоро иссякнут мотивы Ваших собственных интересов, более, чем достаточно "коучингом" по этому произведению. Мне Вы уже оказали мне здесь весьма и весьма плодотворную поддержку (работа над повт. переводом помогла мне обнаружить и немного размягчить массу "успешно" досих пор "в тени" от рефлексии и соотв. сознания моего "пережидавших" "затверделых клише" и "стереотипов" взгромоздившихся на моих органах восприятия и действия, в кот. я незаметно "вросши", перестал я их замечать, и соответсв. с ними конструктивно "бороться = убеждать их работать в мою по возм. и творчества пользу, а не наоборот"! Благодарю Вас сердечно в этой связи!

Особо признателен Вам за сигнал по поводу "лежачей фотографии". Мне тут не столь за себя, сколь за добрую честь Джузеппе Гарибальди, никак не заслуживаюшему такой несолидной позиции "на лопатках" - грех было не заступиться! Предпринял всё, что оказалось в силах...

(Простите! в этой связи... имею честь свидетельствовать... не кривя душой... что... - у меня в браузере Гарибальди всегда пребывал в "солидном" = "вертикальном" положении, а Бы, Людмила!.. простите ещё раз, и ради всех Богов, лишь только не испугайтесь, пожалуйста, сего "откровения" - за неполных два года пребывания моего на СТИХИРЕ - ВТОРАЯ и ЕДИНСТВЕННАЯ на данный момент читательница(/читатель), которая(ый) по собственной воле позволила(л) себе активно вступить тут на СТИХИРЕ со мной в диалог, подразумевающий более, чем одну/макс. = две реплики, - посему иной "информации-по-фото" доселе не получал от иных читателей (коих в целом - не так уж и мало, но молчаливы... простите...)- извиняюсь стократно, в том числе, за столь "плачевное" положение "стихирно-диалоговых" дел моих...

Станется оказия, дайте, пожалуйста, коротко знать, удалось ли мне избавить Джузеппе Гарибальди от "неудобной позиции"?

С уважшнием, всех Вам возможных благ! С большим интересом слежу за "стилевыми творческими дуновениями" в Ваших последних текстах, Вы теперь, как мне кажется, - смелее, чем ранее, и весьма удачно экспериментируете, "размягчая" (я тут могу и даже должен - глубоко ошибаться!) прежнюю Вашу "дисциплину" поэтического слога(??!!). Кланяюсь нижайше! Герберт

Герберт Нойфельд   25.08.2018 13:46   Заявить о нарушении
Герберт...)) Джузеппе Гарибальди остался доволен, ибо Вы придали ему величественное вертикальное положение, позволяющее беспрепятственно созерцать окрестности и оставаться почитаемым монументом...))
Что касается моих творений, я их не сочиняю, а записываю... а потом читаю. И если в текстах появилось некое «размягчение» стиля, я рада. Если честно, то больше приветствую диссонансные рифмы, оживляющие стихотворение.

Всего Вам доброго! Вдохновения... Не исчезайте.

С теплом и улыбкой,
Людмила.

Людмила Кочегарова   26.08.2018 16:24   Заявить о нарушении