Легенда русской эстрады - Надежда Плевицкая

 На чужбине, в безмерной тоске по Родине, осталась у меня одна радость – мои тихие думы о прошлом. О том дорогом прошлом, когда сияла несметными богатствами матушка Русь и лелеяла нас в просторах своих.  Грозная гроза прогремела, поднялся дикий. тёмный ветер и разметал нас по всему белому свету. Но унёс с собой каждый странник светлый образ Руси,Любви к Отечеству дальнему и благородную память о прошлом. Есть такой непогасимый образ и у меня.
                Надежда Плевицкая «Мой путь с песней»,
Кло-де-Пота,5.11.1929.

               
               
                ГОЛОС РОССИИ               


   В самом центре Москвы, на Тверском бульваре, в мастерской народного художника СССР Сергея Тимофеевича Конёнкова, среди  созданных мастером шедевров внимание посетителей приковывает скульптурный  портрет женщины  в русском сарафане, исполнительницы русских  народных песен и романсов Надежды Васильевны Плевицкой – « легенды русской эстрады», как её называли ещё в начале ХХ века.

   Гастрольные поездки певицы по России,  а после 1920 года – в период вынужденной эмиграции – по Европе и Америке, в течение трёх десятилетий неизменно проходили с полным аншлагом.  Услышать неповторимое меццо-сопрано Надежды Плевицкой спешили толпы поклонников и ценителей её таланта.

    «Всем  хотелось, чтобы она пела вечно, - пишет в своих  «Воспоминаниях» С.Т.Конёнков. – Работал я самозабвенно. Мне хотелось, чтобы всегда звучал её голос, чтобы образ красивой русской женщины-певицы не исчез из памяти народа. Ведь она первая вывела русскую народную песню на  большую эстраду. На портрете, сделанном мной, Плевицкая одета в любимый наряд – сарафан и кокошник. Я  постарался в образе её  подчеркнуть то, что она – русская крестьянка».

   Такой и запомнилась певица своим современникам и такой сошла к нам со страниц своих книг-воспоминаний – «Дёжкин карагод» и «Мой путь с песней», впервые изданных в России через семь десятилетий после их публикации за рубежом.

   «Обе эти книги, - пишет их составитель и автор предисловия, двоюродная внучка Надежды Плевицкой, писательница Ирина Евгеньевна Ракша, - проникновенный рассказ Надежды Васильевны о себе… Рассказ о деревенском детстве и юности под Курском, где она родилась в многодетной семье, в избе под соломенной крышей. Об отце и матери – Акулине и Василии Винниковых, о пути сперва в монастырь, где всерьез начала петь, а затем неожиданно в цирк шапито и киевский балет, где, испросив благословения матери, вышла замуж за танцовщика из труппы Нежинского, поляка Эдмунда Плевицкого. С ним она жила недолго, однако осталась всю жизнь в доброй дружбе. А далее – стремительная карьера. Триумф любимицы публики: контракты, приглашения, гастроли. И работа, работа».
 

                КЛЮЧ ОТ ПЕСНИ
 
  Рождённая и выросшая в крестьянской семье, певица, как никто другой, понимала душу народной песни и испытывала гордость за свой народ, создавший такие бессмертные музыкальные шедевры.

  «Вспоминаю, - пишет Плевицкая, - как приехал в Царицын хор Славянского. Я тогда ходила, как потерянная, заворожённая и, слушая его, стала гордиться, что я русская. А сам Славянский казался мне славным богатырём из древних бывальщин, какие мне сказывали в детстве.
  Русская песня не знает рабства…  И нет такого музыканта, который бы мог написать  музыку русской души…   Несметные сокровища там таятся – только ключ знать, чтобы отворить сокровищницу. 
“Ключ от песни недалёшенько зарыт – в сердце русское пусть каждый постучит”».

  И зазвучали на весь мир в её исполнении русские народные песни, которыми впоследствии обогатили свой репертуар мастера советсткой эстрады – Русланова, Шульженко, Козин и другие.

 «Помогай тебе Бог, родная Надюша, пой свои песни, что от земли принесла. У меня таких нет – я  слобожанин, не деревенский», - такими словами, полными дружеского участия в судьбе молодой  певицы, выразил свое отношение к её таланту Фёдор Шаляпин, не раз  выступавший вместе с Надеждой Плевицкой в концертах и любовно нарекший её «жаворонком».

  В творческом содружестве с выдающимися деятелями отечественной культуры - Куприным, Есениным, Клюевым, Коровиным, Конёнковым, Собиновым, Рахманиновым, Бенуа, она черпала вдохновение, приобретала недостающие знания, отшлифовывала свой природный дар. Дар, который был замечен и по достоинству оценен корифеями русской сцены – Станиславским, Качаловым, Москвиным.

  Известный в своих кругах критик А.Кугель писал:
 «Она стояла на огромной эстраде близко от меня… в белом платье, облегавшим стройную  фигуру, с начёсанными вокруг всей головы густыми чёрными волосами, блестящими глазами, большим ртом, широкими скулами и круто вздёрнутыми ноздрями. Она пела… не знаю, может, и не пела, а сказывала. Глаза меняли выражение, движения рта и ноздрей были, что раскрытая книга. Говор Плевицкой – самый звонкий, самый очаровательный русский говор… У нее странный, оригинальный жест, какого ни у кого не увидишь: она заламывает пальцы, сцепивши кисти рук, и пальцы эти живут, говорят, страдают, шутят, смеются».


                «МОСКОВСКИЕ ВОЛШЕБНИКИ»

  Москву и своих друзей-наставников – Станиславского и актеров МХАТа, по её собственному выражению, «московских  волшебников»,  Плевицкая вспоминает с любовью и грустью:
 «Москвичи меня полюбили, а я полюбила москвичей. А сама Москва-Белокаменная, наша хлебосольная, ласковая барыня, кого не заворожит!   Кланяюсь тебе земно, издалека, матушка наша. Улыбнись мне прежней улыбкой и прости, что, может, мало тебя ценила».

  Вспоминая московский вечер у Станиставского, певица восторженно отзывается о своих друзьях – актёрах МХАТа:
 «Кому  посчастливилось бывать среди московских волшебников, тот знает, какое светлое наслаждение слушать их талантливые шутки, быстрые остроты, причудливые выдумки. Конечно, я тогда пела. Им песня моя понятнее, чем певцам. Певцу важнее, куда направить звук, а художнику слова – важнее лепка и переживание».

   На той встрече Станиславский дал Плевицкой профессиональный совет – не насиловать себя, когда нет настроения петь:
 «Лучше, в таком случае, смотреть на лицо, которое вам больше всех понравилось. Ему и пойте, будто в зале, кроме вас да его никого нет».

  «Совет Станиславского не пропал даром, - пишет певица, - и теперь им пользуюсь, когда пение не ладится… При  этом  я всегда вспоминаю Константина Сергеевича.  Образ  московского мага в ослепительной седине, может быть, больше всего вдохновляет меня».

               
                «КУРСКИЙ СОЛОВЕЙ» О РУССКОМ ГОСУДАРЕ


   В год вступления на Российский Престол Николая Александровича Романова звонкоголосой деревенской девчушке Дёжке, как ласково называла её мать, исполнилось десять лет. В ту пору никто и представить себе не мог,  что в недалёком будущем судьба уготовит им встречу, и что в семье русского монарха «Курский соловей», как называл Государь Надежду Плевицкую, найдёт дружескую поддержку и понимание её высокого предназначения.

   Певица была представлена Государю уже находясь в зените славы.
   По словам А.Бенуа, «она приводила в восторг всех -  от монарха до его последнего подданного, типично русской красотой и яркостью  таланта».
 
   Соприкосновение с семьёй  Российского Императора – это особая, ярчайшая и трогательная страница в жизни Надежды Плевицкой, нашедшая своё отражение в мемуарах певицы.
   По воспоминаниям Плевицкой, «Государь был слушатель внимательный и чуткий. Он рукоплескал первый и горячо. И последний хлопок всегда был его... Он ступил ко мне и крепко и просто пожал мне руку:
   - Спасибо Вам, Надежда Васильевна…  я  слушал Вас сегодня с большим удовольствием.  Мне говорили, что Вы никогда не учились петь. И не учитесь. Оставайтесь такою, какой  Вы есть. Я много слышал «учёных соловьев», но они пели для уха, а Вы поёте для сердца. Самая простая песня  в Вашей передаче становится значительной и проникает вот сюда.
Государь слегка улыбнулся и прижал руку к сердцу.
  - Надеюсь, не в последний раз я слушал Вас. Спасибо.
  И снова крепко пожал мне руку. В ответ на милостивые слова Государя я едва могла вымолвить:
  - Я счастлива, Ваше Величество, я счастлива.
  Он направился к выходу, чуть прихрамывая, отчего походка его казалась застенчивой».
 
  Выступая в Ливадии, Плевицкая  беспокоилась, что Государыня, которая ещё ни разу не слышала её, «не оценит простых русских песен». Волнение певицы становилось всё заметнее, и тогда… 
  «Государь подошёл ко мне. Он крепко сжал мою руку и спросил:
  - Вы волнуетесь, Надежда Васильевна?
  - Волнуюсь, Ваше Величество, - чистосердечно призналась я.
  - Не волнуйтесь, здесь все свои. Вот постлали большой ковёр, чтобы  акустика была лучше. Я уверен, что всё будет хорошо. Успокойтесь.
  Его трогательная забота сжала моё сердце.
  ...Государь сказал, что он помнит мои песни и напевает их, а Великая Княжна (Ольга Николаевна – А.С.) подбирает на рояле  напевы. Я ответила, что все мои напевы просты, музыкально примитивны. Государь убедительно  сказал:
   - Да не в музыке дело. Они  -  родные».

  Эти бесценные воспоминания не нуждаются в комментариях. Замечу только, что опубликованы они были в Париже в 1930 году – двенадцать лет спустя после расстрела царской семьи в Екатеринбурге. И что даже вне России в ту пору мало кто отваживался ТАК писать  о поверженном Русском Монархе и членах его семьи.


                ГОДЫ БЕЗМЕРНОГО СЧАСТЬЯ

  В 1911 году Надежда Плевицкая осуществила свою давнюю, заветную  мечту:
  «Мороскин лес, по краю моего родного села, куда я в детстве бегала под берёзку заплетать венки с Машуткой (её родной сестрой, будущей бабушкой И.Е.Ракши – А.С.), наконец, стал моей собственностью».

  Окружающая  природа вотчинного края давала Надежде Васильевне силы, вдохновение, восстанавливала здоровье:
  «Там от цветущих садов веет райским дыханием, там вечерними зорями убаюкивает переливами родной соловей, а поутру разбудит ласковая мать».
 
  У себя на Родине, в селе Винникове, Надежда Васильевна была по-настоящему счастлива и щедро  своим счастьем делилась со всем миром. Её дом-терем днём и ночью был открыт для всех, кому требовалась помощь и забота. Певица жертвовала крупные суммы на обустройство, строительство и ремонт храмов, поддерживала материально и духовно одиноких и бедных земляков, многочисленных родных и совершенно незнакомых ей людей.
 
  Не счесть числа благотворительным концертам, сбор средств от которых шёл, как пишет И.Е.Ракша, «в пользу погибших, в пользу сирот, педагогов и даже в пользу  Общества деятелей периодической печати».

  Но не успевала певица вернуться  в Москву после гастролей, как её московскую квартиру начинали осаждать посетители. Друзьям, которые советовали Плевицкой меньше уделять внимание телефонным и письменным просьбам в ущерб своему здоровью, певица отвечала:
  «Быть счастливой, не поделясь счастьем с другими, - грешно».

   К этим  счастливым годам в жизни певицы относятся съемки фильмов «Власть тьмы» и «Крик жизни», которые проходили в её усадьбе, в Винникове. Сыграв в этих фильмах главные роли, Плевицкая становится актрисой раннего кино.

  А вот как отзывается сама певица о годах своего безмерного счастья:
  «Мне нынче кажется, что я не жила, а всё радовалась».


                ИЗ КОПИЛКИ ПАМЯТИ

  Подлинное представление о том, какой была легендарная русская певица в её самые счастливые годы, дают, кроме уже упомянутых лент старого кино, фотографические снимки, сделанные в начале XX  века.
  И в этой связи, я полагаю, что весьма ко времени и к месту нынче извлечь из копилки памяти и предложить вниманию читателей две реликвии, бережно хранящиеся в моём семейном архиве и связанные с именем Надежды Плевицкой.

  Популярность  известной певицы среди всех сословий не без успеха была использована российскими  предпринимателями для достижения ими не только коммерческих, но и просветительских целей.    
 Так, чрезвычайно популярное среди любителей музыки Санкт-Петербургское  издательство  "ЭВТЕРПА", выпускало серию "Универсальная библиотека нот". "Новое, любимое и популярное", под редакцией известного в ту пору  композитора А.Н.Чернявского.

  Несложная редакция позволяла исполнять произведения различных музыкальных жанров непрофессиональным музыкантам в кругу семьи.
  Семейные концерты были традиционны для многих любителей домашнего музицирования в предреволюционные годы. В моей семье эта традиция сохраняется и поныне.

  В  нашем архиве  -  одно из таких серийных изданий, в котором публикуется новая ироническая песня на музыку композитора А.Н.Чернявского  «Коль захочет сатана», которую, как указано на первой странице, «исполняет с громадным успехом Н.В.Плевицкая».

  Тут же представлено её фото, выполненное профессиональным  художником-фотографом  и обнаруживающее удивительное сходство со скульптурным портретом Надежды Плевицкой Сергея Конёнкова.

   Хранится в нашем семейном архиве и "открытое письмо" - открытка, на лицевой стороне которой публикуется рекламное фото Надежды Плевицкой в обрамлении  текста исполняемой ею песни "Золотым кольцом сковали".
   На оборотной стороне открытки указаны адреса магазинов «Крымской кондитерской», торгующих в Москве и на Нижегородской ярмарке «Конфетами Плевицкой».

   И ноты, и «открытое письмо» вышли в свет незадолго до начала Первой Мировой войны.

               

                «ОКАЯННЫЕ ДНИ»

  «Молодой, крылатой была тогда моя душа и, казалось – вот вырвется и улетит в солнечную даль... На эстраде я пьянела от песен, от рукоплесканий, и могла ли я думать тогда, что за спиной у каждого из нас стоит призрак ужасный, что надвигается дикая гроза, которая согнёт наши спины и выжжет слезами глаза, как огнём».

  В молохе революций, империалистической и гражданской войн перемалывались судьбы миллионов людей, совсем недавно мирно живших и трудившихся на родной земле.
  Судьбу своего народа в полной мере  разделила  и Надежда Плевицкая.

  Вот как повествует о жизни певицы в те «окаянные дни» И.Е.Ракша:
 «Она бывала на фронтах, в окопах и палатках. Старалась песней отвести дикое дыхание смерти. Работала сиделкой и санитаркой: «Часто мои песни требовались как лекарство!». Пела она и белым, и  красным, словно хотела свести, примирить вдруг ставших враждебными друг другу братьев…».

   И далее: «Однажды отрядом  корниловцев под командованием молодого генерала Скоблина в тяжёлом бою под Фатежем Курской губернии была отбита и спасена от расстрела группа людей. Среди них была и «певица-буржуйка»… Начиная с этого момента, Надежда Плевицкая прошла с Белой Гвардией крестный  героический путь боёв и отступлений до Крыма. Затем – лютая снежная зима в Галлиполи, на берегу Дарданелл…
   Там, в Галлиполи, состоялось тайное, неафишированное бракосочетание Надежды Васильевны с генерал-майором Николаем Васильевичем Скоблиным, человеком бесстрашным и благородным, горячо ею любимым до конца жизни».

   Так, с рокового 1920 года,  для Надежды Плевицкой и её мужа Николая Скоблина начался период жизни в  вынужденной эмиграции.
   «Мы  не эмигранты, мы – изгнанники», - повторяли до конца своей жизни лишённые Родины любящие супруги.


                НА ЧУЖБИНЕ
 
   На чужбине изгнанники купили небольшой дом в предместье Парижа, в местечке Озуар-ля-Феррер. И вскоре зазеленели вокруг их одинокого пристанища белоствольные берёзки, посаженные Надеждой Васильевной в память о родном  Мороскином лесе.

  Находящийся в изгнании в те  же годы русский драматург и писатель Илья Сургучёв так характеризует положение эмигрантов «первой волны»:
  «Странные, смешные, смертельно уставшие люди, не принятые в общий круг жизни».

   «Странной была эта знаменитость в Париже, - пишет И.Е.Ракша. – Не пропускала церковных праздников. Часто пела на клиросе в русском храме, поддерживала деньгами хор. К праздникам пекла гостям «курские оладушки», не желая говорить по-французски, даже хлеб покупала в русской булочной.
   Не скрывая  ненавидела надвигающийся фашизм и самого Гитлера, в отличие от  многих из её окружения. И ежедневно, ежечасно мечталось, как и мужу, вернуться к родным местам, к родным могилам. Но  этого ей было не суждено».

   Публика по-прежнему восторженно встречала своего кумира, забрасывая цветами и аплодируя стоя, когда голос Плевицкой звучал на лучших сценах и концертных  площадках Парижа, Берлина, Риги, Белграда, Софии,  Бухареста.
   Гастроли по Америке подарили Плевицкой встречу с соотечественниками-друзьями  – Рахманиновым, Шаляпиным, Конёнковым.
   Гастролируя по Европе и Америке, певица продолжала давать благотворительные концерты, сборы от которых шли на нужды обездоленных людей, в том числе и «в пользу  советских беспризорных».


                ТЕАТР АБСУРДА
 
  «Падать с высоты страшно, а толпа от своих любимцев требует много, но прощает мало. Ничего не прощает», - эти слова певицы оказались пророческими, когда в 1937 году она была арестована французскими властями по обвинению «за соучастие в похищении генерала Миллера» - руководителя РОВС (Российского Общевойскового Союза), членом которого все годы эмиграции был муж Плевицкой -  кавалер боевых орденов Святого Георгия и Святого Николая, генерал Скоблин, пропавший бесследно за несколько часов до исчезновения Миллера.
 
   В отсутствии на судебном процессе самого обвиняемого – генерала Скоблина, ему было предъявлено обвинение в похищении генерала Миллера «в угоду красным».

   «Зависть и клевета, всегда охочие погубить талант, оскалили зубы, - пишет И.Е.Ракша. – Припомнили ей и «низкое» происхождение, и концерты в Америке «в пользу советских беспризорных». Припомнили и мечту вернуться в Россию.  Состоялся неправедный, бездоказательный суд, ошеломивший неожиданным приговором – двадцать лет каторжных работ.   
   Вся левая пресса возмущалась несправедливостью приговора. Французская газета   «Попюлер» писала: “…злобный, абсурдный приговор. Им нужно было нанести удар «красным», раздавить первую попавшуюся женщину, распять иностранку”».

   Два десятилетия назад, тяжело переживая разлуку с Родиной, расстрел Государя и его семьи, Плевицкая писала: «Где же вы – те, кто любил его? Иль вы все сложили свои молодые головы на полях сражений за Отечество?».
 
   Теперь и она стала жертвой некогда преклонявшейся перед ней и предавшей её толпы.

   В оккупированной гитлеровскими нацистами Франции, в тюрьме городка Ренн, в 1940 году скончалась каторжанка № 9202 – Надежда Васильевна Плевицкая, урождённая Винникова.

               
               
                ВОЗВРАЩЕНИЕ НАДЕЖДЫ
 
   По словам мудреца, «ложь никогда не может вырасти в Истину, возрастая в силе».
 
   Время, на справедливый суд которого уповала русская певица, вынесло свой приговор, и «забыли тех, кто проклинал, но помнят тех, кого кляли».

   Не  исчез из памяти народа и образ легенды русской эстрады – Надежды Васильевны Плевицкой.
   Исследованием творческого пути певицы занимаются искусствоведы, театральные критики и профессиональные историки.
   Сценическому феномену легендарной исполнительницы народных песен и романсов посвящаются научные исследования, книги, статьи.

   А душу благодарного слушателя по-прежнему, как и столетие назад, волнует голос  «Курского соловья», в наши дни всё чаще звучащий в эфире, благодаря почитателям таланта певицы и меломанам, сохранившим старинные записи и граммофонные пластинки.

   Сохранили память о Надежде Плевицкой и в российских семьях, старшее поколение которых, как мы видели на примере моей семьи,  словно духовную грамоту, завещает своим потомкам  уважение и любовь к отечественной истории и культуре.

   На курской земле, на Родине Плевицкой, с большим успехом проходит песенный фестиваль, носящий её имя.  Участников и гостей этого праздника песни встречает  изящная скульптура работы Вячеслава Михайловича Клыкова,  запечатлевшего образ гостеприимной хозяйки Мороскиного леса – Надежды Васильевны Плевицкой.
 
   Курский соловей возвратился с чужбины в свой отчий край, чтобы остаться в нём навсегда.

   Навсегда останется  на небосводе  и планета ПЛЕВИЦКАЯ* - одна из сонма малых планет Солнечной Системы,  с 18 декабря 1996 года носящая имя  нашей  великой соотечественницы - Надежды Васильевны Плевицкой.

          
         * Из официального свидетельства о присвоении имени малой планете:

 "Институт теоретической астрономии Российской Академии Наук (ИТА РАН), возглавляющий в России работы по изучению и каталогизации малых планет Солнечной Системы  от имени Международного Астрономического Союза (МАС) настоящим свидетельствует, что малая планета, зарегистрированная в международном каталоге малых планет под № 4229 и имевшая ранее предварительное обозначение 1971 ВК, получила имя PLEVITSKAYA  в честь Надежды Васильевны Плевицкой.
                Обоснование названия на русском языке.
Малая планета ПЛЕВИЦКАЯ открыта 22 января 1971 года сотрудником ИТА РАН Л.И.Черных в Крымской астрофизической обсерватории.
Названа в честь Надежды Васильевны Плевицкой (1884 – 1940), замечательной русской певицы, блиставшей на подмостках России, Европы и Америки. Большие ценители русского искусства называли её «русским жаворонком» и «курским соловьём».  С ней пел Леонид Собинов, ей аккомпанировал Сергей Рахманинов

Санкт-Петербург 18 декабря 1996 г. Директор ИТА РАН А.Г.Сокольский".


Рецензии
Очень хорошая биографическая статья о великой русской певице !

Замечание -
по русским канонам написания женских биографий необходимо упоминание девичьей фамилии певицы.

Геша Питерский   20.05.2019 15:39     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, уважаемый Питерский Поэт, за внимательное прочтение моих произведений и глубинное понимание их сути.
По поводу девичьей фамилии Плевицкой - в тексте упоминаются её родители Винниковы - Акулина и Василий.
Всего Вам самого доброго.
Анастасия Сергеевна.


Анастасия Сергеевна Соколова   21.05.2019 11:29   Заявить о нарушении
Я к тому, что при первом упоминании искомого лица принято в биографических очерках сразу давать фразу 'в девичестве ...'. Но возможно я в своём богатырском литературном сне переспал самого Илью Муромца лет эдак на семьдесят ! :^)

Геша Питерский   21.05.2019 17:14   Заявить о нарушении
В следующих работах я, вне сомнений, учту Ваши замечания.
С благодарностью.
А.С.С.

Анастасия Сергеевна Соколова   22.05.2019 11:00   Заявить о нарушении
Спасибо - уважили ! :^)

Геша Питерский   22.05.2019 11:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.