На 28-годовщину смерти отца

Темная  ночь... Слишком черная, чтобы быть старой или забыться.
На покрывале земли в белом саване  грязь.
Я НЕНАВИЖУ МАРТ!  А он каждый год  костлявой рукой стучится
И бьет меня в голову, горем моим давясь.

Серое небо- ненужный предавший огрызок стылый....
Можно вгрызаться, ломая зубы, можно с кровью плевать.
Все думают- я забыла. Или, может быть,  отпустила
Из  памяти холодную смятую в пятнах смертных кровать.

Я молчала в ту ночь, как молчала всегда. И мужественно,
Отражая дочерним лбом папину желтизну лица,
Как считают овец для сна, я считала черные рюшечки
По периметру гроба, держащего в  себе отца...

Рядом трубки от  капельниц- пустые бесплодные клешни,
Кислородных подушек опухоли, миски с дымящимся льдом...
В детском мире моем  в ту ночь образовались проплешины....
Вот только подушка в комнате.... все еще пахла отцом.

Ни тогда, ни сейчас мне ни с кем  говорить не хочется-
Не выпивается чаша наполовину даже или до дна...
Что вы знаете?  Что все вы знаете про Одиночество
И про светлый тонель судьбы, в который идешь одна?


20.03.2018


Это не стих, это форма проживания.


Рецензии