Поле поющих ковылей. Триптих

1.
Прости, родная, не моя вина,
Что жизни путь пересекла война,
Прошлись по мне бомбёжка и обстрел,
Хотел бы выжить, только не сумел.

Я вжался в землю, грудью к ней припав,
Но гарь и вонь сильней, чем запах трав,
Но дым разрывов – тучей грозовой,
Свинцовый ливень, и – окончен бой.

В атаку рота без меня пойдёт,
Потом – на Запад, на Берлин, вперёд.
А я – безвестным, под сырой землей,
Ковыль да ветер ныне надо мной.

Судьба такая испокон веков,
Что край родной ты защитить готов.
Из века в век над нами ковыли
Врагам не отданной родной земли.

И сколько б лет не пронеслось над ней,
Ласкает ветер кудри ковылей.
Их каждый корень из сердец пророс,
Их седина от вдовьих горьких слёз,

Их нежность вся – от материнских рук –
Беду и горе утишают вдруг.
И поле каждое поющих ковылей –
То поле памяти для Родины моей.
2.
Май. Зацветает ковыль на бескрайних слегка холмистых равнинах. Белые нежные метёлки склоняются под ладонями ветра, словно барашки волн. Не зря называют степь морем. Сколько тайн скрыто в его глубинах, сколько судеб оборвано жестоко налетавшими штормами войн, сколько имён шепчут травы, отдавая ветру, чтобы тот принёс весточку близким о недоле защитника родной земли.
Сколько крови впитала в себя степь, породив от русичей и их потомков алые маки, от ворогов – жёсткие сорняки да колючки…
Называют степь глухою те, кто не умеет слышать язык трав и ветра, кто видит лишь её необозримость, как колонны огромного войска, не выделяя из строя каждого ратника. Нужно уметь «переключать» взгляд с малого – на великое, с близкого – на дальнее, с настоящего – в прошлое…
Полдень. Жаркое марево дрожащим облаком разлеглось над степью. Присмотрись, увидишь то тучи стрел, то свинцовый ливень пуль; павших защитников родной земли в холщовых рубахах или зеленых гимнастёрках; поникшие фигуры жён и матерей, что разыскивают после битвы любимых, надеясь, что они, пусть изранены, но живы. Проливают женщины слёзы надежды и отчаяния… И небо с ними плачет легким дождём сквозь солнце, утоляя жажду мечущихся в лихорадке от ран воинов…
Сколько таких полей от Бреста до Волги, от Волги до Амура, сколько обелисков павшим на этом огромном пространстве, и скольким в таком отказано неумолимым временем, стирающим и воздвигающим горы. Но всё помнят степные травы и жаворонки, передавая новым поколениям песни о тех, кто отдал жизни за Родину.
Будем же и мы, подобно травам и птицам из поколения в поколения, из века в век передавать память о защитниках Отечества. А если кто и осмелится забыть, пусть напомнят ему об этом песни ковылей.
3.
В степи под ветром травы шелестят,
Поёт ковыль дремотно и лениво,
Но не исчезла острота утрат,
И мы в слезах застыли сиротливо.

Тут столько похоронено солдат,
Чьи кудри проросли седой ковылью,
Чьи очи васильками в нас глядят,
Кто верили, надеялись, любили.

Их никогда не впустит отчий кров,
Их не дождутся матери и жёны,
Но за Отчизну пролитая кровь
В степи алеет маком раскалённым.

Поёт ковыль, и к нам приходят в сны
Те, кто остался на полях войны.

картинка из сети


Рецензии
Ирина.
Нет ничего страшнее войны.
Спасибо Вам огромное.

Дмитрий Ахременко   25.12.2018 16:52     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.