Хроники постапокалипсиса

Никому - ни чужому ни дикому, ни мольбами ни криками, ни холстами ни бликами,
еле заживших ран белесыми швами истыканы, смерть постыло-настырна - ставим в поле кресты кому?

Мы собираем мир как мозаику, спасибо большое за игру, наш небесный хозяин, мы
всегда убираем чужие ресурсы затемно, и внезапно впадаем в панику, когда совсем уже замело.

Здесь две погоды - урожай и снег, мы обитаем по полгода и без этих и без тех,
и порою вспоминая про былое за чаркой, договариваемся, что чего-то пока стоим - не шаркай!

Ведь были ратные бои, и как мы были храбры, и как не предавали свои, и молили о пощаде враги.
И как летали в облаках, как расправили крыла.
Ну, в общем, все у нас было.

Никогда - ни в прошедшем ни в будущем, ни в парящем ни в кружащем (ну, ни в дроне ни в уточке), никогда не подам малоимущему. Вот еще! А ему зачем? Расстреляем, там уточним.

Любим эту жизнь как дети сырое тесто, для праздника нету места - вот это и будет вместо, кто-то домой вернется в кровные плед и кресло, и будет все это без толку (и будет все это бездна).

И если засияет горизонт, то мы усталыми глазами примем это за наебку,
и если ты придумал колесо, мы соберем тебя в квадратную коробку.

Ничего - ничего не положено, никому никогда ни за что ничего не можно,
ну а как, скажи, как тягаться с этими рожами? Все пустое в алтарь, пока все живое заброшено.

Поворот запрещен. Нет логики, просто так.
Что тебе надо еще? Взбирайся на самокат,
и катись колбаской за чемоданом, а там и вокзал в полмиле.
Считай, что мы просто тебя забыли.

Никому - никому не нужны, великие, хочется жать на "выкл.", но
держат нас эти женщины твердые, луноликие, где-то под дыхом, за лишним ребром таящие свои крики и
все живет от входа до выхода, от распилов до выборов, от добра и до выгоды, от дурмана-травы и от крепкого на любителя, до того, пока не решишь...

- Эй, а ну-ка съебите, бля!


Рецензии