Васильки

* * *

Когда февраль ещё не спорил с мартом,
кто холодней и чья больней беда,
не рисовала контурные карты
земная тяжесть на ногах,
когда
вина не копошилась за грудиной,
был впереди всегда весёлый май,
и пахла молоком макушка сына,
и сколько хочешь, столько обнимай,
казалось, всё закончится не скоро:
отцова шерстяная воркотня,
немые материнские укоры,
неслышно обтекавшие меня...

За окнами голодный март ярится,
таская на хвосте жестянку дней.
А рамки старых фото, как бойницы,
а выстрелы из прошлого кучней.

Но взгляд с альбомной карточки так светел,
что плачется в квартирной тишине
о том лишь, что когда-то наши дети
вот так же будут плакать обо мне.

* * *

Приходит, улыбаясь в тридцать два.
Стоит в прихожей, как в багетной раме.
Целуя, прикасается едва
к её щеке холодными губами.

Поддавшись уговорам, иногда
за стол садится (ох, я ненадолго).
И мечется тогда на стол еда.
Как будто кормишь загнанного волка,
готового сорваться и бежать
в далёкие от дома палестины.

И долго вслед в окошко смотрит мать.
И мелко-мелко крестит спину сына.

* * *

Ходят весёлые жницы,
дождики кормят с руки.
Кто-то лелеет пшеницу,
кто-то растит васильки.

Будет кому-то наградой
пышного хлеба ломоть.
Только не надо, не надо
синее небо полоть.

Было бы чем любоваться,
пусть со сторонки, извне.

Младшему нынче за двадцать.
Может, заглянет ко мне.


Рецензии
Клавдия! это тот случай когда нет слов! прекрасно! каждая строчка,каждое слово!

Татьяна Матвеевна   09.11.2018 10:34     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна Дмитриевна.

Клавдия Смирягина Дмитриева   09.11.2018 14:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.