Я сижу, царапая на бумаге строчку...

Знаю, что такое иногда бывает -
Нет на то примет, правил и закона.
Я о том, что в шумной, чернокрылой стае,
Изредка рождается белая ворона.

Она плоть и кровь птичьего народа:
На своих похожа, только светлой масти.
И галдят вороны: "Видели урода?!
Но за что нам чёрным  "белое" несчастье ?"

И давно так водится, правда, к сожаленью,
Меж своих собратьев, с перьями, как сажа, -
Станет та ворона лёгкою мишенью,
Только крикни громче, что она не наша.

Ох, как тут запляшут "тёмные манишки",
Карканьем истошным наполняя зоб:
"От вороны белой лишь беда, братишки !
Даже видеть тошно этот светлый лоб !"

Мне судьба вороны видится заранее.
Ну а выход, кажется, до смешного прост:
Если перекрасится - избежит изгнания.
Что бедняге делать - то другой вопрос.

Я сижу, царапая на бумаге строчку,
И от тех усилий пальцы мне свело.
Здесь, друзья мои, я поставлю точку, -
Что-то в грудь кольнуло, будто под крыло.


Рецензии