Комаринская

Июнь. Жара. Крадётся ночь.
Писк комаров в ушах.
Его нет сил мне превозмочь -
Скорбит моя душа.

Сношу невольно зуд и боль,
Хоть телом я раним.
И время множит лишь на ноль
Во мне всю жалость к ним.

Я собран весь - я на чеку -
Холодный, как стена.
И если не сдержу чеку -
То лопну, как струна.

Гнусавый вой и боль в плече
(Опять ужалил гад),
С курка спускают время "Ч"
И ходу нет назад.

В глазах темно, как ни смотри -
Мне в помощь только слух.
В ладоши хлопнул раза три
И вышиб дух из двух.

Но темнота - неважный друг:
Живуч в ней только звук.
Фонарик сжали пальцы рук -
Он лучший мне из слуг.

Теперь вам некому помочь,
Ночной поры - князья:
"Варфоломеевскую ночь"
Устрою вам, друзья !"

Давно была та кутерьма -
В эпоху мрачных лет.
Той ночью властвовала тьма.
В моей - да будет свет !

Признаюсь, их не жалко мне,
Как мелочь в портмоне.
И жертву я, мазком Моне,
Размазал по стене.

Счёт не веду погибших душ -
Злораден я и пуст.
Мне, как в жару прохладный душ,
Бескровной плевры хруст.

Я вскоре шабаш их поверг
(Кондрашка их тряси),
Но слышу: тянет кто-то вверх
Тоскливо ноту "си".

На потолке, достав вдали,
Хлопушкой злую цель,
На этот раз, мазком Дали,
Её впечатал в щель.

Слова мои здесь не солгут,
Я завершу куплет:
"Был этой ночью очень крут -
Художник и поэт !"


Рецензии