Шаман и бичи

Часть первая "Кража"

Прелых листьев дурман
да сухая трава  –
вот и все, что осталось от лета.
В голом городе бродит
колдун иль шаман
с головой голубой, как планета.

Мерно лепится вязь
его тихих речей
о каких-то невиданных дивах...
То трясясь, то молясь
сзади двое бичей
у прохожих канючат на пиво.

Дашь монету  – пропьют,
а не дашь – отберут
у какого-нибудь пацаненка....
В его вязи уют,
он давно уж не тут,
хоть граница прозрачна и тонка.

Его ауры свет
в его темных глазах
негасим,
как в предвечности логос....
У бичей денег нет,
и в глазах только страх
да желанье согреться немного.

Они жадно глядят
на цветной амулет,
на расшитую бисером тогу...
Его мысли,
Паря в сферах дальних планет,
подобрались к блаженства чертогу.

Просияв, рядом с Чичей*
он сел как брамин....
Тут бичи потянули за тогу,
с плеч сорвали.
Пугливо икнули:
– Ой, блин! –
увидав семиглазого бога,
и  – к ломбарду прямою дорогой!

*Чича – сборный образ экзотического божка в представлениях людей равноудаленных от атеизма и религии.

Часть вторая "Месть Чичи"

Бичи летели ошалело
над раскаленной мостовой
к ломбарду.
Сзади неумело
бежал сам Чича,
то и дело
грозя десницею златой.

Вокруг все тихо и спокойно  –
трамваи тянутся,
дома
стоят вдоль улицы нестройно,
прохожих тьма,
но все пристойно,
как будто все сошли с ума.

Старик ломбардщик принял тогу,
сказал, что должен оценить.
Моргнул,
увидев очи бога,
(Эх, перебрал вчерась я много...)
Моргнул еще, прикрикнул:
– Цить!

Бичам велел ждать долг в прихожей.
Спустился в бар,
"Мицне" налил,
но так при этом скорчил рожу,
как будто взял залог негожий
иль отродясь вина не пил.

Сам Чича был обескуражен
и, поместив бичей в карман,
встал у дверей заместо стражи.
(Хоть в мире должности нет гаже,
чем сторожить чужой чулан).

Часы пробили полночь.
Пьяный
ломбардщик с тогой входит в дом.
Гроза бессмертных, Чича, рьяно
со всех углов и из чулана
в него небесный мечет гром.

Дымят тяжелые портьеры.
В огне трещит ломбардный стол.
Повсюду острый запах серы,
и гарь, и чад превыше меры...
Ломбардщик спит,
упав на пол.

Бичи в кармане, задыхаясь,
прогрызли дырку
и  – бежать,
на змей и гадов натыкаясь,
о чьи-то кости спотыкаясь
и поминутно зарекаясь
отныне тоги воровать.

Часть третья "Обращение "

Опять дурман, трава сухая...
Опять шаман, сплетая вязь,
бормочет что-то и вздыхает,
в расшитой тоге хоронясь

от ветра мокрого и снега.
Левее  – рваные бичи.
Ломбардщик им за пивом сбегал
и чуть сердешных подлечил.

Поддав, они глядят на тогу:
– Ну, не видали отродясь!
Шаман, чудак,
позволь потрогать,
нельзя ведь жить отгородясь

от мира этакой расшивой.
Хоть ты умнее, коль плешивый,
но не сердись, дадим совет:
блажен кто пьет, кто трезвый  – нет.

Кончай летать к чужим планетам  –
там не отыщешь жизни суть.
Пусть мы разуты и раздеты,
но мы нашли к блаженству путь.

Шаман, прервав беседу с богом,
оборотил свой взор к бичам...
Они,
 как пасынки природы,
с восторгом пялились на тогу...

Он взял бутыль, поднес к губам,
глотнул...
Немного подождал...
Глотнул еще и так сказал:
– Постигну весь ваш мир до дна
и коль найду, что от вина
к блаженству тянется стезя,
я тогу вам отдам, друзья.

И выпил все.
С тех пор шаман
без тоги,
бос
и вечно пьян.


Из сборника «Василиада»  – http://dkrasavin.ru/index.html#08


Рецензии
ОЧЕНЬ! ОЧЕНЬ! ОЧЕНЬ!!! История верная!!! Все мы люди... Шаманы или нет... Всё то нам надо познать... Ну, а для чего же мы тогда здесь? Познавать, создавать, ломать и заново создавать... Аплодирую стоя!!!
С теплом, Галина

Галина Яковлева-Глейх   29.07.2018 06:07     Заявить о нарушении
Спасибо, но согласитесь, когда доминируют "вечно пьяные" создатели, то и результат соответствующий.

Дмитрий Красавин   02.08.2018 09:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.